М-ский треугольник >

ПЕРМСКАЯ АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА.
Комментарии событий и фактов

Олег СыромятниковВозьму на себя смелость утверждать, что в этом зале не найдется человека, который бы совсем ничего не слышал о Пермской аномальной зоне, М-ском треугольнике и т.д. Названий много – суть одна. Однако, несмотря на то, что об этой самой «зоне» сказано и написано много, вопросов и разного рода неясностей остается предостаточно. Для того чтобы попытаться разрешить эти неясности, обратимся к тому, как была открыта так называемая аномальная зона (АЗ), и с чего, собственно, все и началось.

В конце октября 1983 года сотрудник Пермского института охраны окружающей среды в угольной промышленности Эмиль Федорович Бачурин охотился в Кишертскоим районе Пермской области, немного севернее с.Молебка. Поздно вечером 27 октября над лесом в стороне Молебки он заметил свечение и услышал лай молебских собак. На следующее утро охотник пошел по направлению на это свечение и через некоторое время заметил проталины в октябрьском снегу, покрывавшем вспаханное поле. Проанализировав свои вчерашние наблюдения, Бачурин приходит к выводу, что здесь садилась «летающая тарелка». Хотя, впрочем, «тарелка», может быть, вовсе и не садилась, а лишь зависала, так как никаких других следов, кроме вчерашнего растаявшего снега, могущих подтвердить визит какого-либо летательного аппарата не было.

Вскоре Бачурину удается установить контакт с представителями Пермской Комиссии по аномальным явлениям (ПКАЯ) и совместно с Горьковской группой в июле 1986 года была проведена первая экспедиция на предполагаемое место пребывания инопланетян. К сожалению, я пока не располагаю результатами исследований, проведенных нашими нижегородскими коллегами, а об исследованиях, проводимых представителями ПКАЯ сказать нечего, т.к. никаких исследований просто-напросто не проводилось. Если не считать, конечно, хождения по полям и по лесам с биолокационными рамками.

К слову замечу, что я лично ничего против самого метода биолокации не имею, а, напротив, считаю его одним из явлений, заслуживающих самого интенсивного изучения и развития. Однако я считаю, что оператор-биолокаторщик – это человек, прежде всего обладающий определенными способностями, на основе развития которых получены практические результаты, неоспоримо подтвержденные или системой тестов или компетентной комиссией, давшей заключение о профессиональной состоятельности данного оператора. Т.е. это должен быть прежде всего специалист, профессионал, отвечающий за свои слова и результаты своей работы, а не энтузиаст-любитель, бегающий неизвестно зачем с куском изогнутой проволоки.

Но вопрос профессионализма в уфологии – это отдельная большая тема. Вернемся к нашей истории. После первой экспедиции 86-го года Бачурин еще несколько раз побывал в Молебке, открывая все новые и новые места посадок и зависаний. Может быть, вся история на этом и закончилась, но времена менялись, газеты стали писать все, что попало. В том числе и то, о чем некоторые раньше даже наедине с собой боялись подумать.

Резко стала перестраиваться и пермская областная комсомольская газета «Молодая Гвардия»: наряду с зубодробительными материалами на политические темы начали печататься разнообразные слухи и сплетни, мало-мальски претендующие на достоверность. Утруждать себя хоть какой-нибудь проверкой поступающих к ней сообщений редакция газеты явно не желала.

Наконец, в декабре 1988 года на целую газетную полосу разместился рассказ об открытии Бачурина под весьма удачным заголовком «Аномальная зона». Эффект превзошел все ожидания. Пермь у нас ведь вообще очень спокойный город, за всю историю перестройки была лишь одна «народная смута» - это когда вдруг пропали сигареты, а тут – инопланетяне!

Короче, пермяки заглотнули наживку, а дальше все пошло почти автоматически: целых полгода Бачурин по всей области читал лекции на тему «летающих тарелок», а летом собрал экспедицию и отправился в АЗ. К этому времени, кстати, Бачурин уже не являлся членом ПКАЯ, а предпочитал действовать вполне самостоятельно. Экспедицию, общей численностью около 40 человек, в основном составили пермяки, но было и несколько иногородних товарищей, заочно приглашенных Бачуриным. В их числе оказался и корреспондент газеты «Советская Молодежь» П.Мухортов.

Есть необходимость поподробнее остановиться на составе экспедиции. Из людей, сколько-нибудь серьезно занимающихся изучением АЯ, в ней был только один человек – председатель ПКАЯ В.А.Шемшук, но его в Перми ждали дела, и он через день уехал обратно. Все остальные участники во всем, что касалось изучения АЯ, были полными дилетантами (не считая, конечно, Бачурина) и, кроме того, типичными городскими жителями, знакомство с природой которых ограничивалось городскими скверами и дачными участками, в лучшем случае – охотой и рыбалкой.

