Достопримечательности, путешествия по Уралу >

ПЕРВАЯ СУХОПУТНАЯ ДОРОГА В СИБИРЬ

Уже давно на этом пути проложены новые автомобильные магистрали и железная дорога. Старая Бабиновская дорога, которая была построена 400 лет назад и почти 200 лет оставалась главной транзитной артерией через Уральские горы на восток России - в Сибирь, утратила свое былое значение, опустела, разрушена настолько, что в иных местах не сразу определишь, где она проходила. Но то, какую огромную роль в становлении, укреплении России сыграла Бабиновская дорога, не может, не должно быть забыто, потому что это - один из больших этапов истории нашей Родины. Вот почему у группы молодых исследователей родилась идея: пройти или проехать (где как получится) по старой дороге, посмотреть, что осталось от былого ее облика. Можно ли использовать ее по прямому назначению? Или как туристский объект? Живы ли поселения, рожденные дорогой? Искать ответы на эти вопросы летом 1997 года отправилась "чертова дюжина" путешественников: архитекторы из Москвы, музейные работники из Екатеринбурга, библиографы и краеведы из Березников, художники из Соликамска, фотокорреспонденты, журналисты, московские и пермские студенты. Возглавлял группу заместитель главы администрации Соликамска по экономике и прогнозированию Юрий Юдин.

На перевале у столба Европа-Азия экспедиция в полном составеГосударева дорога, Великий путь в Сибирь или просто - Бабиновская дорога - так называли на протяжении столетий первую сухопутную трассу, проложенную в конце XVI века через Уральский хребет Артемием Бабиновым. Прежде путь к первым сибирским городам - Тобольску, Тюмени - шел только по рекам, озерам и волокам. Новая дорога значительно сократила время пути.

Надежная, сухопутная, более короткая дорога в Сибирь в конце XVI века стала просто необходимостью. Недаром ее строительство и дальнейшее обустройство было прописано в специальных указах русских царей Федора Иоанновича, Бориса Годунова, Михаила Федоровича. Потому что мало было победить последнего сибирского хана Кучума, надо было еще победить пространство, заселить его, войти в контакт с местными жителями, научить их жить по единым российским законам.

С 1598 года, со времени постройки города Верхотурья, и по 1763 год, когда был открыт сибирско-московский тракт на Екатеринбург, Бабиновская дорога именовалась официальным путем в Сибирь.

Кого только ни несли сани, телеги, кареты по этой незамысловатой дорожной стлани! Послы, воеводы, стрельцы, церковные иерархи, плотники и каменщики, посланные на строительство крепостей и храмов, девицы, направляемые в Сибирь "служилым людям и пашенным крестьянам на женитьбу", - все проезжали тут.

В 1733 году по Бабиновской дороге проследовала научная экспедиция, возглавляемая Витусом Берингом. В ее состав входили академик астроном Людовик Кройтер, натуралист Иоганн Гмелин, историк Герард Миллер и пять студентов, в числе которых - Степан Крашенинников, будущий исследователь Камчатки. Наиболее подробное описание Бабиновской дороги оставил академик Иван Лепехин, одолевший уральские перевалы в 1771 году. Годом раньше в этих местах побывал естествоиспытатель, географ и путешественник, 29-летний член Санкт-Петербургской Академии наук Петр Паллас. Молодые и непоседливые были тогда академики.

А сколько народу тряслось здесь в возках не по своей воле! Мятежный протопоп Аввакум, впавшие в немилость царедворцы Меньшиков, Остерман, Миних, Бирон.

По Бабиновке везли и разные товары: меха, хлеб, металлы, рыбу. Собрав вместе возов по сорок (для безопасности), отправлялись купцы в далекий и негладкий путь.

"Сколько верст по Бабиновской дороге от Соликамска до Верхотурья уж, право, не могу сказать наверное", - писал в 1873 году основатель Уральского общества любителей естествознания Наркиз Чупин. Далее, сопоставив данные множества справочников, в том числе таких, как "Всеобщий и совершенный гонец и путеуказатель", "Российский почткалендарь", Н. Чупин пришел к выводу, что наиболее точной можно считать цифру 273 версты.

Итак, нашей группе предстоит пройти, проехать 273 версты, то есть почти 300 километров.

