Кладовые Урала >

АДУЙСКИЕ КОПИ

Адуйские копи издавна славились своими аметистами, добранными в красивые параллельные щетки, достигающие очень больших размеров и веса (несколько пудов); к этому камню с начала 1900-х годов присоединился и берилл, давший огромное количество ограночного материала, невысокого качества по своему тону, но выдающегося по прозрачности, чистоте и величине кристаллов. После нашумевшего периода 1900-х годов добыча камней здесь почти остановилась, и в довоенное время (1914 г.), несмотря на все старания владелицы главной Семенинской копи М. Белых, “дело не ладилось, и камень не шел”.

Район пегматитовых жил Адуя охватывает значительную область б. Монетной дачи, составляя южное продолжение Мурзинской полосы.

Всего 10—12 км по прямой линии отделяют эту область от южных турмалиновых копей Шайтанки (Желтой ямы и копей Мора) и кварцевых жил дер. Галаниной Указания лесных карт дачи и лесничих позволяют предполагать существование старых аквамариновых копей в 45—62-х лесных кварталах (т. е. верстах в десяти к востоку от течения Адуя) и жилы аметистов в 60 и 61-м кварталах. Весьма вероятно, что главная часть пегматитовых жил этого района или приурочена к самому течению р. Адуй, или располагается далее на восток, в области гранито-гнейсовой зоны. Только 30 км отделяют эти копи от наиболее северных пегматитовых жил Изумрудных приисков, и, таким образом, месторождения этого района связывают область Мурзинки с ее естественным продолжением — районом Изумрудных копей, как известно, тянущихся еще далее к югу почти до самой станции Баженовой (копи Кузнецова в 11 км от станции).

Копи Адуя находятся в 60—65 км к северу от Свердловска. Добираться до них нужно Верхотурским трактом до дер. Мостовой, далее лесной дорогой до Адуйского кордона (20—25 км) на левом берегу Адуя, откуда через мост до копей 4—5 км.

Старые копушки и ямы в гранито-гнейсе со следами пегматитов и еврейских камней обнаруживаются и в наиболее северной части области, в ряде мест между Адуйским и Шайтансквм камнем и особенно у Косо-бродского кордона на р. Реж.

Адуйские копи до последнего времени почти никем не посещались, и о них мы имели лишь самые отрывочные литературные сведения.

Несмотря на архивные поиски, мне не удалось выяснить год открытия и характер первых разработок в этой местности; несомненно, что они были известны еще в конце XVIII столетия, но обычно связывались с месторождениями Шайтанки и старой Липовки. На это указывают образцы аметистов и своеобразных параллельных сростков кварца, которые имеются в старых коллекциях и, без сомнения, по своему типу должны быть отнесены к месторождениям р. Адуй.

В рукописном каталоге коллекции А. Раздеришина, переданной в 1795 г. в Минералогический музей Академии наук, встречается следующее указание: “Из-за реки Адуя, от дер. Шайтанки в 20 верстах,— дымчатые кварцы, хрустали с полевым шпатом;

между сими породами, и наипаче в полевом шпате, попадаются аквамарины, но весьма редко”.

В 1804 г. Н. Попов в хозяйственном описании Пермской губ. отметил существование копей “топазов”, аметистов и горного хрусталя к югу от Шайтанки, по рекам Реж и Адуй. В 1844 г. разведочные партии Екатеринбургской гранильной фабрики искали здесь продолжения изумрудной полосы и отметили на правом берегу р. Адуй аквамарин и тяжеловес (?). В 1853 г. в этом районе работали горные партии, отправленные на разведки изумрудов, после того как Кабинет, на основании исследований К. Гревингка, “убедился в бедности главного района Изумрудных копей”. Эти партии били шурфы на правом берегу р. Адуй, особенно у впадения р. Черной в Адуй, но “обнаружен был один гранит”.

Позднее граниты этого района были посещены Гофманом в 1865 г., А. Лешем в 1884 г. и А. Краснопольским в 1892 г., причем эти исследователи интересовались главным образом характером массивов Шаитанского и Адуйского камня и совершенно не касались копей.

