Аркаим >

ПОНЯТЬ ЗДАНОВИЧА

Человек, открывший миру Аркаим, сегодня одинок

Геннадий Зданович

В этом году мы отмечали 20-летие открытия Аркаима. Его "отцу" - Геннадию Здановичу в следующем году исполнится 70. Даты всем хороши, кроме одного: говорить о драме человека как бы неуместно. Этот материал сложился из нескольких наших долгих разговоров с Геннадием Борисовичем. Думаю, немногие люди знают о нем достаточно, чтобы его понять. А понять Здановича, соглашаясь с ним или нет, нам необходимо.

 

"Так и дурачит вас старый Зданович?"

Летом 2005 года Аркаим посетил Владимир Путин. В следующие три месяца центр "Аркаим" выдержал 20 проверок. Каждая - по сути обвинение. И они продолжаются. Последняя случилась на этой неделе. Природоохранная прокуратура считает, что шесть домиков ученых и один ангар в так называемом "верхнем лагере" на Аркаиме портят его заповедную экологию. Ранее Росприроднадзор дважды корил Здановича за вагончики. Один раз центр "Аркаим" оспорил штраф в 30 тысяч рублей и выиграл суд. Второй раз заплатил. Просто руки не дошли: центр "Аркаим" помимо судебных разбирательств занимается еще и другой деятельностью, а это время, люди и нервные клетки. Зданович говорит: "Мне надо многое еще успеть сделать".

С 2005 года Ильменский заповедник, структура Уральского отделения Российской академии наук, "вспомнил", что у него есть Аркаим, которым интересуется теперь и президент России. Сам профессор, чтобы попасть на раскоп, должен проехать 600 километров в одну сторону за недельным пропуском. Потом обратно. Только на бензин уходит больше 2000 рублей.

На Аркаиме ученый с мировым именем предъявляет пропуск ухмыляющимся мужикам в модной одно время униформе. Что бы они делали, не будь ставки егеря? Пили бы горькую? Им нравится командовать профессором. Они могут и пошутить с туристами: мол, что, так и дурачит вас старый Зданович?

Конечно, "егеря" не сами это придумали. Где-то услышали от "образованных". Здановича некоторые его коллеги осуждают за экстрасенсов, за любителей эзотерики и прочих туристов, которые что-то ищут для себя на Аркаиме. Зданович их не гонит, потому что помнит, что и эти люди тоже помогли сохранить Аркаим от затопления.

20 лет назад другие чиновники за рюмкой чая всерьез обсуждали такой вариант: а может, дать на две бутылки трактористу, и пусть он за ночь распашет весь этот хренов Аркаим.

Тот же демон, спустя 20 лет, вернулся в новом обличье. Осенью 2007-го усталый профессор говорит: "Я сейчас одинок. Я не слышу, чтобы кто-то предлагал помощь. От меня уходят коллеги - как же, "авторитетные ученые" говорят, что у Здановича ведь там ведьмы".

 

Продолжение географических открытий

Тогда, 20 лет назад, вокруг Аркаима было целое общественное движение. Сейчас все нормальные люди кредиты берут на машины и плазменные телевизоры, а Зданович все так же уперся в свой Аркаим.

Аркаим для Здановича - это требовательный учитель. Каждый год здесь приносит открытия. Они теперь не громкие. Вслед за археологами сюда пришли географы, ботаники, геофизики. Профессор гордится и удивляется: теперь этот кусочек земли - одно из самых изученных мест на территории страны.

- Мы еще очень мало знаем, - говорит профессор. - Вот критикуем этих экстрасенсов, а что сами понимаем о геофизике Земли, об электромагнитных излучениях, о природной радиации и как все это влияет на живое? Десять километров вглубь - и там неведомое. Человек на Земле присутствует два или три миллиона лет. Рассказываем о палеовулкане на Аркаиме, а ведь это 250 миллионов лет назад. Мы-то, оказывается, здесь совсем недавно! А чувство новизны утратили. Люди долгое время просто не представляли пространство, которое существует вокруг. Только ко времени открытий Колумба более или менее внятно появились очертания материков. Внутренние очертания континента мы не знали до рубежа XIX-XX веков. Экспедиции Семенова-Тян-Шанского - вторая половина XIX века. Ведь это было открытие Центральной Азии. Мой отец родился в 1916 году, примерно в это время мы узнали Тибет. Только с появлением аэрофотосъемки (середина 50-х годов прошлого века) наконец-то поняли географию Земли. Чем занимаются археологи? Они сейчас делают географию народонаселения и палеогеографию древности. Но возраст археологии всего 150 лет. По-настоящему и того меньше - около 100. В Челябинской области это 30 лет. Систематическое исследование нашего края началось совсем недавно, с возникновением ЧелГУ. Значение Аркаима для понимания этой земли колоссально. Мы с вами являемся участниками великих географических открытий!

 

Странные сближения

В судьбе самого Геннадия Здановича есть любопытный сюжет. О нем профессор мало кому говорил, но это может многое объяснить в его понимании собственной, если угодно, миссии. За год до появления Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского в Центральной Азии, прадед Здановича тесал бревна для крепости Верный, будущей базы путешественника, а еще позже - Алма-Аты.