Разумеется, ни о каких научных исследованиях не могло быть и речи: ведь в составе этой экспедиции не было не только подготовленных специалистов-уфологов, но даже никаких приборов, кроме биноклей и компасов. Другими словами, это была никакая не экспедиция с целью изучения чего-либо аномального или просто интересного, а банальный выезд, или, вернее, наезд на природу с целью получения нетривиальных ощущений. Не думаю, что кто-либо из участников этого мероприятия всерьез рассчитывал пообщаться с «братьями по разуму», хотя, конечно, каждый в глубине души надеялся увидеть и узнать что-то необычное.

Сразу по приезде начались затяжные дожди, а полчища комаров заботились о том, чтобы люди не могли спать ни днем, ни ночью. Мокрая одежда, недосыпание, постоянные атаки кровососущих, жуткие рассказы Бачурина о личных встречах с коварными «пришельцами» быстро привели к тому, что душевное равновесие большинства участников поездки было основательно нарушено. А если вспомнить, что добрую половину всего состава этой «экспедиции» составляли женщины околопенсионного возраста, почему-то именовавшие себя экстрасенсами, то можно представить, что там творилось.

Однако Мухортову такая ситуация явно понравилась, он быстро оказался в центре внимания и легко вырвал инициативу из рук Бачурина, блестяще используя как свои внешние данные, так и весь свой прибалтийский шарм, явивших для наших провинциальных дам едва ли не большей экзотикой, чем сами инопланетяне.

То, что началось позже в базовом лагере экспедиции, напоминало театральную постановку силами больных психиатрической лечебницы: повсюду были видны молитвенно простертые к небу руки и лихорадочно блестящие глаза, обращенные к звездам. Временами раздавались хоровые призывы к братьям по разуму с просьбой показаться в материальном виде, а по ночам изо всех палаток неслись те же призывы, но уже шепотом. Впрочем, они никому не мешали, так как большая часть Гомо Сапиенсов или сидела у костра, с мольбой и ожиданием всматриваясь в темноту слезящимися от дыма глазами, или всей гурьбой блуждала взад и вперед по дороге, разрезающей Зону на две почти равные части, распугивая обалдевших зайцев и топча зазевавшихся травяных лягушек.

Однако долго так продолжаться не могло, и скоро начались первые «контакты». Сейчас уже трудно установить, с кем первым это случилось, но процесс нарастал лавинообразно. Отставать никому не хотелось и вскоре каждый старался побыстрее вступить хоть в какой-нибудь контакт. На заявления об установлении телепатической связи с представителями инопланетных цивилизаций уже никто не обращал внимания. Сыпались все новые и новые названия планет, разновидностей летающих тарелок и самих инопланетян, перемешанные с когда-то где-то слышанными физическими и астрономическими терминами и понятиями. Счет цивилизаций, с которыми удалось «законтачить», шел на десятки, а сами контакты никаким подсчетам уже не поддавались.

Справедливости ради отмечу, что все же были люди, обладавшие достаточной долей здравого смысла, которые, не желая терять даром время, спокойно купались, бродили по лесу и ловили рыбку. Но они были в полном меньшинстве и на общий ход событий никакого влияния оказать не могли.

Вскоре после окончания этого культурно-оздоровительного мероприятия в «Советской Молодежи» появились материалы Мухортова, озаглавленные «М-ский треугольник». Самые первые из них почти целиком состояли из лекций Бачурина, что, очевидно, было вызвано намерением обезопасить себя в случае возможной критики и последующего разоблачения. Замечу, что Мухортов и ранее пописывал на «аномальные» темы, так что некоторый опыт в этом плане у него был.

Все, что произошло дальше, можно считать вторым актом спектакля, разыгранного в лесу под Молебкой. То, что было нагромождено в «Советской Молодежи» Мухортовым, казалось настолько невозможным, что невольно в сознание закрадывалась мысль: неужели это все – неправда? А вдруг что-нибудь да действительно было? Именно эти вопросы и двигали десятками тысяч паломников со всего Советского Союза и даже из-за границы, начавших движение в глухой некогда угол уральской тайги.

К тому времени секция уфологов, которую я здесь представляю, не была в состоянии что-либо противопоставить этому «железному потоку» людей, идущих неизвестно за чем неизвестно куда. Началось это нашествие в августе 1989 года, продолжается оно и по сей день. Правда, уже не столь интенсивно. Замечу, что по нашим данным, серьезных исследователей - уфологов-профессионалов в Зоне было не так уж много: приезжал А.В.Золотов со своими коллегами, группа И.Батурина из Ленинградской Комиссии по АЯ, были представители московских, минских, киевских и некоторых других групп. Как правило, все эти группы уезжали из АЗ с нулевым результатом, во всяком случае, до сих пор мне не известно ни одного заявления об обнаружении в этой АЗ чего-либо действительно аномального.

