Города и села >

ВСЕВОЛОДО-БЛАГОДАТСКОЕ

Пока в селе есть «позитивно-упёртые» патриоты, хоронить его рано

Ещё по дороге к самой северо-западной точке на карте нашего проекта я представляла, как растерянно буду озираться, выйдя из автобуса и не зная, в какую сторону податься. Ведь в село с аристократически длинным и красивым названием Всеволодо-Благодатское я ехала впервые. Но заблудиться в нём оказалось просто невозможно...

«Был полон музыкою зал»

Едва «пазик» въехал в село, как архитектурный и культурный центр возник перед глазами во всей своей красе. Судя по форме деревянного здания, когда-то его явно украшала колокольня. О теперешнем же назначении сообщает вывеска «КЛУБ» над высоким крыльцом.
Пустой зальчик с чистыми деревянными полами и нарядной, словно игрушечной, сценой, был полон музыкой. И музыка, и жаркий огонь в двух аккуратно побеленных печках жили будто сами по себе или по воле невидимого волшебника. «Волшебником» оказалась приветливая женщина, вышедшая навстречу из закутка-звукооператорской. Познакомились. Оказалось, что Светлана Шевякова - и директор клуба, и истопник, и декоратор, и уборщица (причём, всё это - за полставки). Когда-то, говорит, в сельском клубе работали её прадед и дед - затейники и гармонисты. Правда, в годы их служения культуре он располагался в другом месте, лишь при Советах переселился в здание церкви.
В течение многих  досоветских лет на этом пригорке, рядом с церковными стенами, хоронили батюшек. А среди могилок возвышалась небольшая часовня. Церковь и часовенка соединялись подземным ходом. Клубные работники об этом подземелье и не знали, пока однажды не потеряли гармонь. Везде искали, даже в подпол спустились. Там и обнаружили непонятно каким образом «сквозь землю» провалившуюся потерю, а вместе - и узкий тёмный тоннель.
Ни часовни, ни погоста давно нет, подземный ход засыпан обвалившимся грунтом. А рядом с клубом нынче летом появилась спортивно-игровая площадка с детским комплексом. Строили площадку всем селом. А оборудование приобрели на деньги, которые получила в виде гранта за проект «Полянка в Заозерье» вторая сотрудница клуба.

Серебровы

Руки этой молодой женщины, как и голова, похоже, вовсе не желают отдыха даже за те полставки, что ей отмерило районное управление культуры. Учит ребятишек мастерить кукол, организовывает для сельчан праздники. Даже задники для сцены пишет сама - маслом на собранных по селу и сшитых между собою стареньких простынях...
Кстати, мы с Людмилой Серебровой познакомились в сентябре прошлого года в Североуральске. Тогда в райцентре награждали МЧСов-цев, отличившихся на тушении пожара в заповеднике «Денежкин Камень». Среди награждаемых был и её муж Николай. Их, Серебровых, дом в дни беды служил и перевалочной базой для сил МЧС, и гостиницей для вертолётчиков, мобилизованных в горячую точку со всей страны. И Людмила готовила обеды на целую гвардию огнеборцев.
Летающая братия так полюбила Всеволодо-Благодатское, что с тех пор чуть ли не каждый месяц кто-нибудь из вертолётчиков наезжает к Серебровым отдохнуть, попариться в баньке, порыбачить на озёрах (их в окрестностях села сразу четыре: Светлое, Дикое, Нижнее и Верхнее), да хотя бы просто насладиться кристальным воздухом и тишиной.
Приезжают и семьями. Говорят, мол, если дети однажды здесь побывали, то их летом ни в какую Хургаду уже не дозовёшься.

И здесь Пушкин!