СОЛИКАМСК. Отсюда начинается маршрут. По названию этого города (сначала - Соль Камская, потом - Соликамск) понятно, что и имя его и история возникновения связаны с солью.

Свято-Троицкий собор города Соликамска

В XV веке посадские люди Калинниковы, как свидетельствуют историки, завели солеварни на речке Боровой. Поселение, основанное ими в 1430 году, назвали Солью Камской. Вскоре появился солеваренный завод промышленника А. Рязанцева. Его амбары и солеварни сохранились до сих пор. Они стали частью уникального городского музея, посвященного соли.

Когда возраст Соли Камской перевалил за 160 лет, но на месте нынешних белокаменных храмов еще стояли деревянные церкви, когда к востоку от Соли Камской, кроме только что построенных Лозьвинска, Тобольска и Тюмени, еще не было других русских городов, когда путь на восток был только по рекам - длинный и трудный, вот тогда уроженец деревни Верх-Усолки (что в верстах двадцати от Соли Камской) Артемий Бабинов, посадский человек - так в ту пору называли торговцев, ремесленников, - надумал строить посуху тракт в Сибирь - через горный хребет, по охотничьим тропам. Об этом он написал начальству "донос". И получил через воеводу высочайшее повеление: "просеки рубить, канавы копать, мосты мостить". Для работ было выделено "два целовальника" (то есть чиновника) "и с ними посошных людей 40 человек" (набранные в порядке повинности на временную службу). Два плюс сорок, да сам Бабинов. Такими невеликими силами всего за два года была построена дорога - совершен бросок через горы, болота, тайгу из одной части света в другую.

Дорога брала начало от торговой площади, что у Троицкого собора. Ныне там установлена мемориальная доска с надписью: "На Соборной площади в 1597 году взяла свое начало Государева (Бабиновская) дорога, соединившая Центр России с Сибирью".

Дорога прошла через Городище и Половодово. Эти старинные села живы и до сих пор. Здесь же рядом была и деревня Верх-Усолки, в которой жил Артемий Бабинов, но от нее осталась лишь колокольня.

И вот уже пройдены первые 60 верст к востоку от исходной точки. Здесь мы мысленно встретились с Иваном Лепехиным, "академиком и медицины доктором", он как бы пригласил нас остановиться и оглянуться.

ВЕРХ-ЯЙВА. "Село Яйва прозвано по реке Яйве, над которою оно стоит; около сей реки места казалися быть тучнее и сушее и везде видны были пахотные труды", - записал Лепехин. Пахотные труды видны и ныне. Мы стоим на широком холме, и округа перед нами раскрылась во всю мыслимую ширь. Поля, долины речек, а стена тайги отодвинута к самому горизонту. С холма видны деревни: Махнева, Шубина, Коченгина, Осинники, Семкова, Гари, Степановка, Исанка, Верх-Яйва, Ерзовка, Гашковка.

Старая Бабиновская дорога. На подходе к Павде

На каждой версте - по деревне. Будто не Урал, а Средняя Россия. Но вот заходим в деревню, подходим к одной избе, к другой, и обмирает душа. Не белыми строчеными занавесками и алыми геранями, а черной пустотой глядят на мир окна. За тесовыми воротами - бурьян да крапива. Потом мы обратили внимание, что на подробной карте рядом с названиями многих деревень написано: "Нежил.", то есть - нежилая.

А ведь сто лет назад, по сведениям уральского географа Ивана Яковлевича Кривощекова, в Верх-Яйве были здания волостного правления, земельного училища, церковь, почтовая станция, пять лавок. Жилых домов в волости было за полторы сотни.

Коренные жители охотно рассказывают, что здесь когда-то обитал большой род Бабиновых. Царь Федор Иоаннович - он был первым "заказчиком" дороги - освободил подрядчика Артемия Бабинова в благодарность за его труды от подати и оброка "и велел ему на той новочистной Сибирской дороге жить на Ейве на льготе, и слободу устроити ему для проезду воевод наших и служивых и всяких людей".

Слободу на Яйве (несколько дворов и церковь Введения Пресвятой Богородицы) Артемий устроил, но льготной жизни не получил: "...посацкие и уездные люди тех прежних грамот не слушают и его Ортюшку во всякие подати воротят".