Подобные исследования проводила и наша группа. В самом начале работы нами была допущена серьезная ошибка – мы не успели провести возможно более полный опрос местного населения до начала массового нашествия любителей острых ощущений, после которого этот опрос практически утрачивал свое значение, т.к. уже не мог дать сколько-нибудь объективных результатов. Однако работа с молебскими жителями все же была проведена, и в ходе нее удалось выяснить буквально следующее: никто никогда из жителей Молебки в указанном месте, т.е. в АЗ, ни инопланетян, ни их кораблей, ни чего бы то ни было странного и необъяснимого не видел и не встречал. Правда, нами было зафиксировано несколько случаев наблюдения местными жителями как в самом селе, так и за его пределами пролетов объектов различных форм и размеров , но все эти наблюдения отлично коррелируются с общей статистикой по области и ни в коем случае не выделяются на фоне всех других случаев наблюдения НЛО в Прикамье, ни количественно, ни качественно (все это, как правило, классические контакты 1 и 2 рода).

Несмотря на полное отсутствие каких-либо материальных следов воздействия феномена НЛО в АЗ, мы все же неоднократно вывозили туда различные приборы: были проведены эксперименты с протонным магнитометром, разнесенными кварцевыми резонаторами, использовали различные типы приборов ночного видения, радиометры и прочую технику. Наконец, были проведены эксперименты с часами на предмет обнаружения хронального эффекта, как об этом писали тогда газеты. Никаких отклонений от нормы, т.е. аномалий, нами с помощью приборов зафиксировано не было. Единственно, что мы не пробовали – так это бурение и биолокацию. Т.е., конечно, с рамками-то ходили, но это ведь еще далеко не биолокация… А что касается бурения, то здесь вопрос особый.

Придя к заключению, что для собственно уфологической работы в Молебской АЗ нет никаких оснований, мы обратились к гипотезе геофизической аномалии, в той или иной степени влияющей на организм человека и провоцирующей неконтролируемую деятельность мозга, что могло бы хоть в какой-то мере объяснить те бесконечно однообразные рассказы паломников, населивших АЗ.

Скоро нам удалось получить экспертное заключение профессионалов-геологов относительно наличия чего-то не совсем типичного в плане геологического строения этого участка земной поверхности. Пермским аэрогеологическим отрядом центральной геологосъемочной партии нам любезно была предоставлена карта с подробным комментарием к ней.

Вот, в частности, что там говорится: «Локальные аномалии с плотностью ленеаментов мегатрещинноватости от 600 единиц и выше выделяются: в районе села Молебка на реке Сылве (Молебкинская), южнее г.Осы в бассейне р.Барды (Бардинская), между городами Добрянкой и Губахой (Добрянская), в 10-15 км западнее г.Кудымкар (Вижайская) . Все перечисленные аномалии плотностей лениаментов выделяются в пределах неотектонических блоков, где интенсивность эрозионных процессов достигает максимума и хорошо отражается на материалах дистанционных съемок».

В течение нескольких лет кафедра геофизики ПГУ проводила в регионе Молебки ряд плановых научных мероприятий. На основании полученных данных профессором Новоселицким и кандидатом геолого-минералогических наук Гершанок были сделаны выводы о наличии в данном районе так называемого известнякового рифа, расположенного на сравнительно небольшом расстоянии от поверхности – в пределах 700 м.

По данным бурения риф имеет форму купола с довольно крутыми склонами и, что самое главное, - он не монолитен, а расколот на неравные части множеством трещин, по которым к вершине рифа поднимаются продукты диффузионных процессов, протекающих в глубине рифа. Этими продуктами (по данным Гершанок) являются такие вещества, как метан и родон, представляющие собой, как известно, бесцветные газы. От вершины рифа эти вещества поднимаются к поверхности почвы через пласты слоистого песчаника, глины и др. осадочных пород.

Зная рельеф АЗ, мы можем с большой степенью уверенности предполагать возможные места выхода этих и других веществ на поверхность почвы и таким образом прогнозировать их возможное влияние на организм человека. Интересно, что диффузионные процессы, протекающие в почве непосредственно зависят от состояния погоды и в целом от времени года, чем, возможно, и объясняется существенная разница в числе сообщений о «чудесах» в АЗ в летний и зимний период соответственно.

Другим пермским ученым, научным сотрудником института экономики Уральского филиала АН СССР Л.В.Баньковским, проводившим свои исследования независимо от университета, была высказана идея об эманации в районе АЗ «электронных и низкотемпературных плазменных потоков». Поднимаясь по разломам в земной коре, эти частицы скапливаются у поверхности земли, принимая шарообразную, эллипсовидную или цилиндрическую форму, что и зафиксировано десятками фото- и кинокадров, привезенных из Молебской АЗ.