С высокого крылечка клуба всё село - словно на блюдце. Вот неподалеку - сельская управа. Много лет под одной кровлей с местной властью соседствовали библиотека и школа (прежде - семилетка, позднее - начальная). Но вот уже пять лет классы пустуют, а школяров на специальном автобусе каждый будний день возят за знаниями в посёлок Черёмухово. С заездом в соседнюю Сосьву - за тамошними ребятишками - получается 24 километра!
То, что в селе ликвидировали школу, местные жители восприняли как трагедию. Словно выбили из-под Всеволодо-Благодатского какую-то важную опору, без которой вся здешняя жизнь пойдёт под откос. И правда, семьи с детьми начали потихоньку покупать в Черёмухово квартиры, в том числе на материнский капитал. Семья фельдшера, например, переехала, даже не дожидаясь закрытия школы. К счастью, сама фельдшер сельчан не оставляет и по-прежнему работает во Всеволодо-Благодатском и как единственный медик, и как аптекарь.
Впрочем, немало и таких, кто отсюда никуда не собирается. Взять Серебровых: у них подрастают две дочки, но семья не намерена бежать из села.
- Мы на материнский капитал квартиру в Черёмухово купили, ездим туда бельё стирать, но больше двух часов не выдерживаем, задыхаемся в четырёх-то стенах. Нет уж, мы из Всеволодска никуда, - говорит Людмила.
Библиотекарь-полставочница Светлана Таджиева, видно, из таких же «позитивно-упёртых». Во многом благодаря этому её качеству сельчане по-прежнему могут выписывать и читать книги, знакомиться с периодикой и узнавать о жизни Среднего Урала из нашей «Областной газеты».
От Светланы Васильевны я с удивлением услышала, что история Всеволодо-Благодатского, пусть и опосредованно, имеет связь с самим Пушкиным. По её словам, в родстве с великим поэтом состоял Всеволод Андреевич Всеволожский, с 1796 года владевший северо-уральскими медными рудниками и приисками - «Заозёрской Дачей». Между прочим, по имени князя Всеволода и было названо это большое работное село. Так вот сыновья князя Никита и Александр приходились Александру Сергеевичу четвероюродными братьями. Кроме того, Никита, как и его выдающийся кузен, участвовал в легендарном питерском литературном обществе «Зелёная лампа».
Однако ни поэту Пушкину, ни основателям села Всеволожским никаких мемориалов здесь так и не возвели. А в центре Всеволодо-Благодатского, как и в каждом российском селении, стоит памятник героям-землякам, погибшим во время Великой Отечественной войны.

«А помнишь, подруга?..»

Есть здесь ещё один памятник - Василию Плаксину, местному почтальону, расстрелянному в 1919 году за приверженность Советской власти. Этим именем названа и одна из центральных улиц села - та, на которой сельский активист жил со своей семьёй и на которой смерть принял. Здешняя легенда гласит: кровь расстрелянного Василия рябиной брызнула на траву, поэтому, мол, и ближний колодец, всегда именуемый «Центральным», переименовали в «Рябиновый». Правда, произошло это переименование лишь лет десять назад - после благоустройства колодца в рамках областной программы «Родники».
Над двумя секциями огромного плаксинского жилища, отмеченного мемориальной табличкой, крыша совсем обрушилась, лишь над третьей пока что держится. Возможно - одними лишь молитвами 85-летней вдовы Татьяны Мельниковой, которая живёт здесь уже пятьдесят шестой год. В гостях у Татьяны Петровны, когда я заглянула к ней на огонёк, оказалась и другая сельская старожилка - Евстолия Вотинова. Им, давним подругам, есть что вспомнить:
- Какую гору заливали раньше зимами для ребятишек - от клуба и чуть ли не до «Рябинового колодца». Детвора-то уж рада!..
- А на Святки-то старухи катанье устраивали. Сначала колядуют по избам, а потом, навеселе, всей гурьбой на горки. Ну и хохоту было на них глядеть!..
- А хлеб какой пекли - буханки большие, пышные, не наешься...
- По чернику да по смородину за двадцать пять кило метров пешком бегали. Берём с собой поесть, собак кличем - и пошли. Идём с ночёвкой,; насбираем полные корзины посидим у костра, чайку по пьём - и «айда, девки, домой чего утра-то дожидать»...
- А помнишь, раз медведь стадо пригнал? Бегут коровушки из леса, ревут-блажат а у одной на спине - бурая туша. Только когда мишка людей увидал, соскочил на землю и - восвояси. А корова-то ничего, оклемалась...
В годы их молодости село было большим, народу е нём жило много, и работы на всех хватало - кто в госпромхозе, кто в химлесхозе, кто на лесозаготовке, кто на пилораме. Сбором живицы, говорят за год на машину можно было заработать. По утрам пастухи выгоняли на луга два огромных стада. А теперь, по их словам, глаза бы не глядели - на всё село дюжина бурёнок...
Вряд ли банальная лень заставляет людей отказываться от подворий. Скорее, условий не стало. Сельчане сетуют: во времена сельсоветов сенокосы выделяли на месте, а теперь не поймёшь, куда и обращаться, всё пущено на самотёк. Да и накосишь сена, так на чём его вывозить? Когда-то было, что для таких нужд домохозяева выписывали грузовичок или тракторишко у себя на предприятиях. Где те предприятия теперь?
Надо сказать, есть во Всеволодске парочка фермерских хозяйств, правда - свиноводческой направленности. Дай им Бог окрепнуть и расшириться!

