М-ский треугольник >

ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ.
Из дневника научно-исследовательской экспедиции

Своего апогея спор вокруг НЛО в нашей стране достиг в конце прошлого года, с появлением на страницах рижской газеты «Советская молодежь» серии сенсационных «кусков» журналиста П.Мухортова, известивших читателей об открытии в окрестностях Перми района, где любой желающий имеет возможность запросто войти в контакт с внеземными цивилизациями (ВЦ). Так буднично сбылась давнишняя мечта человечества. «Новый район» быстренько окрестили Пермской аномальной зоной или М-ским треугольником.

Я физик. По роду своей профессиональной деятельности привык сталкиваться с самыми невероятными научными гипотезами. Одни из них блестяще подтверждаются опытом, другие остаются в памяти лишь как казусные повороты человеческого мышления. Но для широкой публики в необъятном океане всевозможных идей наибольшей притягательностью обладают те, которые уводят сознание за пределы обыденных понятий, туда, где стирается грань между действительностью и сказкой. Поэтому с самого начала меня не удивил ажиотаж вокруг Пермской аномальной зоны. Странным было лишь практически полное устранение из дискуссии представителей науки. «Ежели специалисты молчат, значит им нечего возразить!» - приблизительно так высказывались многие мои знакомые, далекие от науки.

Сообщение о формировании первой научно-исследовательской экспедиции по изучению аномальных явлений в Пермской области вначале я встретил с подозрением: очередная вылазка за сенсациями? Сомнения отчасти развеялись, когда спонсорами экзотического мероприятия выступили известные производственные объединения «БелавтоМАЗ» и «Интеграл», а руководителем группы был утвержден Борис Безух. Борис известен своими физическими исследованиями, выполненными в различных регионах земного шара, в том числе на вулканах, в океане, в горах, а также прекрасными научно-популярными лекциями.

В зоне мы побывали, познакомились с ее обитателями. За 11 дней напряженной работы в полевых условиях собрали большое количество «материально ощутимых свидетельств», позволяющих представить истинный спектр аномальных свойств М-ского треугольника. Но об этом лучше расскажут отрывки из дневниковых записей. Которые я вел ежедневно.

Геннадий РЯБЦЕВ,
старший научный сотрудник Института физики АН БССР.

 

18 мая 1990 г.

ИллюстрацияАэропорт «Минск-2». У стойки регистрации на рейс 7863 пирамида из научных приборов и рюкзаков. Вокруг – мы, основная экспедиционная группа из 15 человек. Все обвешаны фотоаппаратами и биноклями. Первое впечатление – компания разнородная, но интересная: экстрасенсы, журналист, врач, психофизиолог, геолог, геофизик, специалисты по оптике, электронике, фототехник высочайшей квалификации и даже юрист. Наши экстрасенсы Лена Король и Костя Морозов «видят биополе». Я лично ничего не вижу, толком не понимаю термина «биополе» и, если честно, сомневаюсь в возможностях Лены и Кости. Правда, ловлю себя на том, что держусь от Лены подальше. Борис рассказывал, что она воспринимает задуманные другими мысленные образы. Так что, нельзя побыть с собой наедине?

Вспомнился почти анекдотический случай, рассказанный одним из членов нашей экспедиции. Перед самым отъездом в Пермскую АЗ к нему подошел товарищ по работе и очень серьезно попросил:

- Когда встретишься с инопланетянами, будь другом, воспроизведи им мой образ. Может быть, они пожелают вступить со мной в контакт.

Безуху двое жителей Бреста передали письма для «пермских инопланетян».

19 мая 1990 г.

Загружаемся в две машины повышенной проходимости и вперед, к деревне Молебка. Дорога неблизкая, под две сотни километров.

Вот и овеянная легендами Молебка. Широкая и быстрая Сылва – «талая вода».

Переправляюсь с первой десантной группой. До центральной поляны, где обычно наблюдают НЛО, километров семь по раскисшей от влаги тропе. В здешних местах еще только начало весны. Листья на березах еще только-только распустились. От птичьего пения и бессонной ночи слегка кружится голова. Нет, не похоже это на мухортовскую зону – «там птицы не поют». Где чудеса?

