Достопримечательности, путешествия по Уралу >

ТАЙНЫ НЕВЬЯНСКОЙ БАШНИ

Наклонная Невьянская башня считается главным рукотворным чудом Среднего Урала. Еще несколько лет назад она была заброшена и замусорена, а сейчас, после реставрации, тут не протолкнуться от туристических групп. Про эту башню писал Алексей Толстой, а сейчас ее изображение чеканят на памятных монетах. Уникальная постройка находится всего в 80 километрах от Екатеринбурга и включена во все путеводители по области. А в самом Невьянске нет указателей пути до наклонной башни – постройку высотой 57 с половиной метров видно почти из любой точки города.

 

Загадки истории

До сих пор неизвестно, когда и кем башня была построена. В книгах и статьях о Невьянском чуде встречаются разные даты основания башни, но чаще всего называется 1725 год. Смущает только одно – в начале XVIII века строить каменные здания разрешалось только в Петербурге, а ведь башня – не иголка, и спрятать ее было нельзя. Остается загадкой, почему тогда никто не донес на «нарушителей», как башня была возведена и достояла до наших дней.

Если брать за точку отсчета 1725 год, получается, что башня на четверть века моложе Невьянского завода, который Петр Первый отдал своему знакомому – тульскому кузнецу и оружейнику Никите Демидову. Будучи крупным промышленником, Никита Демидов часто пропадал в Москве, поэтому уральским производством занимался в основном его сын – Акинфий Демидов. Он-то и отдал приказ построить посреди заводской территории башню. Зачем? Никто точно не знает.

– Башня, конечно, была дозорной, – говорит краевед Кирилл Якимов. – Но если бы Демидовым была нужна просто дозорная башня, они бы ее поставили на какой-нибудь высотке. Может быть, башня выполняла какие-то оборонительные функции. Но с этим тоже не все гладко. Невьянский завод был и так неплохо укреплен, а башня не входила в периметр его стен. Вероятно, башня сама по себе – это горделивый памятник демидовскому богатству и могуществу. Как знаменитая яхта или клуб «Челси» Абрамовича. Демидовы, тогдашние олигархи, были людьми очень эксцентричными, им надо было поставить что-то такое, что было бы видно издалека.

Кто именно занимался строительством, также неизвестно – весь архив невьянской заводской конторы то ли случайно сгорел в большом пожаре в конце XIX века, то ли Демидовы уничтожили его специально, что-то скрывая. Историки склоняются к мнению, что башню построил кто-то из безымянных крепостных. О том, что этот человек был гениальным, говорит хотя бы тот факт, что при строительстве башни впервые был применен принцип железобетона, на котором сегодня держится вся строительная индустрия. Это первый известный случай в мировой строительной практике. Второй раз примерно такую же конструкцию применили только через сто лет при реконструкции Майнцского собора в Рейне.

 

Легенда об архитекторе

Почему у гениального мастера башня получилась наклонной? Раньше считалось, что Демидовы возгордились и захотели воссоздать на Урале образ Пизанской башни. Но позже экспертизы показали, что изначально постройка все-таки задумывалась прямой. Но когда заложили ее основание – четверик, сваи начали проседать – под землей, на глубине, проходит русло реки. Тогда строители подождали пару лет, увидели, что башня не падает и крен – постоянный, и начали на четверик надстраивать восьмерики, при этом, пытаясь уравновесить наклон основания, как бы загибая верхнюю часть в сторону и смещая общий центр тяжести. И вот уже без малого триста лет башня стоит, как и стояла и никуда, в отличие от Пизанской, не падает.

Угол наклона, по подсчетам разных специалистов, составляет от метра восьмидесяти до двух метров двадцати сантиметров. А в том, что он не меняется, легко убедиться, внимательно посмотрев на самую верхушку башни – там установлен 25-тикилограммовый флюгер, который постоянно вращается, указывая направление ветра. Если бы строение накренилось хоть чуть-чуть, флюгер, по законам физики, перестал бы вращаться.

Ну а чтобы зодчий, чьего имени мы никогда не узнаем, не построил больше ничего подобного Невьянской башне, его, по доброй русской традиции, сбросили с его же творения.

– По народной легенде, Акинфий Демидов поднялся с архитектором  на самый верхний балкон башни и спросил: можешь ли ты такую же построить? Архитектор сказал, что может. Но именно этого Акинфию Демидову и не надо было. И он столкнул зодчего вниз. Архитектор разбился, а башня от этого злодеяния наклонилась, – рассказывает научный сотрудник Невьянского музея Алексей Корфидов.

Надо сказать, что многие путешественники того времени чудо Невьянской башни не оценили, посчитав, что накренившееся сооружение просто не удалось по неумению строителей. Зато Алексей Толстой, проходивший практику на Невьянском заводе, будучи студентом,  написал свой первый рассказ «Старая башня» именно про Невьянскую постройку.

 

Поддельные монеты

Демидовы, как истинные бизнесмены, одной красотой довольствоваться не желали и использовали башню весьма утилитарно. Там размещались кабинет, пробирная лаборатория, арестантская, архивохранилище и караульное помещение. Пользуясь тайными ходами в толстенных стенах, они, по данным многих историков, организовали в башне нелегальное производство.

– Толщина стены возле основания почти два метра, – говорит Алексей Корфидов. – В стене проходил потайной ход, ведущий в помещение демидовской лаборатории, в которой плавили серебряную руду. Плавили тайно, ведь только государство могло заниматься добычей драгоценных металлов. Легенды говорят, что из этого серебра рабочие чеканили фальшивые серебряные монеты. Но это, конечно, легенды. Демидовская монета пока еще не обнаружена.