Люди - не боги

С округлой макушки Сопки, как всеволодцы называют ближайшую вершину, можно сколько хочешь глядеть на простирающиеся вокруг лесные просторы, которых с земли не увидать. Вот честное слово, глядел бы и глядел. Причём, ладно, я - для меня эта картина внове. Так ведь и проводник мой Денис Вотанов тоже глядит, глаз не оторвёт. А уж он-то за свои двадцать пять лет бывал тут, наверное, не менее тысячи раз.
Денис утверждает, что его нисколечко не тянет в суету городов, на которые многие его сверстники готовы, фигурально выражаясь, променять маму с папой. Ну а потом... вспоминать эти просторы, как утраченный рай.
Но главным-то чудом здешних мест - Денежкиным Камнем, известной вершиной Уральского Хребта, любуйся, пожалуйста, прямо из села. Если, конечно, не мешают тучи. Мне этот колосс открылся не сразу. Весь день небо было словно застелено грязно-белой простынёй без единого голубого пятнышка. А ближе к вечеру - ррраз! - «простыня» рассыпалась на живописные разноцветные клочья. И в закатном сиянии над зелёным морем и вообще над всем, что внизу, ВОЦАРИЛАСЬ ГОРА. Именно воцарилась - спокойная, величественная, в бело-серебристой короне нетающего снега.
Для справки: гора Денежкин Камень высотою 1492 метра находится на территории одноименного заповедника. До половины покрыта лесом и кустарником, остальная часть - камни и скалы. На её склонах берут начало реки Сухой Шарп, Быстрая, Тальничная, Пихтовка, Осиновка, Большая Супрея и Малая Супрея, Сольва, Талая, Малый и Большой Шегультаны (ну вслушайтесь, вслушайтесь в эти названия!)
Граница заповедника «Денежкин Камень» находится от села Всеволодо-Благодатское примерно в 25 километрах. И за эту отметку ни-ни никому. «Денежкин» - охраняемый памятник природы.
С директором заповедника Анной Квашниной и её замом и мужем Константином Возь-мителем мы встретились не в конторе, а у них дома, что находится здесь же, во Всеволодске, как по-свойски именуют свою малую родину сами сельчане. Спасибо им за горячий, а главное - душевный ужин, оказавшийся как нельзя более кстати. Ведь никакого общепита в селе, разумеется, нет.
За столом, между прочим, оказалась и гостья из США Карен Вудберн, подруга Анны. Карен запросто приезжает сюда уже не впервые. Увы, со времени её последнего приезда жизнь села изменилась, по её наблюдению, не в лучшую сторону: «Тогда, - говорит, - тут была школа, а теперь её нет, это грустно».
Мы говорили и о селе, и о заповеднике. И, конечно, вспоминали прошлогодний августовский пожар, уничтоживший больше трёх с половиной тысяч гектаров заповедного леса. Вместе с ним тогда сгорели и щедрые брусничники, чего сельчане никак не могут простить руководству «Денежкина Камня». Хотя тот пожар, если судить объективно, стал бедой общей, ранившей всех.
Анна и Константин пережили его как самое тяжёлое испытание в их жизни. Впрочем, обвинение в халатности, которое предъявили тогда Возьмителю как специалисту, отвечающему за безопасность заповедника, пока с него не снято. Хотя, кажется, уже давно ясно: в той ситуации Константин провинился лишь в том, что оказался не богом!