Слезная челобитная Бабинова возымела действие: новый царь Михаил Федорович все заслуги путейца признал, все льготы подтвердил, наново пожаловал ему покосы и пашни по рекам Яйве и Чикману.

Эту грамоту видел у потомков Бабинова в деревне Чикман историк Герард-Фридрих Миллер, когда проезжал из Сибири в Москву в 1742 году, что засвидетельствовано в его объемистом труде "История Сибири".

И все же воспользоваться царскими милостями Бабиновым, видимо, так и не удалось. Сначала чиновники постоянно "забывали" об этих льготах, а в XIX веке и вообще земли, жалованные Бабинову, обратили в государственную собственность.

Старожилы Верх-Яйвы и Чикмана и сейчас еще помнят последних из здешних Бабиновых. Уважительно рассказывают о Марине Степановне Бабиновой - женщине сильной, гордой, красивой. И почти каждый добавляет, что она, слава Богу, успела уехать из родной деревни до раскулачивания.

Никого из Бабиновых в родном гнезде не осталось. Ну, а судьбу мест, по которым пролег первый "сухой путь" из Европы в Азию, Бабиновы определили надолго. Там, где раньше лишь изредка проходили манси-охотники, поселились русские люди, выросли деревни на расстоянии не более дневного перехода (18-20 верст) одна от другой. Раскорчевали площади под огороды и пашни, построили постоялые дворы.

Река Чикман с одноименным селом на берегу. Считается, что село основано самим Артемием Бабиновым

ЧИКМАН. Считается, что это село основано самим Артемием Бабиновым. Живо оно и по сей день. Теперь здесь две переправы через одноименную речку: исконная - брод через перекат и новая, рукотворная, - недавно построенный железобетонный мост, по которому вывозят древесину.

От брода, пересекая наискось лесовозную "бетонку", идет Бабиновская дорога. Небольшой ее отрезок здесь сохранился почти в первозданном виде: торная, шириной в две телеги, просека. Кое-где по бокам кюветов проглядывает почти совсем истлевшая стлань (настил).

В поселке старая дорога попала под застройки, под огороды. "Через наш огород сам Беринг проезжал", - шутят супруги Старцевы. Хозяин дома, коренной житель здешних мест, Иван Павлович Старцев под домашнее пиво с малосольным тайменем рассказал нам немало занятных историй. Например, когда разбирали деревянную часовенку на берегу реки, нашли под полом большую закопченную глиняную корчагу и следы шлака. Может быть, когда-то здесь тайно плавили серебро или золото?

МОЛЧАН. В позапрошлом веке, вероятно, в такой же погожий летний день, эта деревня встретила проезжавшего через нее академика Лепехина легким дымком, который, как он отметил, "везде курился для прогнания оводу, который в несказанном множестве не токмо людей, но и самой скот мучил".

Сегодня деревни нет. Но тайга еще не поглотила поляну, на которой чуть проступают фундаменты бывших домов.

До следующего пункта километров пять мы подъехали на машине. Нас мотало на бездонных ухабах, и мы панически вцеплялись в борт грузовика. Бедная Бабиновка! Неизвестно, что для нее хуже - остаться позабытой-позаброшенной или быть вот так нещадно изрытой, исковерканной тяжелой лесовозной техникой. Остаток пути с удовольствием прошагали пешком.

КОСЬВА. Дорога вынесла нас на высоту птичьего полета. Огромное небо и синие горы по всему горизонту. Вскоре мы вышли на шоссе Кизел - Верх-Косьва. Бабиновка идет справа от тракта, и они вместе приводят к поселку Верх-Косьва.

По западной его окраине проходит граница Пермской и Свердловской областей.

РАСТЕС. Никто из путешественников, проезжавших по Бабиновской дороге через Растес, не обошел его своим вниманием. Значит, было на что посмотреть: православная церковь, волостное правление, церковно-приходская школа. Позднее появилась метеостанция.

Под ногами хорошо видна старинная стлань

В XIX веке княгиня Абамелек-Лазорева вела здесь, в верховьях рек Косьвы и Кырьи, разработку золота и платины. Жители Растеса тоже подались на прииски, чем значительно улучшили свое благосостояние. О том, что жили они не бедно, сейчас можно судить, пожалуй, только по множеству дорогих мраморных надгробий на кладбище.

