Достопримечательности, путешествия по Уралу >

ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ РОМАНОВЫХ

Трагическая история Романовых на Урале началась рано утром 30 апреля 1918 года. Бывший император с супругой, детьми и слугами прибыл на железнодорожный вокзал. На вокзале поезд встретили воинственно настроенные горожане, угрожавшие погромами. Царскую семью решили высадить в другом месте – на станции, которая тогда называлась «Екатеринбург-3» и находилась между современными платформами «Первомайская» и «Шарташ». Там Романовых встретили представители УралОблСовета и отвезли в Ипатьевский особняк – в дом номер 49 по Вознесенскому проспекту, который сейчас называется улицей Карла Либкнехта.

 

Дом Ипатьева

Здание, в котором поселили семью последнего императора, называлось ДОН – дом особого назначения. Как рассказал краевед Кирилл Якимов, чекисты реквизировали его у владельца – инженера Ипатьева – именно для размещения Романовых.

– Романовы прожили в Ипатьевском доме 78 дней. Вопреки расхожему мнению, никаких подвалов в этом особняке не было, – утверждает краевед Кирилл Якимов. – Просто дом стоял на склоне горы, а потому был разноэтажным – в сторону Вознесенской горки выходил одним этажом, а в сторону пруда – двумя. И расстрельная комната располагалась как раз на первом этаже. Дом был обнесен очень высоким забором. В своем дневнике Николай Второй пишет, что из окон второго этажа видна только верхушка Вознесенской церкви.

В ночь с 16 на 17 июля царскую семью и их слуг (всего 11 человек) спустили в заранее выбранную комнату и расстреляли. Троих выживших добили штыками. Сразу после этого тела в большом грузовике отвезли на Ганину яму – чекисты предполагали спрятать их там, в заброшенной шахте.

 

Ганина яма

Бывший заброшенный рудник Ганина яма, расположенный в урочище Четырех Братьев неподалеку от деревни Коптяки, своим названием обязан некоему подрядчику Гавриилу, купившему в эпоху уральской «золотой лихорадки» этот участок в надежде отыскать там золотую жилу. Окрестные жители называли владельца рудника по простому – Ганя (сокращенный вариант имени Гавриил), а самая большая разработка рудника так с тех пор и стала называться Ганиной ямой. Золота Ганя не нашел, а вот железная руда здесь была, но со временем прекратилась и ее добыча. К началу 20 века рудник был заброшен.

Шахта оказалась глубиной всего метров 15. И на два с половиной метра была залита водой. Обнаженные тела членов царской семьи и слуг сбросили в шахту и забросали яму гранатами. Но таким образом уничтожить тела не удалось.

Поняв свою ошибку, расстрельщики попытались уничтожить тела серной кислотой. Купили ее, по словам краеведа Кирилла Якимова, в аптеке, которая до сих пор работает на улице Розы Люксембург. Но и эта попытка оказалась неудачной – кислоты не хватило. И еще через сутки – в ночь на 19 июля – тела решено увезти и спрятать в другой шахте – на 90-й версте Московского тракта. Но по дороге, рано утром, грузовик с телами Романовых застрял в болоте в Поросенковом логу.

 

Поросенков лог

Это место находится на старой Коптяковской дороге под Екатеринбургом, в 300 метрах от железной дороги, рядом с забором предприятия «Мостстройотряд». Место заболоченное, как раньше говорили, топкое. Здесь сотрудники уральского областного ЧК приняли решение выкопать большую яму и сбросить туда девять тел. Два тела сожгли в другом месте, чтобы сбить с толку следствие приближающихся к Екатеринбургу белогвардейцев. Место захоронения для верности залили серной кислотой, а яму забросали шпалами.

Краевед Кирилл Якимов рассказывает, что белые так это место и не нашли, а позже большевики перестали делать из него тайну. В 28-м году, через 10 лет после убийства Романовых, на Поросенков лог даже привозили Владимира Маяковского, который написал впоследствии стихотворение «Император»:

За Исетью, где шахты и кручи,

За Исетью, где ветер свистел,

Приумолк исполкомовский кучер

И встал на девятой версте…

Здесь кедр топором перетроган,

Зарубки под корень коры,

У корня под кедром – дорога,

А в ней император зарыт.

 

Останки опознаны

Первые раскопки в Поросенковом логу были проведены в 1979-м году, но тогда найденные останки изучить было невозможно, их закопали обратно – до лучших времен. И только в 91-м году, с одобрения Президента и областных властей, могильник вскрыли официально и достали останки девяти человек. Не хватало двух тел. Лишь в июле 2007 года их обнаружили екатеринбургские краеведы. Останки 1991 и 2007 годов подвергались многочисленным экспертизам, которые проводились одновременно в нескольких странах, и с высокой степенью точности была подтверждена принадлежность этих останков членам императорской семьи.