Я склонен сюда же относить старое указание Попова (1804) на аметистового цвета хрустали в виде щеток на белом кварце по дороге из дер. Шайтанки через реки Реж, Тонкая и Крутая, не доезжая двух верст до Озерного болота, в 250 саженях от дороги в Греховский рудник. Положение указываемого пункта на карте мне неизвестно.

Впервые этот район привлек к себе внимание минералогов после колоссальных добыч 1899—1900 гг , когда было добыто крестьянином дер. Сарапулки П Семениным, по словам А. Денисова, больше 20 пудов (по другим сведениям—35 пудов) травяно-зеленого берилла (аквамарина), на много десятков тысяч рублей (указывают, например, цифры около 48 тыс. руб.). После заявки 1899 г. здесь образовалась артель из крестьян,, на паях по 10 руб., причем уже через неделю на пай приходилось по 2500 руб. В 1903 г. появилось первое описание этих копей П. Драверта, который посетил ряд месторождении и описал главным образом копи Адуя Дальнего (т. е. копи 2 и 3) В его описании подчеркнута связь пегматитовых жил с жилами горного хрусталя, аметиста и серовато-дымчатого кварца, столь типичными для района Адуя.

Летом 1905 г в этот район был командирован Минералогическим обществом А. Николаев, который посетил копи 73-го квартала, дал небольшую карту и описал залегание и характер жил месторождений 6 и 7. В 1908 г. те же месторождения у р. Тоши (урочище Тоши) были посещены В. Крыжановским, который собрал ряд типичных дымчатых кварцев и хорошо образованных кристаллов ортоклаза и альбита.

В 1913 г. копи 73-го квартала работались партией Горного института под руководством Н Шадлупа. В том же году копи были детально осмотрены и изучены мною, а в 1914 г. появилось их описание, из которого я заимствую следующие ниже строки, дополненные наблюдениями при повторном их посещении в 1914 и 1916 гг.

Если к приведенным отрывочным сведениям присоединить краткое описание кристаллов адуйского берилла, сделанное Е Федоровым, то этим ограничится вся известная мне литература об этих месторождениях, столь богатых бериллом и дымчато-пепельным аметистом.

 

ОПИСАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ КОПЕЙ

Копь № 1. Эта копь, называемая в настоящее время, по фамилии бывшего владельца, Семенинской, состоит из двух шахт (глубиной 20 и 10 м), залитых водой и в последние годы перед войной 1914 г. принадлежавших М. Белых.

По своему характеру эта жила, идущая в плотном граните, почти чисто полевошпатовая; она резко отличается от всех описываемых ниже жил не только присутствующими в ней минералами, но и по внешнему виду, так как характеризуется нежно-розовым цветом полевых шпатов; крупные выделения кварца в этой копи почти совсем отсутствуют или же кварц образует самостоятельные жилки, прорезающие гранит и полевошпатовую породу в качестве более поздней генерации; в такой жиле в верхней части месторождений, по словам бывшей владелицы, попадались аметисты.

При сравнении отдельных образцов этой весьма мощной жилы мне удалось выяснить ее строение.

Обычно мелкозернистый гранит через несколько более основную зону переходит в мощные скопления еврейского камня с очень мелким рисунком иероглифов, с кристаллами (октаэдрами) магнетита. К этой части, отделяясь и разбиваясь очень ровными плоскостями параллельно краям жилы, примыкает полевой шпат нежно-розового цвета. Расколы повторяются несколько раз на протяжении приблизительно 25 см. Они, очевидно, отвечают некоторым перерывам в процессах застывания пегматитовой жилы и обычно выстланы листочками пневматолитической белой или зеленоватой слюды — мусковита. Разломами тело жилы делится на ряд зон, из которых центральная, толщиной до 10 см, состоит из радиально-лучистой и скорлуповатой массы розового альбита, заканчивающегося в полости трещин венчиками и гребешками из кристалликов.