В брод одолели речку Кырью, которая, как отметил еще Иван Лепехин, течет "в сем месте с нарочитою быстротою". За переправой прямо на обочине набрали рыжиков и поздней земляники, полюбовались "анютиными глазками".

В планшете у руководителя нашей экспедиции Юрия Юдина несколько карт. Самая старая из них называется: "Карта Соликамского уезда Пермской губернии. Составлена гласным уездного земства Иваном Яковлевичем Кривощековым в 1895 году". Четкой линией с северо-запада на юго-восток прорисована на карте наша дорога. После села Растес линия на карте как бы усыхает и до деревни Кырья тянется совсем тонкой паутинкой. Видимо, и сто лет назад эта часть тракта была наименее проезжей.

Претензий к качеству Бабиновки с самого ее рождения было немало. Еще в 1599 году Борис Годунов выговаривал подданным: "Та новая дорога чищена и мосты мощены худо, пень сечено не из коренья, и заломы по дороге великие, и чищена дорога уско, и мосты, которые бы мощены на речках и на ручьях, и в бояраках, вешнюю водою посносило, а на грязях и на болотах мосты испроломались, и выбоина той дороге великие".

Вот так было с Бабиновкой во все времена. Ругали дорогу и царь, и возницы, и каждый проезжий. А все же сибирский путь прослужил не одно столетие.

Ранним утром мы наконец вышли на вахтовый поселок лесозаготовителей, а от него - на проезжую дорогу. Забрались на перевал и постояли у столба Европа - Азия. Там, у речки Шоры, сохранились руины заставы, которая когда-то приютила и Лепехина, и других путешественников. Отсюда опять продолжается Бабиновская дорога.

Поселку Павда недавно исполнилось 400 лет. Здание бывшей конторы горного округа

ПАВДА. Бабиновская дорога стала, можно сказать, судьбой этого поселка. Сначала здесь была только ямская станция - государево заведение на государевой дороге. Потом, почти два века спустя, возник завод. Он просуществовал чуть более столетия. Так что для четырехсотлетней истории Павды завод - лишь эпизод, а дорога - сама вечность. Многие десятилетия павдинцы встречали и провожали обозы. Из-за хребта везли хлеб. А на запад - рыбу и "мягкую рухлядь".

Многих гостей из дальних краев повидали здешние места. Известный командир уральского партизанского отряда времен гражданской войны Борис Дидковский вел геологические исследования. Безрадостным зябким путем на санях по льду реки Ляли параллельно Бабиновке проезжали здесь братья Александра Твардовского - Иван и Костя. Их семью раскулачили и с жалким скарбом, с ребятишками везли в тайгу на лесоповал. Мальчишки несколько раз пытались бежать домой, на Смоленщину. Их ловили, возвращали в тайгу. Потом в барачный поселок Парча, что рядом с Павдой, пришло к ним наставительное письмо от старшего брата - Александра: "... Прошу вас крепиться, терпеть, работать. Ликвидация кулачества не есть ликвидация людей, тем более детей".

Из затеи с колхозами в Павде ничего путного так и не вышло.Памятный столб на границе Европы и Азии А вот артель "Гужтранспорт", вероятно, благодаря исконной привычке местных жителей к ямщине, долгие годы жила и здравствовала.

Сегодня павдинские мужики заняты тоже, можно сказать, извозом. Перевозят лес с делянок на переработку в райцентр - Новую Лялю. Комбинат "Лялялес" - основной работодатель в этих краях.

ЮРТЫ. На восток от Павды это первое сельцо. Бабиновская дорога сейчас здесь стала бойким пыльным большаком. Когда-то Юрты были одним из центров по обращению вогулов (старое название народов манси) в христианство. Со всеми проявлениями "шатости" у вогулов (то есть нетвердости в вере) в Верхотурском уезде боролись нещадно.

Дальше дорога на восток идет по берегу Ляли. Иван Лепехин, живописуя лялинские переборы, сообщал: "В сей реке изобильно ловится редкая и только приморским рекам свойственная рыба, прозываемая таймень, нередки в ней были и нельмы, лини, а в тихих заводях налимы, щуки, окуни, язи, чебаки, пескари, ерши".

