Кладовые Урала >

КОЧКАРСКОЕ ЗОЛОТО ПАРТИИ

Организаторы большевистского подполья в Троицке И.С. Шамшурин и Ф.Ф. Сыромолотов. 1929 год

Не исключено, что золотой запас большевистской партии начал формироваться за несколько лет до прихода к власти большевиков — на базе золота с Кочкарских приисков. Эта гипотеза возникла после анализа деятельности на наших приисках одного из видных партийцев Ф.Ф.Сыромолотова (партийная кличка Федич).

Известно, что Ф.Ф.Сыромолотов за организацию на Урале сети политических кружков и отрядов боевиков преследовался полицией и потому был вынужден эмигрировать за границу. Но в 1913 году он совершенно открыто приезжает на Кочкарские прииски под своей настоящей фамилией. Так же открыто и легально организует и официально регистрирует в уездном Троицке компанию «Сыромолотов и К».

На золотом Кочкаре компания Сыромолотова приобретает один из приисков — таким образом Федич становится золотопромышленником. Кроме добычи золота, компания выполняет заказы на химические анализы геологических проб.

Сыромолотов приехал на Кочкарские прииски после Ленских событий. Расстрел ленских рабочих всколыхнул революционное движение. Вполне уместно предположить, что партия поручила Федичу организовать и здесь аналогичное, а по возможности и еще более крупное выступление населения.

Однако на приисках Кочкарской системы ни до приезда Федича, ни после ни одного серьезного выступления так и не произошло. И если таковое задание все-таки было, значит Федич с поручением партии не справился.

Но проходят год за годом, а Федич с Кочкарских приисков не отзывается. Почему? Только после октябрьских событий 1917 года он уезжает в Москву и его назначают на высокий пост в Народный комиссариат финансов. Резкий взлет в политической карьере может означать только одно — перед назначением он успешно выполнил задание партии. Какое?

Вернемся к покупке прииска. Компания «Сыромолотов и К» приобрела Покровский прииск у Козицына. Прииск находился не в центре золотодобычи (сегодня это г. Пласт), а на ее окраине. Случайно?

Конечно, нет. Наверняка ставились условия: чтобы прииск находился в стороне от посторонних глаз и отмечался стабильной добычей благородного металла. А на Покровском при прежнем хозяине ежегодно намывалось до десятка килограммов золота, а в иные годы и более.

При новом хозяине за пять лет в государственные банки не сдано ни грамма золота. В ежегодных сводках окружного инженера (г. Миасс) и Совета золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губерний (Кочкарь, т.е. г. Пласт сегодня), графа «Сыромолотов» или отсутствует, или в ней стоит прочерк. Вдруг исчезло золото? Едва ли. Делая свое предприятие убыточным (фиктивно), хозяин уклонялся от дополнительных налогов с намытого золота да и сдавать его государству он, по-видимому, не намеревался.

В 1914 году началась первая мировая война. Курс российского рубля начал резко падать. Происходило то же самое, что чувствуем, как говорится, на своей шкуре все мы в настоящее время. Добыча золота становится нерентабельной, многие золотопромышленники раззоряются и вынуждены закрывать свои предприятия.

На этом фоне любопытно познакомиться с частным письмом К.Е.Пушкарева (хранится в музее г.Пласта). Константин Ефимович в интересующие нас годы работал главным маркшейдером во французской компании, которая называлась «Анонимное общество Кочкарских приисков». В своем письме Пушкарев сетует, что на приисках идет тайная скупка золота. Рабочих и старателей встречают из шахт и золотоизвлекательных фабрик и покупают у них не только самородки, но и колчедан (пирит, халькопирит), в которых также есть определенное количество золота.

Вновь возникают вопросы: кто скупал «левое» золото? Кто имел наличные деньги, чтобы купить золото по цене выше государственной? И главное — какова цель покупок этого золота в нестабильное время?

Прямых ответов на эти вопросы нет. Но рождается предположение, что деятельность фирмы «Сыромолотов и К» заключалась именно в «собирании» золота для большевистской партии.

Золотодобыча на Кочкарских приискахОппоненты могут возразить: где документы, веские доказательства? Надеюсь, со временем они будут найдены. Однако следует учесть, что в со­ветский период самыми страшными преступлениями считалась измена Родине и подрыв экономической системы, в том числе кража золота. Сроки наказания за эти виды преступлений превышали даже сроки за убийство. На этом фоне государству (читайте — партии) было невыгодно выставлять напоказ, пусть даже и в героическом свете, свое чисто уголовное прошлое.

