Уральская история >

«Живая фотография» в Екатеринбурге

Главный проспект Екатеринбурга. Конец XIX века. Фото из фонда Евгения Бирюкова

7 ноября 1896 года (по старому стилю) в Екатеринбурге произошло знаменательное событие, удостоившееся небольшой заметки — без заголовка и без подписи — в «Екатеринбургской неделе», газете «политической и литературной».

«Кинематограф, в первый раз появившийся в нашем городе и демонстрированный его владельцем г. Маржецким 7-го ноября в городском театре, представляет собой интересное, поучительное зре­лище, заслуживающее внимания как поразительное доказательство того, до чего дошел гений изобретательности Томаса Эдиссона».

Здесь следует заметить, что идея «оживления» изображения в конце XIX века носилась в воздухе, и аппарат, способный показывать «живые фотографии», приблизительно в одно время придумали независимо друг от друга несколько человек, в том числе и Томас Алва Эдисон (теперь его фамилию принято писать с одним «с»), для современников имя Эдисона символизировало технический прогресс. Он был знаменитым изобретателем. Он придумал фонограф, усовершенствовал телеграф и телефон, построил первую в мире электростанцию общественного пользования. И случилось так, что первый сеанс «кинематографа» в Екатеринбурге устроил представитель именно фирмы Эдисона. Хотя сегодня в любом справочном издании по кино можно прочитать, что изобрели кинематограф и устроили первый платный сеанс в декабре 1895 года французы — братья Луи и Опост Люмьеры. Однако, пальму первенства в этой области историки кино отдали им много позже. В Екатеринбурге агенты Люмьеров появились лишь в 1897 году.

«... Перед зрителями на туго натянутом белом полотне — пишет безымянный газетчик, — происходит ряд сцен из обыденной жизни со всеми их перипетиями: люди идут, экипажи едут, железнодорожный поезд мчится и т. п. Прототип Кинематографа — известный стробоскоп Стамфера — может дать учащейся молодежи некоторое, весьма отдаленное, понятие о новом изобретении Эдиссона, но между тем и другим такая же неизмеримая разница, как между первоначальной электрической машиной времен Ломоносова и результатами утилизации этой силы природы в наше время».

А далее неизвестный журналист написал прямо-таки провидческие слова. Осознав великое будущее скромного кинематографа 1896 года, он решительно отмел отношение к кино как к низкому балаганному развлечению.

«... Нельзя не пожалеть о том, что г. Маржецкий, сообщая о демонстрировании кинематографа, прибегает к такой широковещательной рекламе. Дело говорит само за себя, и, ставя свой аппарат на сцене нашего театра, нет ни малейшей надобности употреблять гостиннодворские приемы — «не похвалишь — не продашь». Театр не балаган, и изобретение гениального Эдиссона не «живая водяная Сирена с острова Месопотамии, предсказывающая почтеннейшей публике настоящее, прошлое и будущее».

К театру автор относится с пиететом. Театр был тогда в городе один, построенный в 1847 году по проекту архитектора Карла Густавовича Турского. Многие поколения свердловчан-екатеринбуржцев помнят его как кинотеатр «Октябрь». Кинематограф обосновался здесь окончательно в 1912 году (после значительной перестройки), когда в Екатеринбурге появился новый театр — на Дровяной площади, известный ныне как оперный. Прежде, чем стать «Октябрем», «кинематограф» поначалу носил называние «Городской театр», потом именовался «Колизеем», и, некоторое время, «Красным Уралом».

Ирина СЕРОВА
"Уральский следопыт", № 8, 2002 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (15)