Клады >

КЛАДЫ РЫЖАНКО

«Рыжанкова гора (448 м) в верховьях реки Малая Черная близ горы Котел.

В 1771 г. царской сыскной командой был схвачен на этой горе вместе с товарищами беглый крепостной Андрей Степанович Плотников, по прозвищу Рыжанко, или Золотой. Память народная увековечила в названии горы прозвище атамана, который активно боролся с крепостниками».

А. К. Матвеев, «Вершины Каменного пояса»

Об атамане Рыжанко, прозванном в народе Золотым, слышали многие. А вот куда он спрятал награбленное богатство — никто не знает. Старики по-разному отвечают на этот злободневный вопрос.

По старому Сибирскому тракту, когда идешь или едешь с Шайтанского завода в Билимбаевский, дорога ведет на подъем в Теплую гору. Теплой ее потому и прозвали, что зимой, в любой мороз, пока поднимаешься в гору, тебе тепло становится, а от лошадей пар так и валит. А летом на Теплой горе и люди, и лошади выбивались из сил. В этот-то момент, бывало, из чащобы леса разбойники и нападали. Возьмет Рыжанко с ватагой добычу — и тут же скроется. Коней с ними не было — далеко уйти не могли. Погоню за ними посылали, облавы делали. А без толку сквозь землю проваливались.

Жил одно время старик, фамилию его можно поспрашивать, да только сейчас его уже нет, помер. Он много знал: про рудники и шахты, где какой камень самоцветный можно добыть. А уж про золото и платину как начнет говорить, так и не остановишь. Вот тот старик-рудознатец и рассказывал про гору Серебряную.

В деревне Подволошной, что расположилась на реке Шайтанке, жил Прокопий Четаев. Речек Шайтанок в нашей округе и на Урале много, а эту, что впадает в Чусовую ниже пристани Шайтанского завода, еще называют Четаевской Шайтанкой. Деревня Подволошная — одна из самых старых. Вот возле устья этой Шайтанки крестьянин Кузьма Сулей и отставной драгун Сергей Бабин нашли медные руды, а заявили о том только десять лет спустя.

В тот же год, когда сделана была заявка на медь, на другом берегу Чусовой нашли руду серебряную. Но пробы пробами, а когда дело дошло до переплавки в заводских печах — овчинка оказалась нестоящей выделки. Серебряный рудник забросили. А гора так до сих пор Серебряной и зовется.

С горы Теплой у разбойников был прорыт длинный подземный ход, и выходил он как раз в выработки серебряного рудника на Чусовой. Ограбят какую-нибудь карету или обозников — и по своему тайному ходу скрываются с места происшествия. Старик-рудознатец и говорил, что некоторая часть богатства атамана Рыжанко в том подземном ходе и схоронена.

Однажды на той дороге случилось убийство одного из владельцев Шайтанского завода Ефима Алексеевича Ширяева. Сделав свое безбожное дело, разбойники отправились в Талицу. Жила там у Рыжанко молодая вдовушка. Дом у хозяйки располагался на краю деревни, как раз у самого леса. Чуть что — в лес, а там, известно дело, убежать и спрятаться легче.

Первые три дня и три ночи гонцы Матрены Федоровны, жены Ширяева, не могли добраться до Екатеринбурга за помощью, попадая в ловушки, расставленные атаманом. Уж на четвертый день под утро изловчился один посыльный и пробрался через засады, когда людей сон склонил.

Отдыхала и гуляла в Талице шайка около недели. Рыжанко верно рассчитал: пока чиновники примут решение, пока солдатскую команду приведут в боевое состояние — несколько дней пройдет. В огороде у той вдовушки Андрюша Рыжанко и закопал деньги и украшения из самоцветных камней, которые взяли в доме Ширяева. Из Талицы шайка опять вовремя ушла.

Про клад многие теперь не верят. Но вот какой случай произошел с одним мужиком через двести лет после тех событий.

Работал таличанин на Новотрубном заводе в железнодорожном цехе. Раньше порядковый номер его дома четырнадцатый был. Но за два века Талица выросла и застроилась новыми домами.

Задумал тот новотрубник сделать у себя в огороде колодец, чтобы воду для поливки издалека не таскать. Выкопал, наверное, уже около метра, и наткнулся на слой бересты, который словно бы что-то накрывает. Береста влагу не пропускает, и земля под ней сухая. Шибко любопытно железнодорожнику стало. Копает яму в глубину дальше. Смотрит — еще один слой из бересты уложен. Азарт захватил мужичишку. Выбрасывать землю становилось все труднее, а она вся сухонькая. Вот и до третьего слоя бересты докопался. Только случился тут обвал, земля с краев осыпалась вниз. Темнеть стало, да и на другой день на работу нужно было идти. Отдохнуть не мешало бы.

