Достопримечательности, путешествия по Уралу >

ПАМЯТНИКИ АЛАПАЕВСКОГО РАЙОНА

«МК-Урал» представляет проект «Прогулки по Уралу» радио «Эхо Москвы –Екатеринбург», осуществляемый совместно с Уральской горно-металлургической компанией (УГМК) и посвященный ее 10-летию. В рамках этого проекта радиослушателям сообщают неизвестные факты об известных местах и явлениях Свердловской области.  
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию сюжет «Эхо Москвы – Екатеринбург» о достопримечательностях деревни Нижняя Синячиха и о месте, связанном с казнью родственников последнего императора Николая Второго.

 

Экскурсия в Нижнюю Синячиху

Нижняя Синячиха – это единственный на Урале храм в стиле барокко, единственный на Урале музей-памятник деревянного зодчества под открытым небом.

Впервые поселение, которое называлось Синячиха, было отмечено примерно в 1680-е годы. Эта деревня появилась на тракте, который соединял Верхотурье и Ирбит. И поначалу ничего примечательного в этой деревне не было. В 1724 году здесь строят Синячихинский казенный передельный завод, входивший в систему алапаевских заводов – там выплавленный на других фабриках чугун переделывали в железо. Приезжавший в Алапаевск Татищев отзывался об этих заводах не слишком лестно: «Лари текут, молоты за недостатком воды, а домны без руды и угля стоят без действия. Строения прогнили, а управитель завода Бурцев – дурак и пьяница».

В середине XVIII века императрица Елизавета Петровна передает ставшие убыточными заводы участнику дворцового переворота 1741 года Александру Гурьеву. Но он тоже оказался не слишком талантливым заводчиком и вскоре продал все фабрики еще одному яркому персонажу той эпохи – Савве Собакину. По словам краеведа Кирилла Якимова, в то время это был один из самых богатых людей в России.

– Это человек, который сколотил гигантское состояние, начиная совсем с малого, подобно Рокфеллеру в США. Рокфеллер начинал со службы на железной дороге, а Савва Яковлевич начал с уличной лоточной торговли. При этом у Собакина было одно важное достоинство – мелодичный голос, которым он красиво зазывал к своему лотку покупателей. Однажды во время прогулки по летнему саду этот голос услышала Елизавета Петровна. Через некоторое время она сделала Савву Собакина поставщиком императорского двора, – рассказывает Кирилл Якимов.

При Савве Собакине (кстати, позже Екатерина Вторая разрешила ему сменить фамилию на более благозвучную – Яковлев) заводы процветали, вышли на третье место в России по производству железа, а после смерти Саввы перешли к его сыну Сергею. Но к началу XIX века завод в Нижней Синячихе оказался уже ненужным и в 1828 году был закрыт. Осталось лишь село, заводская плотина, которая в реконструированном виде дошла до наших дней, и Спасо-Преображенский собор, строительство которого начинал Савва Яковлев, а заканчивал уже его сын.

Свято-Преображенская церковь строилась 29 лет – с 1794 по 1823 год. Для прихожан собор действовал чуть больше ста лет. В 1937 году церковь была закрыта и передана местному совхозу. В 60-х годах храм был заброшен и начал разрушаться.

– По стилю постройки этот собор отличается от всех храмов, расположенных на территории Свердловской области. Собор построен в стиле «сибирского» или «тобольского» барокко. По типу планировки он относится к так называемым соборам-«корабликам». Если сбоку на него посмотреть, то он действительно напоминает очень элегантный корабль. При этом интересно, что колокольня у собора – классическая, а девятигранное основное здание церкви выполнено в барочной стилистике. Остается загадкой имя архитектора храма. По одной из легенд, это был иностранец. У нас вообще все великие вещи, появлявшиеся на Урале, было принято относить к иностранцам. Но скорей всего храм строил какой-то тобольский мастер.

Советская власть использовала собор как склад, мельницу и зернохранилище, а на втором этаже был сельский клуб и библиотека. Одну из стен храма хотели разобрать, чтобы удобнее было подъезжать тракторам и грузовикам. К счастью, до этого дело не дошло. С внутренним убранством храма тогдашние власти тоже не церемонились.

– На паперти была расположена электромельница, в храме нижний ярус росписей был забелен. В стены были вбиты крюки для подвешивания электромоторов, и роспись нижнего яруса пострадала на 70 процентов. А верхний ярус, благодаря толстому слою сажи и пыли, сохранился на девяносто процентов. Его отмывали с помощью детского мыла и мягкой ветоши, – рассказывает экскурсовод нижнесинячихинского музея Вера Махнева.

В 60-е годы собор признали аварийным и бросили. Спасти храм удалось благодаря одному-единственному человеку – Ивану Даниловичу Самойлову. Уроженец Алапаевского района, он прошел всю войну до Берлина, после вернулся домой, устроился работать землемером-землеустроителем и начал собирать старинные предметы быта, а потом задумался о реставрации собора. Местные власти, по словам Кирилла Якимова, идею не поддержали.

– Иван Самойлов был вынужден сам сколотить бригаду мастеров, которые в основном были пенсионерами. На реставрацию он выделил собственные деньги. Для этого ему пришлось продать корову, отцовский дом в деревне и потратить личные сбережения, – рассказывает Кирилл Якимов.