Матушка Печь

...Между тем наступил вечер, на улицах села загорелись фонари, и Денис, глянув на часы, заспешил: пора на репетицию. Оказывается, в новогоднем спектакле, на который, как ожидается, в клуб придёт всё село, Денис играет заглавную роль - Деда Мороза. И, как всегда, сценарист и режиссёр новогодней сказки Людмила Сереброва сумела придумать в этой сказке роли для всех местных девчонок и мальчишек; желающих выступать. В труппу набралось двенадцать человек - половина всей сельской детворы. Так что репетиции проходят куда как весело!
Ночлег на исходе полного впечатлениями дня я обрела благодаря Елене Карпушевой, заочно познакомиться с которой охотно помогли отзывчивые интернет-пользователи из Североуральска, Краснотурьинска и Ивделя. Молодёжь в этих северных городах Елену Тадеушевну знает как координатора экологического движения «Зелёный дозор». Иные даже гостевали у неё. Но не в Североуральске, где она живёт, а во Всеволодо-Благодатском, где находится полевая база «Зелёного дозора».
Этой самой базой служит обычный деревенский дом: горница и кухня, разделённые большой доброй русской печью. Кстати, печь заблаговременно натопил опять же Денис - товарищ и первый помощник Елены Тадеушевны, инструктор по туризму в её «Зелёном дозоре». Подбросил дров, поставил чайник и, уходя, протянул ключ: «Спокойной ночи!»
...Утро выдалось таким солнечным и ярким, что на сияющую корону Денежкина Камня было больно смотреть. И село будто преобразилось. Снежные перины на крышах потонувших в сугробах домов, голубые тени «художественно» покосившихся заборов на сияющем полотне снега, лохматые нити дымков, поднимающихся от избяных труб в ярко-синее небо... Многое множество таких зимних пейзажей поймано фотокамерой Сергея Петрова, который вот уже три десятка лет возглавляет сельскую управу Всеволодо-Благодатского.
Сельчане многие Петрова поругивают: крыши и колодцы не чинит, куда только девает казённые деньги? А что Всеволодо-Благодатское давно уже не юридическое лицо и своего бюджета не имеет, то есть сельский глава теперь не более чем диспетчер, и знать не хотят.
- Проблем в селе много, я о них, конечно, знаю, - говорит Петров. - Люди вспоминают, каким Всеволодо-Благодатское было раньше, и им горько, что и предприятия, и школа с детсадом, и пекарня, и стационар при фельдшерско-акушерском пункте - всё это в прошлом. А впереди-то что? Вот и возникают тревога, раздражение на местную власть, непонимание...
В каждой фразе сельского главы слышалась боль за угасающее село. Частичку этой боли и я увезла с собой в город вместе с огромным багажом разноцветных впечатлений о жизни, красоте и людях старинного уральского села Всеволодо-Благодатское. 

История Заозёрской Дачи

Временем основания села считается 1824 год. Но ещё в середине XVIII века здесь были обнаружены месторождения железных и медных руд. И развернулись меднорудные промыслы.
Сначала этими богатыми землями, называемыми Заозёрской Дачей, владел граф Сергей Строганов. В1773 году Заозёрскую Дачу купил сенатор Всеволод Алексеевич Всеволожский, а через пару десятков лет передал ее во владение племяннику - Всеволоду Андреевичу Всеволожскому.
Тот создал около рудника небольшой поселок для крепостных. Даже возвёл в нём деревянную церквушку, благодаря чему в 1824 году посёлок стал селом. Тогда уже в этих местах отыскались богатые золотые россыпи. Смекнув о выгоде, князь Всеволожский, который уже начал было строить медеплавильный завод, бросил строительство и развернул золотопромышленное дело, центром которого стало Всеволодо-Благодатское.
После смерти князя, в 1836 году, в права владения вотчиной вступили его сыновья Александр и Никита. Их главным доходом оставалась золотодобыча. Заозёрскую Дачу они поделили надвое. Северную часть унаследовал младший, Никита, а владельцем Южно-Заозерской Дачи с центром в селе Всеволодо-Благодатское стал Александр Всеволожский.
В восьмидесятые годы позапрошлого столетия стало ясно: россыпи всё более беднеют. Промыслы начали сдаваться в аренду, и в конце концов Всеволодо-Благодатское утратило свое значение. В годы советской власти село жило, в основном, лесозаготовками и охотой.
В1919 году Верхотурский уезд, а вместе с ним и волостное село Всеволодо-Благодатское, вышел из состава Пермской губернии и вошёл в состав губернии Екатеринбургской, позднее преобразованной в Уральскую область.
В начале 1930-х годов Всеволодо-Благодатское было приписано к Ивдельскому мансийскому национальному району.

В 1934 году в результате разделения Уральской области на три части образовалась Свердловская область, куда вошёл и Ивдельский район.
В 1952 году село Всеволодо-Благодатское было включено в состав района, центром которого стал город Североуральск (бывший горняцкий посёлок Петропавловский, объединённый с несколькими соседними поселениями).
Смена экономического строя в конце прошлого века обернулось утратой предприятий, и сегодня какое-либо промышленное производство во Всеволодо-Благодатском отсутствует.
«Областная газета» расскажет обо всех этих «точках на карте»
В селе прописано 240 человек, хотя постоянно проживает около 130. Большинство работоспособных сельчан трудятся за пределами Всеволодо-Благодатского - вахтовым методом, на шахтах СУБРа, на предприятиях и в организациях Североуральского городского округа.

Зинаида ПАНЬШИНА
«Областная газета», 17 декабря 2011 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (17)