Уж на работе родилась мыслишка: «Если ничего не найду на том месте, зато хоть колодец будет. А чтобы двойную работу не выполнять, сделаю загодя сруб. Позову ребят из цеха, и всей гурьбой докопаем и уложим все бревнышки сруба. Одному-то такую работу не провернуть».

Пошел таличанин в ту организацию, в которую надо было. Так, мол, и так, хочу колодец поставить, и надобно бревен для сруба. Ему сказали, чтобы он заявление написал и собрал полагающиеся подписи. Вот с этими-то подписями «Разрешаю», «Не возражаю», «К исполнению» и так далее маята вышла. То один начальник в отпуске, то другой завотделом на больничном, то бухгалтер в командировке по обмену опытом.

Собрал, наконец, новотрубник все подписи на заявлении, а ему и объясняют: хозяйство, мол, у нас плановое. В области согласуют, Москва утвердит... А пока ставим вас в общую очередь для приобретения пиломатериалов. Ждите. Сообщим.

Мужичонка тот не очень настойчивый был. Ему бы ходить и узнавать почаще, а он верил, что начальство не обманывает. А те по-другому мыслили. Раз не бегает, не спрашивает — значит, не сильно-то и нуждается.

Так и шли дни за днями, недели за неделями. Яму пришлось засыпать. Боялись — не напакостил бы кто, ведь место-то для колодца! Одним жена мужа утешала. Стоял он в цехе в списке на получение квартиры. Женушка и говаривала:

— Зачем тебе колодец сдался? Лишнюю работу выполнишь. Когда квартиру получишь, то переедем отсюда.

Прошла еще пара лет. Подошла очередь на получение жилья. Переехали они в город. В те времена закон такой был: ежели проживаешь в квартире, то второй дом иметь не разрешается. Пришлось продать домишко в Талице. Старый хозяин про то, как яму для колодца копал, новому домовладельцу ничего не говорил. Может, клад-то и лежит с тех пор на своем месте... А что же наш атаман Рыжанко? Чиновники канцелярии Главного правления велели снарядить для поимки шайки по пятьдесят человек с каждого завода: Северского, Билимбаевского, Невьянского, Верх-Исетского, Березовского, Полевского и Ревдинского. Был расклеен по деревням приказ о том, что за поимку атамана из казны будет выплачена награда в 30 рублей, а за каждого из разбойников — по 10. Как узнали о таком повороте дела в шайке, так и случился меж ними раздор. Большинство и говорит:

— Послужили мы тебе, атаман, хорошо. Добра разного много тебе скопили. Надоело жить по ле­сам. Отпусти нас по-хорошему и на прощание выдай денег на житье до старости. А так всех вместе быстро поймают.

Думал, думал Рыжанко и согласился на их просьбу. Повел в свое укромное местечко в логу, что возле одной горы в пятнадцати верстах к востоку от Шайтанского завода. Золото, деньги, камни самоцветные хранил атаман в той горе. Приходилось прятать сокровища от товарищей — боялся, что разбегутся дружки, и останется он один.

Кольцо у атамана было — одна сиротка ему подарила в знак благодарности за спасение. А перстенек-то с камнем, в котором, сказывают, сила большая была сокрыта. Камень верхом повернешь — любая гора раскроется. Но впускала гора к себе только одного человека — у которого на пальце колечко надето.

А тут еще одна нелепость случилась. Поранил Рыжанко пальцы. Пошел на ручей рану промывать. Снял с пальца перстень с камнем чудесным и положил в траву. А в это время сыскная команда подъехала... Вскочил атаман на лошадь и погнал; но угодил в болото, был ранен и пойман. Одного разбойника убили на месте, а остальные разбежались. Но постепенно всю шайку выловили.

Рыжанко и его сотоварищей, а также всех, кто помогал в расправе над Ширяевым, осудили. До сорока человек, среди которых было около десяти женщин, отправили навечно в Нерчинск на каторжные работы. Кто же по малости пособлял разбойникам — высекли плетьми да розгами.

Гору и лог с той поры и стали называть: Рыжанков лог, Рыжанкова гора. Клад в тех местах и по сейчас не найден.

Владимир ТРУСОВ,
г. Первоуральск
"Уральский следопыт", № 8, 2002 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (24)