Мы не узнали, как теперь насчет рыбы, но рыбаки на лялинских берегах не перевелись и поныне. А вот деревни - увы! - перевелись.

За перевалом - перевал. Типичная уральская картина

САВИНОВА. "Живой" на этом пути осталась только эта деревня. Вскоре за ней Бабиновку пересекает главная автомагистраль Свердловской области - Серовский тракт. Он бежит к Верхотурью гладкой асфальтовой лентой. А старая дорога то жмется к нему, то отбегает в лес, то перепрыгивает через асфальт. Еще лет десять назад главной здесь была она.

ВЕРХОТУРЬЕ. Невозможно не позавидовать тем, кто попадает сюда впервые, да еще по старой Бабиновской дороге. Со смесью восторга и страха шагают они по пляшущему над Турой подвесному мосту. Греются на скупом солнышке у терема, который был домом для приема высоких гостей, а теперь - музей. Бродят по тихим улочкам, великодушно прощая Верхотурью и малую его величину, и неухоженность, и бедность. Может быть, все это оттого, что какие-то необъяснимые родственные чувства к городу на Туре хранятся в генетической памяти у каждого жителя Прикамья?

Это их предки шли по царскому указу за Урал возводить Конечный пункт - Верхотурье. Один из старейших городов Ураладеревянный острог, выпрашивая жалованье вперед за три месяца, потому что "без запасу идти невозможно - место новое, дальнее и пустое". Потом соликамские мастера возводили здесь, на берегу Туры, каменный кремль и храмы. В деревнях рядом с Соликамском был особенно почитаем главный верхотурский святой - праведный Симеон, пришедший когда-то на Урал по Бабиновской дороге.

По своему положению на правительственном тракте Верхотурье служило как бы воротами в Сибирь. Здесь была установлена таможня, через которую должен был проходить каждый проезжающий. Государственные чиновники принимали строжайшие меры, дабы пресечь всякую возможность обойти верхотурс кую таможню какими-либо иными дорогами.

Верхотурью уже исполнилось 400 лет. Конечно, в городе есть гостиница, школа, баня, водовод, жилой микрорайон из коттеджей. И все постройки - по индивидуальным проектам, с учетом "почерка" архитекторов прошлого. Но главными достопримечательностями остаются кремль с его многочисленными постройками. Жемчужина среди них - Свято-Троицкий собор, которому уже около трехсот лет. А Крестовоздвиженский собор на территории ныне действующего Николаевского мужского монастыря считается одним из самых грандиозных в России.

Старую Бабиновскую дорогу пересекает новый Серовский тракт

В пути и на привалах мы много размышляли и спорили о дальнейшей судьбе старинного тракта. Мысль о том, что со временем проезд через Урал в этих широтах будет востребован, все принимали как абсолютно бесспорную.

Участники нашего похода Юрий Юдин, заместитель главы администрации Соликамска, и Владимир Матвеев - архитектор, главный специалист Московского НИИ реконструкции исторических городов - вместе работают над концепцией развития Соликамска как исторического города.

Владимир Матвеев рассказывал, что в Центральной России уже осуществляется идея восстановить от Сергиева Посада, между Ростовом и Суздалем и возле других городов "золотого кольца" отрезки исторических путей со всеми приметами старого почтового тракта - ямскими дворами, верстовыми столбами.

Такой проект был бы и на Урале вполне уместен. А пока - хотя бы "малой кровью" поддержать Бабиновскую дорогу, не дать исчезнуть с лица земли этой когда-то судьбоносной артерии России.

Артемий Бабинов справился с постройкой дороги за два года. Сегодня дел не больше, и выполнить их легче, ведь параллельно и под углом к Бабиновке идет множество дорог лесовозных, покосных и прочих. Где-то можно состыковать Бабиновку с ними, чтобы спрямить, укоротить ее. Где не получается стыковка, чуток замостить, прорубить, подсыпать. Ведь не автостраду, не проспект надо сделать, а хоть бы проселок, пригодный для паломников, туристов, рыбаков, для школьников, чтобы лучше помнили историю своей земли.

Станем побогаче, попрактичнее - может быть, решимся на большее.

 Р. ПЕЧУРКИНА,
г. Екатеринбург.
«Наука и жизнь», №4, 1999 год

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (12)