Но что это? Физически ощущаю цепкий взгляд. За мной наблюдают. Неужели вступают в контакт? Осторожно разворачиваюсь… Из близлежащей рощицы на меня надвигается пришелец. Небритое лицо, за спиной – огромный рюкзак.

- Откуда?

- Из зоны!

- Ну и как там? – помимо воли вырывается у меня.

После обстоятельной паузы «пришелец» нехотя выдавливает:

- Сам увидишь!

Постепенно разговорившись, выяснил. Пробыл в зоне 9 дней. Пытался установить контакт с ВЦ. Первые 3-4 дня ничего не получалось. Начал бодрствовать по ночам. Где-то на пятые сутки заметил «лимончик» - небольшой желтый светящийся объект, быстро перемещающийся по небосклону. После этого начал регулярно по ночам общаться с космическим разумом. Убежден, что контактировал с пришельцами.

За небольшим пригорком показалось место, к которому теперь приковано внимание значительной части взрослого населения страны – центральная поляна Пермской АЗ. Множество кострищ. По краям груды мусора: банки, пакеты и… пустые бутылки с диковинными наклейками. Следы наших предшественников.

Пока не знаем, много ли здесь «тарелок», но клещами буквально нашпигован весь М-ский треугольник. Вероятность заразиться энцефалитом, на мой взгляд, гораздо выше, чем улететь на планету Трон. Местные контактеры относительно спокойны. Они убеждены, что зона защитит их. Дай бог, чтобы это было так.

До наступления сумерек успеваем сбегать с Володей Кирильчиком в Долину ужасов. Она в 15 минутах ходьбы от лагеря. Продолговатая поляна, растянувшаяся на полкилометра вдоль Сылвы. Единственное сильное впечатление – великолепная шпалера из берез и елей, окаймляющая стеной высотой 30-40 м долину слева. Когда смотришь на эту красоту в бинокль, начинает кружиться голова. Но чары аномалий долины тут, скорее всего, ни при чем.

Начали собираться в Дом минотавра. Вооружились основательно: 2 новейших ночных бинокля «Байгыш-6», портативная радиостанция, несколько фотоаппаратов, фонари. Дом минотавра среди уфологов известен тем, что именно здесь якобы по ночам появляется женщина с головой зверя. В 80-х годах, согласно легенде, эта женщина изгнала из зоны приехавших в Молебку пьяных шабашников.

Останавливаемся на краю болотца. До цели вылазки каких-нибудь три сотни метров. В биноель Дом Минотавра просматривается как днем. Ничего примечательного. Даже обидно.

- Там кто-то есть! – бьет по ушам возглас Саши Шаммы.

Этого нам только не хватало. Минотавр? Беру бинокль. Отказываюсь верить своим глазам: за дом метнулась тень, очень похожая на человеческую. Что будем делать? Возвращаться? Ну, нет! Не для того сюда прибыли. Решаем идти к дому. До него уже десяток шагов. Человек виден невооруженным глазом, идет нам навстречу. Голова вроде бы не звериная. Протягивает руку:

- Василий. Из Риги. Нас здесь трое. Ожидаем контакта с инопланетянами. Встреча назначена на половину второго.

Возвращаемся в лагерь. Остается пройти небольшую рощицу.

- Вижу! Вижу! – немного не по себе от очередного восклицания Шаммы.

Подхожу, беру «Байгыш». Сквозь густые ели просвечивается яркое пятно, мигающее с частотой несколько герц. Сомнений нет, неопознанный объект искусственного происхождения. Фотографируем его через окуляр ночного бинокля. Переправляемся через ручей. Вот показалась центральная поляна, и… мы заходимся от смеха: возле наших палаток на треноге стоит сигнальный фонарь, озаряя через равные промежутки времени окрестности тусклым оранжево-красным светом. Это Безух после нашего ухода к Дому минотавра решил отметить местонахождение лагеря.

Под утро начался дождь. Заметно похолодало. Приступаем к полевым измерениям. Распаковываем и настраиваем аппаратуру: магнитометр, измеритель напряженности электрического поля, измеритель радиошумов, несколько радиометров различного типа, уникальный малогабаритный спектрометр для регистрации световой гаммы светящихся образований, пирометр и многое другое. Костя и Саша Шамма опробуют алюминиевые биорамки и какие-то Т-образные деревянные «антенны» с наушниками. Утверждают, что с их помощью элементарно обнаруживаются места посадки космических кораблей. Спешу уточнить:

- Наших, земных?

