Экология Урала >

Вместо бонусов — рак получают работники вредных производств на Урале

— Вы поступаете на предприятие с высокой степенью канцерогенной опасности. На вашем участке работы вероятность заболеть раком в ближайшие десять лет составляет пятьдесят процентов. Чтобы снизить риск, дирекция гарантирует ежегодные профилактические осмотры, оздоровительное лечение, кроме того, неблагоприятные условия труда компенсируются высокой зарплатой. Вы согласны?

Хотелось бы знать, кто из 377 тысяч уральцев, работающих на канцерогенно опасных предприятиях, при трудоустройстве слышал от кадровиков эти слова? Боюсь, что никто, хотя закон обязывает работодателя информировать наемного работника о существующих производственных вредностях.

По большому счету, весь Урал — одна большая промышленная зона, здесь жить-то рядом с любым предприятием вредно для здоровья, а уж непосредственно контактировать с канцерогенами — просто смертельно опасно. Самыми грозными из веществ-провокаторов онкозаболеваний считаются бензапирен (его «производят» алюминиевая промышленность, автотранспорт), кадмий, мышьяк. В том же ряду — асбест, хром, никель, производство всех трех составляющих черного списка имеется в Свердловской области.  

А вот все ли из 493 онкоопасных предприятий Среднего Урала имеют соответствующие паспорта, неизвестно, хотя по закону они должны были обзавестись ими еще в 2008 году. Помимо общих характеристик вредного производства в паспорте должно быть указано, каким образом работодатель собирается защищать работающих от возможного заболевания. Но, по словам главного специалиста-эксперта управления Роспотребнадзора по Свердловской Натальи Кочневой, ни одно из полутысячи проблемных предприятий не имеет программ профилактики онкозаболеваний. Более того, далеко не везде проводятся обязательные профосмотры и, как призналась Наталья Ивановна, даже штрафы не в состоянии побудить руководителей к выполнению этой обязанности.

На вопрос «УР», велики ли штрафы, Наталья Кочнева дипломатично отослала к Административному кодексу, добавив от себя, что штрафы, конечно же, несоизмеримо малы по сравнению с ущербом, наносимым здоровью трудящихся. Не назвала она и предприятия, к которым применялись штрафные санкции за подобные нарушения: «Это будет считаться антирекламой». А вот известно ли трудящимся об опасности, которой они подвергается, работая на вредном производстве, Наталья Ивановна ответила вполне определенно: «Нет, поскольку в регламент проверок не входит опрос работающих». Каким же образом можно проверить, насколько полно работодатель проинформировал работника об онкоопасности, как того требует закон?  

«Да, работник должен быть осведомлен о существующих вредностях. Но если это предприятие единственное в городе, вряд ли человек, даже получив такие сведения, захочет поменять работу, потому что другой он просто не сможет найти», — считает руководитель отдела Екатеринбургского медицинского научного центра профилактики и охраны здоровья рабочих промпредприятии Борис Кацнельсон, второй участник пресс-конференции в ИА «Интерфакс-Урал».

Наверное, большой опыт работы в сфере профилактики профзаболеваний дает право Борису Александровичу для таких выводов, но и у «профилактируемого» должно быть право решать, от чего ему умирать: от голода или от рака. Дайте человеку полную информацию, с каким канцерогеном он имеет дело, какова статистика онкозаболеваемости на этом участке производства, каков прогноз продолжительности жизни конкретно для него, основываясь на результатах медицинского обследования при поступлении на работу. А он подумает, достаточно ли хорошо ему заплатят за досрочный уход на тот свет. Может быть, поторгуется с работодателем: уж если помирать, то пусть хоть семья не бедствует, потеряв кормильца. Или, махнув рукой на высокие заработки, пойдет махать метлой на свежем воздухе, чтобы прожить подольше.

Понятно, что ни тот, ни другой вариант работодателя не устраивает. Ему и кадры нужны, и платить им много не хочется. Но если наемные работники не будут защищать свое право на здоровье и жизнь, то промышленные предприятия так и останутся инкубаторами онкопатологии. Не случайно онкозаболеваемость в Свердловской области выше средней по России, ежегодно диагностируется 357, 6 свежих случаев на 100 тысяч населения. Рак — третья по значимости причина смерти на Урале (на первом месте — сердечно-сосудистые патологии, на втором — травмы и отравления).  

Самое печальное, что в 55 процентах случаев опасная болезнь обнаруживается на третьей-четвертой стадии, когда врачи уже мало чем могут помочь. К тому же онкология в последние годы резко помолодела. Рак легких сегодня диагностируется даже у 15-летних подростков! Медики однозначно связывают этот факт с курением, некоторые пациенты начинают дымить чуть ли не с детсадовского возраста. По официальной статистике, сегодня на каждого россиянина, включая грудных младенцев, приходится по 4,8 выкуренной сигареты в день. Хотя точнее было бы сказать: на россиянина и россиянку, потому что женщины сейчас курят практически наравне с мужчинами. В 70-е годы, когда Екатеринбургский центр профилактики проводил опрос на эту тему, цифры были иными: курящими признавали себя 70 процентов мужчин и только 0,5 процента женщин.  

О том, что табак один из самых сильных канцерогенов, говорят результаты исследования, полученные ирландскими врачами: частота заболеваемости раком легких у курильщиков была практически одинаковой как в промышленных центрах, так и в сельской местности. В то же время у некурящих сельчан эта патология встречается на порядок реже, чем у горожан.

От того, что лозунги о вреде курения стали общим местом, не меняет сути. Проблема в том, как все-таки донести эту истину до людей, которым не все равно, сколько лет они проживут. По всему получается, что заботиться о своем здоровье никто, кроме нас самих, не будет. Даже работодатели, которым нужна здоровая рабочая сила.

Города Свердловской области с наиболее высоким уровнем онкологической заболеваемости:

Асбест
Березовский
Верхняя Пышма
Екатеринбург
Карпинск
Каменск-Уральский
Кировград
Краснотурьинск
Красноуральск
Нижний Тагил
Ревда
Реж.

Любовь ШАПОВАЛОВА
«Уральский рабочий», 05.02.2010 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (11)