Нам известно, что на усадьбе А.П.Воронкова «Пчельник» периодически происходили встречи хозяев с Ф.Ф.Сыромолотовым. Федич вел здесь доверительные беседы на политические темы. Возможно. Но не исключено и то, что золотопромышленники Воронковы могли от отчаяния, не зная, как рассчитаться со своими рабочими за добытое золото, или из дружеских побуждений, принять предложение Федича — продать ему золото за наличные по более высокому курсу и при этом не обременить себя налогами.

Приведем цитату из брошюры «XIII местный съезд золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губернии» (1-4 марта 1916 г. в Кочкаре):

«...Государственный Банк цену на золото зафиксировал по цене 7 р. 50 коп., но товара по такой цене не нашлось, так как в этот момент частные банки уже давали 8 рублей за золотник, и уральское золото потекло мимо казны, а может быть, и мимо России. В прошлом году Германское правительство уплатило Северо-Американским Штатам 24,5 тонны золота, доставленного якобы из Китая. Из каких «рудников» брал Китай золото и какие «промышленники» работали там, догадаться не трудно. За последнее время вся организация скупки золота немецкими и австрийскими тайными агентами выяснена... Операция скупки была проста, пробы были изучены раньше...» (брошюра хранится в архиве музея г. Пласта).

Если сопоставить факты из этой цитаты с письмом упомянутого К.Е.Пушкарева, то можно предположить следующее:

-  на деньги партии большевиков покупается специально один из отдаленных приисков Кочкар-ской системы;

-  «хозяином» этого прииска становится опытный и проверенный человек партии;

-  компания «Сыролмолотов и К» занимается помимо прочего не столько химическим анализом геологических проб, сколько химическим извлечением золота из колчеданов;

-  золото, добытое на Покровском прииске и тайно скупленное на других приисках, поступает в партийную кассу.

Именно за эту, блестяще проведенную операцию, Федич и отзывается в Москву на высокий пост.

С механизмом скупки золота в этот период можно познакомиться в художественной книге П.И.Федорова «Синий Шихан», тем более, что события происходят на Южном Урале и именно на золотом Кочкаре.

Но вернемся к Федичу. Одному с таким объемом работы, конечно же, невозможно было справиться. В воспоминаниях А.В.Вдовина (участник гражданской и Великой Отечественной войн, полковник в отставке) говорится, что самая большая ячейка большевиков на Кочкарских приисках находилась именно в расположении прииска Сыромолотова. В книге П.М.Герасимова «Федич» также говорится, что на прииске под видом рабочих скрывались от полиции функционеры партии большевиков. Скорее всего, это и были «подельники» Сыромолотова. Один из них неплохо просматривается — это Дмитрий Яковлевич Одинцов (псевдонимы: Рабочий, Дмитрий Донцов, Д.С, Д.Джеко и др.). В архиве музея г. Пласта хранится телеграмма 1918 года из Москвы в Кочкарь (Пласт). Федич требует срочного отъезда Одинцова из Кочкаря в Москву. В последующие годы эта фамилия неоднократно встречается в списках, протоколах различных совещаний по золотой промышленности, как представителя наркомата финансов.

Не ясна до конца и роль самого автора книги «Федич» Петра Михайловича Герасимова. Известно, что он из местной довольно крепкой казачьей семьи. Закончил Оренбургское Неплюевское училище. Владел несколькими иностранными языками. В первые годы советской власти работал переводчиком в Кочкарь-золото, так как и при новой власти здесь обретались иностранные специалисты. Далее П.М.Герасимов — в администрации (приисковое правление), а затем головокружительная карьера: Москва, Кремль, свояк самого Г.Маленкова (жены Герасимова и Маленкова родные сестры). Не исключаю деловую связь между Сыромолотовым и Герасимовым еще до 1917 года.

Читатели, возможно, спросят, где большевики брали деньги на скупку и для какой цели?

Как известно, партийная касса пополнялась из личных взносов и взносов различных меценатов, таких, например, как крупнейший фабрикант Морозов. Кроме этого, партия не брезговала терактами. Например, на Южном Урале было совершено ограбление почтового поезда у города Миасса, была похищена огромная сумма денег. Аналогично действовал и легендарный Камо. В свое время как абрек (так на Кавказе называют разбойников) отличился и сам Коба (Иосиф Сталин). В память ему осталась сломанная кисть руки, которую Сталин чаще всего прятал за полу кителя.

На эти деньги партия выпускала газеты, устраивала съезды и т.д. С началом первой мировой войны курс рубля начал резко падать. За рубежом стали отказываться от российского рубля. А там проживали не только В.И.Ленин с супругой, и нужно было рассчитываться за проживание, частые переезды партийных функционеров. Вот и выручала международная валюта — золото, которое тайно скупалось на Кочкарских приисках, а возможно и в других золотодобывающих регионах Российской империи.

Равиль ХАЙРЯТДИНОВ,
г. Пласт Челябинской обл.
"Уральский следопыт", № 8, 2002 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)