Самый интересный момент минералообразования отмечается на границе зон пертитовой и альбитовой, к которой преимущественно приурочены эвксенит и берилл. Обычно кристаллы берилла, заключенные в пертит или альбит со всех сторон, еще несколько сохранили свои первоначальные очертания, но многие из них, как заключенные в полевые шпаты, так и лежащие в свободных пустотах жилы среди белесоватой глины, совершенно разъедены и являются теми своеобразными телами растворения, которые столь типичны для форм бериллов Бразилии. Кроме этих зеленых кристаллов берилла с ясно выраженными формами разъедания, в копи встречались кристаллы еще другого типа, хранившиеся в виде больших штуфов у владелицы копи; это большие, плохо образованные аквамарины — сырцы голубоватого тона, заключенные в мутный сероватый кварц, совершенно распадающиеся на куски при выламывании из последнего.

Копи № 2 и 3. Эти копи представляют части разработки одной и той же жилы по двум сторонам дороги. Они состоят из довольно больших старых разработок 1899 г., сильно заросших и обвалившихся. Пегматитовая жила идет в разрушенном граните и, в свою очередь, пересекается неправильным сплетением кварцевых жил. В этих жилах встречаются типичные пепельно-дымчатые кварцы с тем параллельным нарастанием и срастанием, которое столь характерно для района Адуя. В связи с этими жилами находятся скопления еврейского камня, по разнообразию и красоте тонов занимающего первое место среди аналогичных образований Среднего Урала. Нередко крупнозернистые массы еврейского камня оканчиваются красивыми щетками параллельно ориентированных кристаллов кварца.

Мелкозернистый нормальный гранит, местами обогащенный магнитным железняком, составляет коренную породу, в которой проходит жила. Берилл залегает в глине, заполнявшей многочисленные миаролитовые пустоты пегматита.

В описываемых копях встречаются:

1) берилл—мутными кристалликами в полости пегматита;

2) кварц дымчато-пепельный, переходящий в грязноватый аметист;

3) слессартин — неправильными зернами;

4) пертит ортоклазовый;

5) альбит—в параллельном нарастании на полевом шпате, щеточками в полостях и в срастании с дымчатым кварцем.

Копь № 4. Саженях в ста от Семенинской ямы к северо-западу, в пределах 93-го лесного квартала, имелись старые ямы. В 1913 г. эти ямы были арендованы Российско-Азиатским золотопромышленным товариществом, которое приступило здесь к работам на западном продолжении копи № 1. Во время моего посещения в 1913 г. работы шли только но расчистке месторождения, в верхних частях которого имелись жилы с аметистом и дымчатым кварцем, в глубине (6—8 м) встретились в плотном пегматите небольшие пустоты — “занорыши” с плохими бериллами и красивыми слюдами.

Насколько можно было ориентироваться в разрезе, месторождение представляет пегматитовую жилу, напоминающую то своему типу жилу Адуя Дальнего и проходящую в сильно разрушенном гранито-гнейсе Любопытно, что общий тип месторождения мало похож на близко расположенную копь № 1, и потому, по имеющимся пока данным, трудно ожидать здесь встретить ту интересную комбинацию минералов, которая столь характерна для Семенинской копи. Здесь встречаются, кроме берилла: кварц дымчато-серый с типичным для Адуя параллельным нарастанием; мусковит — очень красивыми щетками из шестигранных табличек ромбического очертания, с прекрасно выраженной зонарной структурой; альбит — неясными кристалликами; ортоклазовый пертит, спессартин — неправильными зернами и включениями.

Копи № 5 и 6. Эти копи по своему петрографическому и минералогическому характеру должны быть сближены с Адуем Дальним; они работались еще лет 50—60 тому назад, о чем можно судить до огромным отвалам.

Особенным богатством бериллов отличалась яма № 6, получившая название “Тощака”, или “Тысячницы”. Она лежит в 275 м ниже впадения р. Парфеновки в Адуй и Приблизительно в 100 м от берега последней роки. В этой яме мы встречаемся но столько с типичной пегматитовой жилой, сколько с миаролитовыши пустотами, выстланными прекрасно образованными кристалликами пертита и дымчатого кварца.

