М-ский треугольник >

ПЕРМСКАЯ АТЛАНТИДА

Гостей здесь всегда достаточно, хотя их и не жалуют. Зовут с точностью до наоборот – аборигенами. Года 2-3 так просто валом валили. Нескончаемый поток иностранцев, ученых, студентов и прочих «уфологов». Даже на вертолете пролетали. Сейчас гостей меньше, говорят, улетели инопланетяне. Вот так… А место то осталось. Странное все-таки, угрюмое.

Пермская АтлантидаГоворят, в Молебке кончаются Уральские горы. Снег тает позже, чем во всей округе и люди настороженнее. Разговорить их непросто, а поговорить есть о чем.

Существует легенда, что когда-то давно жили в этих краях вогулы, солнцепоклонники. И на большой горе – Камень называется – приносили они своему богу жертвы, молились.

Так это было, или не так, а только речка, что впадает у этого Камня в Сылву называется по-русски – Молебная. Может быть с этого недоразумения и начались все загадки этих мест, кто знает.

Лет 200-300 назад приглянулись эти края одному из Демидовых. Чем не хорошо: вокруг во множестве железных рудников, Молебную недалеко от устья легко запрудить – быть здесь заводу. Селение назвали Молебкой, как и безымянную речку, что впадала в пруд тут же. Вот и получилось три Молебки в одном месте. Чем не святое место?

Молебский завод, самый маленький на Урале, ничуть не уступал в выплавке чугуна большим. Как раз в войне 1812 года наладили производство пушек и ядер. Огромное по тем временам население (до 4 тысяч человек) гордилось своим положением – мастеровые! Потом построили первую электростанцию на пруду: «Ни у кого нет, а у нас есть!» Большое и богатое село до сих пор вспоминают в округе. Непривычно широкие улицы, как в городе, прямые и строгие, дома все двухэтажные, красивые и крепкие… Что сейчас осталось от всего этого? Завод сравняли с землей, из старинных зданий остались только два: купеческий дом, с демидовской еще кладкой да церковь. Та самая, над которой завис, по преданиям, первый НЛО.

Стоит этакая северная красавица на горе, среди редких сосен, и, кажется, ничего уже кругом не будет, а она останется гордой в своих развалинах. Внутри еще сохранились росписи, но не святых угодников, а орнаменты как на бабушкиных полотенцах. Да и сама она больше похожа на язычницу, как в гоголевском «Вие».

В прошлом году люди видели, как пришел к ней какой-то мужик, три дня что-то искал, стены простукивал, а потом ушел с большим мешком, даже на автобусе не поехал, будто людей опасался.

Рассказывают и другую историю. Когда недалеко от все той же церкви проводили водопровод, то наткнулись на какие-то захоронения: человеческие кости не то в гробах, не то в дуплах. Дело в том, что на этом месте никогда никого не хоронили. Есть в Молебке и православное кладбище, и старообрядческое, но совсем в другой стороне. Хоронили кого-то при церкви, но тоже в положенном месте, не здесь. Кто же тогда? Вогулы?

Много загадок хранит эта земля. И на всем будто лежит табу. Древний знак молчания и на земле, и на зданиях, и на именах, да и на самих людях.

О чудесах здесь говорить не принято. По 20 лет, мол, на одном месте живут и ничего такого не видывали. Однако были случаи, когда пропадали люди, и в лес уходили больными, а возвращались здоровыми. Но о настоящем – молчат. Один человек мне сказал так: «Шутки шутками, а если встретишься с ними сама, то и ты будешь обходить эту тему молчанием». Почему? Страшно. Дикий, необъяснимый ужас вызывают такие встречи с «пришельцами». А о «их» знаке, человеческом глазе в лучах солнца и в треугольнике вершиной вверх, говорят как о божьем, что встречается на большинстве икон. Значит, признают.

Чем же живут сейчас эти люди? Не сеют и не пашут. Занимаются охотой и рыболовством, как далекие предки. И вот опять загадка: почему бы не открыть, скажем, турбазу для приезжающих, создать хоть маломальские условия цивилизации. Тем более, что затраты, по сути, минимальны, а доход еще и сейчас обещает быть не маленьким. Чудесные места, великолепная история. Да только староверы всегда предпочитали жить уединенно, а их там, по всей видимости, большинство. Говорят, что Молебка – это край земной, дальше одна тайга и мертвые деревни. Однако до райцентра (такого же бесхозного) ведет прекрасная дорога, а до ближайшей железнодорожной станции – всего 20 км. Не мудрено нынче добраться и на край света.

А пока так и качается лесная Атлантида в океане забвения.

 

Т. МАСАЛКИНА,
с благодарностью за помощь краеведу с.Молебка С. БЕЛЯЕВСКИХ.
«Губернские вести» №5, ноябрь 1995 г., г.Пермь

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (13)