Церкви и храмы Урала >

ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ

Ново-Тихвинский монастырь отмечает 15-летие своего возрождения

Это было в далекие 20-е годы: возле Александро-Невского собора, что в Зеленой роще в Екатеринбурге, большевики разложили громадный костер и побросали туда все, что сумели награбить в кельях и храмах разоренного Ново-Тихвинского монастыря. И огонь вспыхнул, поглотив старинные иконы, тончайшие кружева (славился ими монастырь), изысканные изделия из финифти, редчайшие фотографии, архивы…

Кто с ужасом смотрел на лики святых, которые, казалось, с объятых пламенем икон смотрели прямо тебе в душу, а кто ликовал в столь знаменательный час «торжества передовых идей»: уничтожено старинное монастырское кладбище, закрыта древняя обитель, и костер — как символ новой жизни. Казалось, в истории монастыря поставлена точка, да только вот новая жизнь так и не смогла обойтись без того, что некогда объявили опиумом для народа и мракобесием, а нынче считают духовной основой нации.

Если учесть, что в следующем году одна из крупнейших в стране обителей встретит свое 200-летие, то нынешняя дата кажется почти что рядовой. Однако это далеко не так.

Решение о возрождении монастыря было принято Указом Священного Синода в июле 1994 года. Радость? Несомненно. Проблемы? Еще какие!

И заключались они не только в том, что монастырский комплекс был занят (впрочем, в основном, и сейчас) госпиталем, а в соборном храме размещался краеведческий музей. Первые 12 монахинь поначалу жили прямо в соборе — больше-то притулиться было негде… Но все же не эти трудности сестры считали непреодолимыми. А какие же?

— Важно понять, что такое монашество, — рассуждает монахиня Софрония, — ведь не зря же монашество называют искусством из искусств, наукой из наук. И оно требует в первую очередь преемственности. Поэтому главные трудности были как раз в том, что не было того, кто бы мог научить и показать, как вести и строить именно монашескую жизнь.

В костре, уничтожившем все, что хранилось в богатейших архивах монастыря, погибло многое, что могло бы связать ушедшую эпоху с днем сегодняшним. Как у Ахматовой: «…Да отняли список, и негде узнать» — историю монастыря приходилось собирать по крупицам.

И, как считают сестры, Господь помог. Не оборвалась-таки ниточка, связывающая прошлое и настоящее. В 1995-м году сестрам становится известно о 83-летней женщине, знавшей еще игуменью Магдалину — последнюю настоятельницу монастыря, женщину с драматичной судьбой, о житии которой и книга написана.

Старая женщина оказалась схимонахиней Николаей, а знакомство с ней для сестер возрождаемой обители стало поистине чудесным даром. Матушка Николая оказалась единственным носителем столь нужных монастырю знаний. В беседах с ней сестры многое узнали о нравах и правилах старой обители, о добрых делах и той самой монашеской науке, называемой искусством из искусств. Через полтора года схимонахиня Николая умерла. В смирении своем она и помыслить не могла, какую неоценимую услугу оказала Ново-Тихвинской обители в деле ее возрождения.

Духовником обители стал отец Авраам, воспитанный в традициях монашеской жизни. По его благословению и начали сестры восстанавливать былую славу монастыря, бывшего гордостью не только Екатеринбурга, но и всего нашего края. Уже действуют хор, иконописная и швейная мастерские. В 2001 снова, как и до революции, начал действовать приют для сирот, названный в честь великой княгини Елизаветы Федоровны.

Потихоньку расширяются и площади монастыря, хотя до дореволюционных масштабов еще далеко. Собор Александра Невского был передан верующим еще в начале 90-х, но лишь четыре года назад музей смог освободить здание от своих фондов. Реставрация монументального памятника архитектуры идет до сих пор — из-за нехватки средств пока лишь внешняя.  В 2002 году монастырю передана Всехсвятская церковь — практически единственная наименее пострадавшая. В 2008 году началась повторная закладка Скорбященской церкви — ныне она уже возведена под своды. Частично отреставрирован дореволюционный корпус, что расположен сразу за Святыми вратами. А совсем недавно принято решение о передаче монастырю и грандиозной некогда Введенской церкви, в годы советской власти изуродованной жутким навершием в духе европейских средневековых башен. Остальные помещения — Успенская и Феодосиевская церкви, сестринские корпуса — пока заняты госпиталем, которому просто некуда съехать.

— Но мы не ропщем, — улыбается сестра Софрония, — всему свое время. Получи мы все сразу пятнадцать лет назад, разве были бы готовы принять все это, содержать, отреставрировать, дать вторую жизнь? Вряд ли…

Сестры умеют ждать и верят, что пройдет еще несколько лет, и засияет куполами полностью восстановленная обитель, а горожане будут гордиться ею. Ведь монастырь — это не спрятавшаяся от всего мира замкнутая территория, он активно включен в социальную жизнь уральской столицы, его храмы украшают город и определяют его ландшафт. А пока насельницы обители встречают свой главный праздник — день Тихвинской иконы Богоматери и радуются такой негромкой, но очень важной  для них дате — пятнадцатилетию.

Для справки:

До революции в Ново-Тихвинской обители было около 1000 насельниц, сегодня в монастыре более 150 сестер, из них 7 схимонахинь, 51 монахиня, 52 инокини, остальные – послушницы и трудницы.

Юрий МАРЧЕНКОВ
«Уральский рабочий», 04.07.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)