Поросенков лог сейчас – единственное историческое место, где память о событиях 1918го года увековечена очень скромно – двумя крестами и небольшими плитами. На месте Ипатьевского дома, как всем известно, был построен Храм-на-Крови, а на Ганиной яме – целый монастырский комплекс.

 

Деревянный монастырь

Сегодняшняя Ганина яма – это комплекс из семи храмов. Сейчас справа от входа в монастырский комплекс возводится восьмое, самое большое, здание. 

Первый крест в память о событиях 18-го года появился на Ганиной яме в 91-м году. Через год туда прибыл первый Крестный ход, а в 1995 году совершилась первая Божественная литургия. В августе 2000-го года Царская семья была канонизирована в лике Святых Страстотерпцев, и уже в октябре, при содействии и финансировании Уральской горно-металлургической компании, на Ганиной яме началось строительство деревянного монастырского комплекса.  
Заместитель генерального директора УГМК по инвестициям и развитию Сергей Ерыпалов рассказывает, что работа поначалу шла непросто – искусство деревянного зодчества в XXI веке было практически утеряно, но зато результат поражает – прямо посреди леса вырос островок деревянного царства старой Руси.

– По мере возведения храма работы становились все сложнее и объемнее. Умение работать с деревом российские мастера почти утратили, – рассказывает Сергей Ерыпалов. – Неслучайно мы набирали зодчих по селам Свердловской и Курганской областей. Из деревень привозили мужиков, обучали их, и создавали бригады мастеровых, которые могут работать с деревом. Седьмой храм Державной иконы Божьей матери удивителен по своей архитектурной концепции и по технологической сложности. Там 14-метровый пролет внутри. Он создан из деревянных конструкций, но выглядит это как сооружение, построенное из камня. Это самая сложная, с инженерной точки зрения, постройка, которую мы возвели в Ганиной яме.

 

Храм-на-Крови

Ипатьевский дом простоял до 1977 года. Площадка пустовала больше 20 лет. В 2000 году здесь закладывают Храм-на-Крови, освящен он был в 85-ю годовщину гибели царской семьи – в июле 2003 года. По поручению правительства Свердловской области участие в создании Храма-на-Крови принимала Уральская горно-металлургическая компания.

Храм-на-Крови предполагалось построить точно на месте Ипатьевского особняка, где были расстреляны Романовы. Но на самом деле ту самую расстрельную комнату в храмовый комплекс включить не удалось – она была чуть ближе к дороге на Карла Либкнехта, здесь сейчас несколько люков. Говорят, именно эти люки (по некоторым данным, люки спецсвязи) и помешали построить храм точно на месте Ипатьевского дома.

Перед Храмом установлен памятник Романовым работы Константина Грюнберга – он же создал в Екатеринбурге памятник маршалу Жукову и мемориал Черный тюльпан.

Памятник огибает винтовая лестница – ровно 23 ступени – столько же, сколько было в Ипатьевском доме, они вели в ту комнату, где Романовых расстреляли. Кстати, историки отмечают, что число 23 для Николая II вообще знаковое, именно 23 года он пробыл у власти. Скульптура Грюнберга многими критикуется. Во-первых, Николай стоит спиной к храму, это знак неуважения, а у его дочерей были нательные крестики поверх одежды – это разрешается только священнослужителям. Эти крестики пришлось срезать с уже готового памятника.

 

История продолжается

Совсем недавно Русская православная церковь за рубежом передала Храму вещи, принадлежащие членам Царской семьи – они сейчас выставлены в музее храма.
– В этой витрине вы видите платок цесаревича Алексея, который был связан сестрами для него, – рассказывает старший экскурсовод паломнического отдела екатеринбургской епархии Ирина Тверякова. – Тому, кто разбирается в вязании, видно, что платок сшит из отдельных вязаных полосок. То есть каждая из сестер внесла часть труда для своего любимого брата. Сумочка, которая так похожа на современную барсетку, на самом деле дамская косметичка, которая принадлежала дочерям Николая Второго.

История Романовых на Урале неизменно привлекает к памятным местам туристов и паломников, и при этом, как отмечает краевед Кирилл Якимов, семью последнего русского императора как будто до сих пор преследует какой-то злой рок.

– Храм стоит не совсем на том месте, где стояла расстрельная комната, хотя частично храм поглощает здание Ипатьевского особняка. Крестный ход, который проходит ежегодно в июле во время Царских дней, идет не совсем тем путем, которым продолжалась Коптяковская дорога. Какой-то поразительный рок нависает над памятью о царской семье. Уже начинаешь подозревать вмешательство каких-то сверхъестественных сил…

История царской семьи и ее пребывания на Урале до сих пор вызывает множество споров – между историками, учеными и представителями церкви, у всех сторон – свои аргументы, но очевидно одно – относиться к этой истории нужно бережно и с уважением.

Элина ТИХОНОВА
"МК-Урал", 23.12.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (16)