- Нет, конечно же, инопланетных.

Собираемся у костра лишь к вечеру, начинаем обсуждать результаты дневных изысканий. Очень многие отмечают резкое ухудшение самочувствия в Долине ужасов. Поднимается артериальное давление, начинаются головные боли, бросает в жар. Юра Маркитан, геолог из Львова, Толя Субботин, Иван Сергеевич Ледовской и Борис Безух предполагают, что все особенности «треугольника» можно объяснить, исходя из наличия в этой местности мощных разломов земной коры. Предварительные опыты, в общем-то, подтверждают версию о доминирующем влиянии земного и атмосферного электричества. С обнаруженными направлениями разломов коррелируют траектории движения облаков и дыма.

С заходом солнца на охоту за «тарелками» двинулись экстрасенсы.

Увы, НЛО почему-то пока обходит нас стороной.

24 мая 1990 г.

Выселки. Домик с привиденияВ центре нашего внимания – феноменальные способности Лени Коновалова. Каждый вечер мы с нетерпением ожидаем его выхода на «полигон». По словам Лени, ему словно кто-то подсвечивает со стороны слабым фонариком. В таком состоянии он различает, например, в темноте отдельные травинки или мелкие детали одежды человека, стоящего на удалении нескольких метров. Правда, яркости «внешнего источника» не хватает, чтобы прочитать незнакомый газетный текст. Удалось установить: наибольшей интенсивности неизвестное «излучение» достигает в Долине ужасов и возле Дома минотавра. Если Леня приседает или ложится на землю, желтый свет гаснет.

Борис полагает, я с ним согласен, что глаза нашего журналиста вследствие каких-то физиологических способностей при попадании в область сильных полей начинают регистрировать инфракрасное излучение. Кратковременные вспышки посчастливилось увидеть и мне самому, но до стабильного свечения дело, увы, не дошло.

25 мая 1990 г.

От смешного до великого один шаг. Курящая половина экспедиции не рассчитала своих возможностей и сидит на голодном пайке. Купить негде. Поэтому когда во время одного из дежурств кто-то, не подумав, выбросил половину сигареты, все бросились ее искать. Ничего не найдя, приуныли. И тут Володя Кирильчик предложил применить «Байгыш». О чудо! Практически уже погасший окурок засиял в виде шара.

Эврика! А не таким ли способом появляются шары, замеченные нашим доктором? Пришли к лагерю, навели ночные бинокли на ближайшую кромку леса, ударили по кострищу палкой… Что и требовалось доказать! Над вершинами деревьев поплыли большие и маленькие шары. Невооруженным глазом они не видны, а в ночной инокль – как на ладони. Показываем этот фокус любому желающему.

Кажется, мы можем теперь объяснить по меньшей мере часть необычных явлений в зоне. В самом деле, НЛО наблюдаются, как правило у костра. Если последний развести в точке местности с высокой напряженностью геомагнитного поля , то шарообразные летающие объекты будут наблюдаться практически каждым человеком, зрительные органы которого предрасположены ко всякого рода внешним воздействиям.

26 мая 1990 г.

У вечернего костра особенно шумно. У нас гости.

Долго беседуем с харьковчанином Сашей. За три месяца он здесь повидал многое и многих. Невозможно без улыбки слушать его воспоминания о наивных молодых пареньках, приезжавших в заснеженную зону без теплых вещей, продуктов, но… с домашними тапочками, чтобы удобнее было передвигаться по внутренним отсекам «тарелки»! Затрагивает Саша и аномальные явления. Например, в ясный зимний день совершенно ровная лыжня вдруг превращается в причудливо изогнутую кривую. В зоне встречаются локальные участки, в которых человек утрачивает контроль над своими поступками. Но достаточно немного сместиться в сторону, как все бесследно исчезает.