- Прадед появился там в 1853 году. У Семенова-Тян-Шанского есть подворная опись поселка, где жили мои предки. Их, государевых крестьян, из нескольких поселений центральных губерний отправили сначала на восток, на Амур. Но в дороге развернули на юг. Начиналась война с Джунгарией, а у Российского государства была подспудная цель - устройство границы с Китаем. Крестьяне впоследствии стали Семиреченским казачеством. Я застал их быт, потому что все детство провел у деда.

Геннадий Борисович может очень долго рассказывать о своих предках. Дед по матери Павел Яковлевич Пасюгин был своего рода частью крестьянской элиты. Он прожил 84 года. Все умел, был трудолюбив, знал историю, свободно говорил на казахском, узбекском и украинском. Его трижды раскулачивали. В войну он кормил целый клан - несколько семей, которые держались вместе еще с дороги на Амур. На войну не попал, потому что был инвалидом с детства.

- Мою прабабушку из ревности зарезал китайский офицер, - рассказывает Геннадий Борисович. - У нее к тому времени было четверо детей, и она была беременна пятым. Прадед возил обозы с продуктами в Китай, а этот человек был вроде начальника. И вот он, видимо, влюбился в мою прабабушку. Когда обоз в очередной раз ушел в Китай вместе с прадедом, китаец вернулся и стал просить, а потом требовать, чтобы моя прабабушка бежала с ним. Та отказалась. Тогда он вынул кинжал и распорол ей живот. Дети спрятались в печке, и этот обезумевший человек пытался достать и их. Одного убил. Мой дедушка получил 16 ранений. Я видел потом эти шрамы, когда мы ходили в баню. А китайца заколол вилами брат моего прадеда.

 

Бабушка-дворянка

Интересно, что другая половина родословной Геннадия Здановича - дворянская. Его предки по линии отца Бориса Васильевича жили столице, прокладывали рельсы от Москвы до Екатеринбурга. В то время железная дорога - что-то вроде космической отрасли сегодня.

Увы, эта ветвь родословного древа выглядит не столь отчетливо, поскольку еще совсем недавно приходилось скрывать свое происхождение. И "дворянская" бабушка Геннадия Борисовича говорила, что они "безродные". Однако почему-то знала три языка: французский, английский и немецкий. А вот еще интересный факт: двоюродная сестра Здановича родилась в машине будущего маршала Рокоссовского, тоже, оказывается, дальнего родственника нашего археолога.

Бабушка-дворянка и ее сноха, мама Геннадия Борисовича, которой как дочери кулака не дали учиться, отлично ладили, угадывая друг в друге хоть и разную, но настоящую культуру.

После революции 1905 года родственникам Здановича почему-то пришлось бежать из Москвы в Махачкалу, где в 1938 году родился и провел первые годы Геннадий Борисович. Жили в доме у деда со стороны отца - очень романтическое место: на скале, а во дворе стоял маяк и далее до горизонта - море. Зданович видел живописный Каспий, а несколько лет спустя - ледники Заилийского Алатау. Геннадий Борисович говорит, что в детстве, живя у деда-крестьянина, чувствовал в себе некую рафинированность. А сейчас, став знаменитым ученым, - напротив, крестьянскую породу.

 

Какие мы все-таки дети!

Археология возникла в судьбе Здановича будто случайно. После школы он работал слесарем на заводе - и ему даже нравилось, учился в сельхозинституте, после - в кинотехникуме. Потом поехал поступать в Свердловский политех. По дороге в поезд зашла компания археологов. Разложили какие-то косточки на столе, рассказывали разные истории. На вокзале в Свердловске первое, что увидел, - плакат Уральского университета. В числе специальностей - археология. Первый вступительный экзамен по истории Зданович сдал на "отлично". Спасибо деду, который знал российскую историю много лучше, чем будущий археолог. В общежитии студенты-третьекурсники увидели в нем своего и помогли сдать экзамены.

Зданович мог ведь и не стать открывателем Аркаима, даже получив красный диплом выпускника. Ничего не берется ниоткуда. У всех нас есть какая-то миссия. В чем-то мы бываем непонятным образом крепко убеждены, даже если факты, люди вокруг нас, все говорит об обратном. Для Здановича археология - уже давно не средство сделать карьеру. Его убежденность в способности Аркаима дать нам некое важное знание стала жизненной доминантой.

- Человек нового времени антропоцентричен. Хочет все подчинить. Землю, реки, коллег, родных в семье. Мы окутаны борьбой. А когда-то было мифологическое мышление, которое предшествовало и религиозному, и научному. Человек искал общие связи с окружающим. В архитектуре Аркаима заметно, как он, вписываясь в эти "мандалы", пытается соотнести себя с миром. Нам сегодня кажется, что мы на вершине цивилизации, а на самом деле, посмотрите в окно, выйдите в подъезд, на улицу - как мы живем? Какие мы все-таки дети, глупые и невоспитанные.

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск
«Челябинский рабочий», 2.11.2007 г.
http://www.chrab.chel.su

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (15)