За эту деятельность Самойлова сильно невзлюбил председатель местного совхоза. Он, например, пригонял трактора, чтобы они ездили вокруг собора и специально месили грязь, мешая реставрации. Самойлова исключили из партии и наградили кличкой «Церковник». Но в конце 70-х годов областные власти, в том числе и приезжавший в Синячиху первый секретарь обкома партии Борис Ельцин, собор оценили, признали памятником и выделили финансирование. Сейчас там музей – в первом ярусе Храма хранятся иконы, церковная утварь, коллекция старинных книг, царских рублей, а также коллекция колокольчиков (в частности, представлены поддужные колокольчики времен Петра Первого, которые извещали о приближении государевой почты). Есть здесь и большие колокола, один из них Ивану Самойлову подарила певица Елена Камбурова.

Самая уникальная экспозиция в храме – это коллекция уральской домовой росписи. Расписанные двери, простенки, мебель были собраны с восьми районов области из двухсот с лишним крестьянских домов. На втором ярусе храма есть целая «белая горница» – расписанная в начале XX века полностью обставленная комната крестьянской избы, перевезенная из Тугулымского района.

– Такая белая горница была в домах-пятистенках. Сами хозяева в этих горницах не жили, они были предназначены для гостей, – говорит экскурсовод Вера Махнева. – Девушки в белых горницах готовились к свадьбе, готовили себе приданое, которое складывали в сундуки. Чем больше была горка сундуков, тем богаче считалась невеста.

Вера Махнева рассказывает, что роспись была очень дорогой. Расписать стены в доме стоило 40 рублей, в то время как за корову просили 15 рублей. Поэтому роспись была только у зажиточных крестьян. Рисовали в основном традиционные древо жизни, птиц и животных. Кроме того, красильщики – так называли художников, расписывающих избы, – внимательно следили за всеми новинками и тем, что было для русской глубинки экзотикой.

– Когда появился первый в России паровоз, а хозяева не имели о нем представления, красильщики нарисовали его в избе. А в другой белой горнице был рисунок верблюда с подписью «Это верблюд», – говорит Вера Махнева.

Нижнесинячихинский музей деревянного зодчества под открытым небом – это несколько строений, разбросанных на небольшой территории. Самые удаленные здания – дозорная деревянная башня и ветряная мельница. На берегу пруда стоит острожная башня и фрагменты забора – огромный частокол, которым раньше обносили целые селения. Совсем рядом – сохранившийся пожарный водоем. Здесь же на высоких столбах висит колокол, в который смотритель пожарной башни звонил, если замечал возгорание.  

Иван Данилович сам ездил по деревням, искал там заброшенные дома, часовни, их по бревнышку разбирали, перевозили в Синячиху и здесь уже собирали заново. Сейчас в Нижнесинячихинском музее деревянного зодчества – 22 экспоната. Это несколько часовенок, амбары, колодцы, сторожевая башня, ветряная мельница, башня острога и три жилых избы – XVII, XVIII и XIX веков – со всей внутренней обстановкой и утварью.

Самое яркое строение музея – это часовня Вознесения, построенная в начале XIX века в Верхотурском районе. Она с красными стенами, синей крышей, белым крыльцом и белыми оконными проемами. Здесь располагается одна из самых интересных выставок музея – выставка работ прикладного искусства Христины Денисовны Чупраковой, бабушки из Нижней Синячихи, которая изображала на своих картинах то, что видела по телевизору.

Иван Данилович в 1997 году получил звание первого почетного гражданина Свердловской области. Умер он в августе прошлого года. Его похоронили здесь же, на территории музея, возле ограды Спасо-Преображенского собора.

 

Поклонный крест

Еще одна история, которую нельзя не вспомнить, будучи рядом с Алапаевском, касается семьи последнего русского императора. Мы уже рассказывали, где были убиты и захоронены Николай Второй, его супруга и дети, но вместе с ними в Екатеринбург сослали и других Романовых – Великую княгиню Елизавету Федоровну, великих князей Сергея Михайловича – внука Николая Первого, троюродных братьев Николая Второго – князей Константиновичей – Иоанна, Константина и Игоря, и внука Александра Второго князя Владимира Палея. В мае 1918 года Романовых перевозят в Алапаевск, а в ночь на 18 июля – через сутки после убийства семьи Николая Второго – их вывезли к заброшенной угольной шахте на реке Межной.

– Здесь через какое-то время их ссадили с подвод и сказали, что впереди разрушен мостик и надо пройти некоторое расстояние пешком, – рассказывает краевед Кирилл Якимов. – Довели до шахты, а дальше били сзади прикладом по голове и сбрасывали вниз. Единственным, кто оказал сопротивление, был Сергей Михайлович, и он был застрелен. Всех остальных сбросили в шахту и покидали туда гранаты. От разрыва гранаты погиб Федор Ремес, управляющий делами Сергея Михайловича. Остальные некоторое время продолжали жить, возможно, несколько дней. Конечно, они получили очень серьезные травмы, ведь шахта в двадцать сажен вся была утыкана выступающими крепежными бревнами. Когда следователи доставали тела из шахты, великие князья были перевязаны, возможно, их перевязывал кто-то из женщин.

В сентябре пришедшие в Алапаевск белые нашли тела и с почестями перенесли их в местный собор. В дальнейшем останки были перезахоронены еще несколько раз – через год их перевезли в Читу, а потом – в Пекин. Оттуда часть останков перевезли в Иерусалим, а те тела, что остались в Китае, бесследно исчезли во времена Мао Цзэдуна.

В 1991 году на шахте был поставлен Поклонный крест, а в 1995 году заложен первый камень и началось строительство мужского монастыря, который был освящен в 2001 году – сейчас это место паломничества.

Вот такая богатая история у, казалось бы, ничем не примечательной уральской деревни и обычного промышленного города.

Элина ТИХОНОВА,
"МК-Урал" № 3 от 13.01.2010 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)