Крупнозернистый пегматит, аналогично копям № 2 и 3, отделяется от мелкозернистого серого гранита и гранито-гнейса более мелкозернистым зальбандом, причем на границе этих двух зон наблюдаются скопления граната в виде отдельных пятен до 1,5 см в диаметре, образованных как бы взаимным прорастанием граната, кварца и альбита.

Прекрасную характеристику этих копей приводит в своем отчете А. Николаев (1906): “Бериллы добываются в крупнозернистом граните; их находят как в полевом шпате, причем берилл находится свободно сидящим в пустотах полевого шпата, так и в гнездах (местное название — “карманы”), т. е. в пустотах гранита, лежащих или в жилах крупнозернистого гранита, или же в мелкозернистом; в последнем случае гнезда или лежат вполне обособленно от жил крупнозернистого гранита и сообщаются с ними только перемычками, или образуют местное вздутие жил крупнозернистого гранита. Гнезда заполнены белой глиной, служащей как бы цементом более или менее крупному песку, состоящему из более или менее крупных зерен и кристаллов кварца, полевого шпата, слюды, граната, турмалина и берилла; последние же в гнездах встречаются сравнительно редко. Кроме того, в этих же копях был встречен голубовато-серый апатит”.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Адуйском районе нам известны в качестве годных для обработки берилл, аметист и полевой шпат — в его пегматитовом прорастании с темным дымчатым кварцем. Если первые два минерала по своим свойствам не могут иметь очень большого значения на рынке, особенно дымчатый аметист, то последний, благодаря красивому нежно-розовому цвету, при приятной просвечиваемости, имеет несомненное будущее как дешевый камень для поделок.

В районе Адуя намечается два типа жил — нормальные пегматитовые и кварцевые. Последние пересекают пегматиты, нередко тесно сплетаясь с ними; они образовались, очевидно, в более поздние стадии застывания гранитных магм. Сами пегматиты довольно резко отличаются от мурзинских полным отсутствием топаза и слабым развитием турмалина и литиевой слюды. Наоборот, для этих жил характерны соединения редких земель и ниоботанталаты. Таким образом, отличие от Мурзинского района определенно сказывается в отсутствии летучих элементов — бора, фтора и лития и в сходстве этих жил с теми образованиями, которые характерны для некоторых копей Ильменских гор.

Разработка жил, проходящих в сплошном и плотном граните, представляет большие затруднения.

Главнейшая литература

Денисов-Уральский А. К. Руководство к обзору партий Урала и его богатств. — Изд. 3, доп. СПб., 1902, стр. 130.

Драверт П. Л. Отчет об экскурсии на Средний Урал 1900 г. — Протокол засед. Об-ва естествоиспыт. Казан, ун-та (1902—1903), 1904. Прил. № 215, 11 стр.

Крыжановский В. И. [О минералогических коллекциях, собранных В. И. Крыжановским на Урале в 1908 г.]. В статье: “Годовой отчет ло Геологическому музею Академии наук за 1908 г.”. — Труды Геол. музея Акад. наук, 1909, III, вып. 1,. стр. 11—13.

Миклашевский. Описание Уральских изумрудных копей и их окрестностей. — Горный журнал, 1862, ч. 3, стр. 15.

Николаев А. В. [Об Адуйских копях бериллов]. В статье: “Годовой отчет Геологического музея им. Петра Великого Академии наук”, § 49. — Изв. Акад. наук, 1006, XXIV, № 4—5, стр. 226—238.

Попов Н. Хозяйственное описание Пермской губернии по гражданскому и естественному ее состоянию в отношении к земледелию, многочисленным рудным заводам, промышленности и домоводству, ч. 1—2. Пермь, 1804, стр. 195—196.

Федоров Е. С. Кристаллы Минералогического музея [Горного института]. — Зап. Горн. ин-та, 1010, II, вып. 4, стр. 300 (рисунок берилла).

Ферсман А. Е. За цветными камнями. Очерк добычи драгоценных камней на Урале. — Природа, 19l2, № 9, стр. 1045—1060.

Ферсман А.Е. Пегматитовые жилы Адуя. — Труды Радиевой экспед. Акад. Наук,. 1914, вып. 2, стр. 1—16.

(Статья из книги А. Е. Ферсмана)

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)