Новые паломники приходят чуть ли не каждый день, по 5-6 человек со всего Союза. Поразительно, но ни один из них не хочет даже слышать, скажем, о том, что раздвоение или искривление удаленных предметов довольно просто объясняется особенностями преломления света газовой средой, находящейся в сильном анизотропном электрическом поле. Первое удивление однако проходит, когда выясняется: в зону приезжают люди с познаниями в области физики в лучшем случае на уровне второго курса вуза гуманитарного профиля. От такого общения помимо воли возникает ощущение, что мы попали в какой-то иной, параллельный мир со своими понятиями и законами.

27 мая 1990 г.

До отъезда осталось совсем немного. И вдруг находка: неглубокая неизвестного происхождения вмятина в траве. Впечатление такое, что ночью тут садилась тарелка. Подносим с Юрой Маркитаном к следу прибор для измерения уровня радиоактивности и замираем: фон примерно в 1,5-2 раза выше среднего уровня. Неужели в самом деле поработали инопланетяне? Не знаю, долго ли бы мы стояли с Юрием в глубоком раздумье, если бы случайно не подошли ребята, расположившиеся невдалеке. Они от души рассмеялись:

- Вчера здесь приземлялся какой-то вертолет!

Все точно. Мы должны были сразу заметить рядом еще два отпечатка колес «вертушки», кстати, также с повышенными уровнями радиоактивности. Вертолет, наверное, перед этим садился на скальную породу.

29 мая 1990 г.

Уезжаем. Машины пробились прямо к поляне. Собираем палатки, вещи, аппаратуру. Провожать нас пришли соседи. Ребята привыкли к нам, и им грустно расставаться, но одновременно на их лицах проглядывает плохо скрываемая радость – с отъездом экспедиции, как они надеются, в зону вернется «инопланетный разум».

Итак, экспедиция завершена. Что ж такое Пермская аномальная зона? В чем ее необычность?

Главный вывод, к которому пришла наша экспедиция, состоит в следующем. Почти все аномалии М-ского треугольного можно объяснить, если предположить, что его пересекают несколько больших разломов земной коры. Это заключение по возвращении из зоны полностью подтвердилось данными пермских геологов-нефтяников, полученными с использованием самолетных и спутниковых средств. Установлено, что под Долиной ужасов проходит региональный тектонический разрыв.

Разломы земной коры – локальные источники сильных магнитных и электрических полей, напряженность электрического поля в отдельных точках Долины ужасов намного превышает значения, характерные для удаленных от зоны районов.

Сведений о характере влияния электромагнитных полей на органы зрительного восприятия человека чрезвычайно мало. Можно предположить, что при определенных условиях это ведет к подъему длинноволнового крыла функции видности, то есть к повышению чувствительности зрения в инфракрасной области вплоть до длин волн 1,35-1,40 мкм. (Глаз обычного человека в нормальных условиях воспринимает световые потоки с длиной волны не более 0,75-0,80 мкм). Излагаемая гипотеза не сверхоригинальна. Она хорошо согласуется со спектрами поглощения и пропускания глаза. Более того, многие специалисты не без основания считают, что на ранних этапах эволюции живых организмов способность ощущать инфракрасное тепловое излучение была нормальным явлением.

В процессе обострения зрения в длинноволновой части спектра человек получает как бы дополнительную внешнюю подсветку, поскольку его глаза начинают улавливать невидимое до этого излучение. Становятся заметными различного рода слабо нагретые тела.

Можно добавить и следующее. Наибольшей интенсивности «эффект Коновалова» достигал в тех местах Пермской АЗ, где были зафиксированы максимальные напряженности электрического и магнитного полей. Свечение ослабевало, когда Леня приседал, и почти полностью пропадало, стоило ему лечь на землю. Эти манипуляции становятся понятными, если учесть, что напряженность электрического поля Земли с высотой возрастает приблизительно на 100 В/м через каждый метр.

Наивно было бы надеяться, что изложенные выше результаты и суждения окончательно разуверят тех, кто спит и видит в Пермской АЗ область проявления «параллельного разума». Но, как хорошо высказался в апрельском номере бюллетеня по проблемам аномальных явлений П.Мухортов, «давайте думать вместе!». Давайте искать новые факты, версии, доказательства. И если внеземные цивилизации действительно посещают Землю, давайте отыщем хотя бы маленькую «гайку» от их космического корабля.

Геннадий РЯБЦЕВ
«Поиск», август 1990 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (4)