Кладовые Урала >

ПЕСНИ ЦАРСТВА АДУЙ,
или Власть камня

Карьер

Как там у Стругацких? – «Опять ночь…». И далее по тексту «Трудно быть богом». Пьяная берлога, в которую редко кто осмеливался зайти. Раненых, как говорится, не было. Пьянство «вусмерть». Русский трип.

Как и вчера, ночь обрушилась внезапно, похоронив надежду на скорое возвращение домой вместе с исчезнувшим еще утром «уазиком», экипаж которого также был поглощен майской ночью.

Вызвездило. По правилам нечеловеческих законов природы, повышенная звездность небес обещала завтра солнечную погоду, а значит – возможность сплава для нас. Сплава по речке Адуй.

Шахта

А-Дэ-Уй. Видимо так и пишется слово «счастье» на каком-нибудь исчезнувшем языке. Только не для нас, застрявших здесь, на кордоне Адуйский, «в ожидании солнца». Хотя для Серёги Худякова, хозяина кордона, возможно, именно так. При всем том, что мы: Сергей Волохин, Григорий И., Александр Порубов («Вырубов»), «Петрович» – Анатолий Шукшаев, новоприбывший Андрей Щ. и я, скромный мастер пера, — доставляли, конечно же, определенное беспокойство хозяину, все-таки ему «привалило общения».

Сергей был словоохотлив – успевай записывать истории, старательские байки и случаи из жизни. Она (жизнь) — также охота и рыбалка. Особой «оптимистичностью» отличался рассказ о заблудившемся адвокате, который за пять суток хождения по кругу два раза выходил к кордону с просьбой показать-таки ему «правильную дорогу».

Беспокойство происходило от количества гостей, переходящим как водится, в качество: чем больше пьющих, тем шумнее. И веселее обманчивый лес, подготовившийся к встрече внезапных гостей заболоченными колеями, старыми и свежими шурфами, опасными при передвижении в темноте, разрытыми только что муравейниками (медведь вышел из берлоги!) и многими другими ловушками… Спросите у Григория – он шел через ночь и через дождь, пытаясь два раза лечь поспать на мокрых бревнах. Его спасло лишь его упорство охотника за камнями, баллон пива и бутылка водки. Таким он и явился – среди ночи, пытаясь зайти в угол между дверью и стенкой, мокрый, грязный и малоразговорчивый.

Счастье – не только «теплый пистолет» (Д. Леннон), и даже вовсе не он, а теплый камин, сухие носки-трусы и горячий суп вдогонку охлажденной рюмке с двумя жидкими унциями русской водки…

Избушка

Опять дождь… Выбрался только на четвертые сутки (спасибо Сергею, хозяину кордона) – пешком до Крутихи, а там и шоссе до Екатеринбурга, были бы деньги…Были. Отблагодарив адуйского «сусанина» парой баллонов пива, я покинул эти мрачноватые места. Надолго ли? Сидя в маршрутном такси, я не хотел даже думать о возвращении в неприветливую тайгу Режевского заказника с её «бажовским» ощущением некоей тяжелой, каменной тайны, которую почему-то и открывать не хочется. Это насколько надо быть заколдованным «каменной девкой», чтобы вручную рыть «закопухи», шурфы и шахты в горной породе»! И не абы как, а с размахом: три-четыре метра в глубину, метров десять-двадцать в длину – при обнаружении жилы. И предварительно вскопав десяток разведочных шурфов… Ради чего?

Ради чего погиб при взрыве аммонала на копи Южной Владимир N? Камни. В них причина. Точнее, минералы. Полихромные турмалины, бериллы, аметисты, изумруды…

Самоцветы

По сути, хитники по праву являются некоей кастой, со своими законами, психологией и нравами. Наша землячка Славникова недаром в 2006-м «Букера» взяла за свой роман «2017». Власть камня несравненно могущественнее любой человеческой власти. И нам, уральцам-рифейцам, это понятнее, чем кому-либо другому. Правда, в городах, среди бетона и асфальта, это понимание нивелируется, почти исчезает, но при непосредственном контакте с реальностью нетронутого леса, гор и рек, архетипы просыпаются, и образы каменой девки, змея Полоза и подобных им персонажей старика Хмелинина и Бажова обретают свою жизнь. Точнее, квази-жизнь. Но от этого жути не меньше.

Неслучайно же хитники гибнут при самых странных обстоятельствах. Во времена менее демократичные, лет двести назад, хитников отлавливали бойцы тогдашних государевых служб и аналоги современных ЧОП. Здесь, на Адуе, рядом с копью Семейной до сих пор сохранилось место, где была «пытошная», в которой из упрямых рудознатцев и старателей выбивали сведения геологического характера. И было из-за чего. На Семенинской копи, к примеру, в 1899 г. было добыто более 35 пудов (560 кг) бериллов, а за период работы на месторождениях Самоцветной полосы «The New Emeralds company» (с 1899 по 1916 гг.), эта англо-французская компания вывезла 8655 (!) килограммов изумрудов.

В заказнике множество мест, чья топонимика свидетельствует о следах старательской, крестьянской и промышленной добычи самоцветов в этих краях: речка Положиха, копи: Семенинская, Липовские, Князя Мещерского, Топазница, Копи Мора. С историей местности и культуры уральского камня связаны и славные имена ученых, промышленников, старателей: Я. Мора, Т.П. Семенина, А.Е. Ферсмана, К.К. Матвеева, П.Л. Драверта, Г.Н. Вертушкова.

Уазик

Ресурсы же Самоцветной полосы не оскудевают, привлекая туристов, ученых и «черных» геологов-хитников. Естественно, что и писатели своим вниманием не обходят эти уникальные места. Анатолий Шукшаев подготовил очередную свою книгу о режевских-адуйских самоцветах и о возможностях развития здесь познавательного туризма.

Сама т.н. «Самоцветная полоса» как геологический феномен представляет единую минералогическую систему (в бассейне рек Реж и Адуй), в центральной и южной частях которой на 32 300 га и был создан в 1995 г. Государственный природно-минералогический заказник «Режевской». Этот район (в пределах Алапаевского МО, Горноуральского и Режевского городских округов Свердловской области) по праву считают истоком народной минералогии, старательского дела, традиционных ремесел и культуры уральского камня. Поэтому и имидж области, в силу своей основной локализации на склонах Урала и Зауралья, исторически связанный с металлургией и добычей минералов и горных пород, логично связан и с Самоцветной полосой.

На берегу Адуя

К сведению туристов и любителей камня: в пределах заказника «Режевской» выделяется три участка: Липовский, Шайтанский и Адуйский. Собрание минералов пегматитового, гидротермального и гипергенного характера вскрыто и представлено в десятках старинных копей и крупном (ныне не действующем) карьере на Липовском месторождении силикатного никеля. Кстати, «Липовка» известна с 1900 г. добычей розовых и полихромных турмалинов, которыми в советские 1970-ые отваливали насыпные дороги, выбрасывая тем самым миллионы рублей… Тогда как на Западе (благодаря деятельности Якова Мора) неповторимые образцы минералов из Режевских месторождений украшают экспозиции Лувра, музеи Венеции, Лондона и Рима: к примеру, липовские турмалины выставлены в Ватикане.

При желании, составить неплохую минералогическую коллекцию может каждый, кому не лень. Кайло, лопата, молоток – вот три волшебных слова для познания тайны уральского камня.
Сергей НОВОПАШИН
(Издательство «Баско»).
Фото автора.
«Билеты есть», № 9, 2007 г.
http://www.biletyes.ru/index.php?articleID=566

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)