Между тем в вышедшей в 1891 году книге «Демидовы. Их жизнь и деятельность» описывается следующий разговор императрицы Екатерины Второй и Демидова:

«Однажды, при уплате Демидовым карточного долга, императрица спросила его: «А чьими деньгами ты расплачиваешься, Демидыч, моими или своими?»

«Все мы твои, государыня-матушка», – нашелся Демидов».

Больше всего легенд слагается вокруг подвалов, которые якобы имеются под башней. Современные исследования показали, что под самой башней пустот нет, но рядом очень много аномалий – то ли провалы, то ли пустоты. Пока раскопки не начались, сказать что-то определенное трудно, но в народе успели сложить мрачную легенду.

– Якобы под башней были просторные подземелья, в которых прикованные к стенам мастеровые – крепостные Демидовых – должны были заниматься плавкой серебряного металла для дальнейшей чеканки воровских серебряных рублей, – рассказывает краевед Кирилл Якимов. – Эти сведения якобы дошли до Санкт-Петербурга, был послан князь-ревизор, Демидов выставил на башне дозорного. Как только дозорный увидел кортеж князя-ревизора, сразу дал знать Демидову, и тот открыл на башне секретные шлюзы. Воды Нейвы хлынули в секретные места. Все мастеровые оказались под водой, погибло много людей.

Самое популярное среди туристов место в Невьянской башне – слуховая комната. Обычное, на первый взгляд, помещение, разве что потолок разделен на четыре сходящихся в середине свода. Эта-то конструкция и позволяет великолепно слышать то, что шепотом говорят в противоположном углу комнаты! По словам Алексея Корфидова, такой эффект Демидовы использовали для того, чтобы подслушивать своих рабочих и приезжих ревизоров.

 

Часы и громоотвод

Из слуховой комнаты несколько пролетов крутой винтовой лестницы ведут в комнату с часами. Это самый дорогой элемент Невьянской башни. По документам, часы обошлись Демидову в 5 тысяч рублей, тогда как сама башня со всеми припасами и работой стоила всего 4 тысячи 207 рублей 60 копеек!

Часы эти традиционно считаются и во всех книгах называются «аглицкими», тогда как на самом деле они, скорее всего, шведские. Изначально часы играли около 20-ти мелодий - старинные марши и менуэты, но после революции стало не до часов, их забросили и куранты остановились. Восстановить часы решили только в 70-х годах XX века. Поднявшиеся на башню реставраторы столкнулись с неожиданной проблемой.

– Поднявшись на первый восьмерик, реставраторы обнаружили 80-сантиметровый слой птичьего помета, в котором погребены часы, – говорит краевед Кирилл Якимов. – Реставраторы проявили смекалку: Они развешали по Невьянску объявления, в которых предлагалось приходить и забирать помет для хозяйственных нужд. Вскоре весь этаж этого яруса оказался вылизан идеально!

С помощью профессиональных музыкантов было восстановлено 13 старинных мелодий часов. Мелодию «Боже, царя храни» восстанавливать не стали принципиально. Вместо  нее записали идейно-правильную песню «Широка страна моя родная».

Венчает Невьянскую башню колокольня со старинными колоколами, а на самой крыше – 40-сантиметровый шар с шипами – первый в мире громоотвод, установленный в начале XVIII века – за несколько десятилетий до изобретения Бенджамина Франклина, ошибочно считающегося автором громоотвода.

 

Реставрация невьянских памятников

Невьянская башня, которая сейчас выглядит как новенькая, переживала непростые времена. В начале прошлого века ее использовали совсем прозаично – на первом этаже устроили склад земляных материалов и установили водонапорный бак. Позже рядом появилась водоочистительная станция и прочие заводские постройки, из-за которых башню почти и не было заметно. Такой ее и увидели в двухтысячном году руководители Уральской горно-металлургической компании (УГМК), которая занималась восстановлением исторического комплекса.

– Башни как таковой практически не было видно. Нам была поручена расчистка, чтобы открыть башню и дать возможность реставраторам сделать свою работу. Несколько десятков тысяч тонн металла было оттуда вывезено, я уж не говорю о количестве кирпича, угля и мусора. И когда через год эта территория раскрылась, трудно было узнать это место, – рассказывает заместитель генерального директора УГМК по инвестициям и развитию Сергей Ерыпалов.

Одновременно началась и реставрация стоящего рядом с башней Спасо-Преображенского собора. Он был построен в XIX веке, а после революции закрыт. Купола и колокольню снесли, и храм превратился в цех…

– Мы открывали старые архивы, изучали сохранившиеся чертежи, фотографии. Пытались по этим документам, по остаткам стен и еще не разрушенным сооружениям сделать новый проект, – рассказывает Сергей Ерыпалов. – Визуально реставрированный храм напоминает то сооружение, что находилось на этом месте. Но, безусловно, это вновь построенный храм, с новыми инженерными  и технологическими решениями. Кстати, интересно внутренне убранство храма: там мы применили фарфоровый иконостас – второй после Верхотурья.  

Сейчас Невьянская башня, Спасо-Преображенский собор и краеведческий музей представляют собой огороженную территорию с впечатляющим даже зимой видом на городскую плотину и водохранилище. В ближайшие годы, если кризис не затянется, может быть восстановлена еще и находящаяся там же усадьба Демидовых и несколько старинных купеческих особняков. И тогда любой желающий сможет побывать в настоящем маленьком городке XVIII века, расположенном в самом центре города современного.

Элина ТИХОНОВА
"МК-Урал", 11.12.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (1)