Из бесед с геологами, работавшими в районе Молебки, мы выяснили, что там в свое время были обнаружены железные и магнитные руды, а также ртуть в виде киновари. О влиянии ртути на организм человека говорить особо не нужно, а о воздействии ее на организм и, в частности, мозг человека писали еще в прошлом веке.

Данные о наличии железных руд легко подтвердились при изучении истории с.Молебка. Оказалось, что на протяжении более 100 лет в Молебке успешно действовал чугунолитейный и железоделательный завод. В книге Мозеля «Материалы для географии и статистики России. Пермская губерния. Ч.1 и 2, С-Петербург, 1864» сообщалось: «Проплавляемые на Молебском заводе железные руды состоят из бурых глинистых железняков и магнитного железняка. В 1797-1806 гг. ежегодно руды добывалось более 200 тысяч пудов. Для улучшения качества металла в местные руды на Молебском заводе всегда добавлялась 1/3 магнитной руды с Высокогорского рудника (Н.Тагил, 180 верст)».

В книге С.А.Беляевских «Молебка. Страницы истории» читаем: «В 1904 г. производство упало до 41 тысячи пудов, а в 1905 г. Молебский чугуноплавильный завод был остановлен и больше уже никогда работу не возобновлял. В последние 10 лет работы Молебского завода кроме руды из Суксунской дачи употребляли и собственную, которую добывали в урочищах «Бобинка» и «Платонычевы» (сейчас это место называется «хутор Выселки»). Все они находились в 4-10 км от завода». Причем чугун, производимый на Молебском заводе отправляли не только в Нижний Новгород, но и даже в С-Петербург. К слову сказать, в 1908 году в Молебке насчитывалось 3968 жителей, а вниз по р.Сылве до Суксуна – около 70 хуторов.

Таким образом, идея геофизической неординарности региона Молебки нашла мощное подтверждение как в плане геологии, так и в исторических материалах.

Какие же выводы можно сделать сейчас на основании имеющихся фактов и результатов исследований?

Во-первых, нет ни одного факта, неоспоримо свидетельствующего проявление в прошлом или настоящем какой-либо формы деятельности на территории так называемой АЗ представителей неземных цивилизаций.

Во-вторых, многочисленные свидетельства людей, посетивших АЗ, о якобы имевших место встречах с представителями иноразума могут являться:

1.или коллективным бессознательным творчеством, групповым бредом на заданную тему, т.е. социально-психологическим явлением, давно известным под понятием «феномен толпы», где индивидуальность полностью растворена и подчинена единой мысли и единому действию;

2. или, учитывая то, что более половины людей, посещающих АЗ, подвержены явным или скрытым психическим и нервным заболеваниям, есть все основания говорить о галлюцинациях в произвольном режиме на заданную тему.

Возможно и третье объяснение, на мой взгляд, если и не вытекающее из двух предыдущих, то непосредственно с ними связанное. Это довольно популярное в последнее время утверждение, что в АЗ, дескать, особо чувствительные люди, т.е. экстрасенсы, вступают в контакты с астральным или информационным полем Земли, или же устанавливают телепатические контакты с представителями иноразума. Но ведь для того, чтобы провести спиритический сеанс или выход в астрал, совсем не обязательно тащиться к черту на кулички, - человек, обладающий необходимыми техническими навыками психорегуляции, легко добьется тех же результатов, не выходя из своей комнаты.

Все же на основании имеющейся на сегодняшний день информации, я полагаю, что нет никаких оснований говорить о том, что Пермская АЗ представляет собой этакую телефонную переговорную станцию, посредством которой можно без особых хлопот как общаться со всякими инопланетянами, так и подключаться к единому информационному полю Земли.

Против такой догадки говорит, прежде всего, сама та информация, которую выдают «законтачившие» люди. Она не несет в себе никакого реального нового содержания, смысла, ее информационная плотность ничтожно мала. Эта информация совершенно не может быть использована с точки зрения практического применения и, следовательно, не проверяема. По структуре и по значимости она абсолютно адекватна интеллектуальному уровню ее носителя, а в данном случае и репродуктора, на основании чего и можно сделать вывод о том, что каждая такая информация является плодом деятельности мозга совершенно конкретного земного человека. («Сон разума рождает чудовищ», - сказал Гойя, - это как раз то и есть).

Этот вывод, кстати, подтверждается еще и тем, что среди всех посетителей Зоны есть немало людей, ничего «аномального» в Зоне не видевших и в какие контакты не вступавших. Смешно и наивно объяснять это тем, что они, дескать, такие толстокожие, нечувствительные, непродвинутые в плане биоэнергетики и пр. Как правило, это или достаточно грамотные, образованные люди с научным, аналитическим мышлением, не склонные на веру, без самоосмысливания принимать чьи-то слова, а, следовательно, трудно подпадающие под чужое влияние. Или же просто очень спокойные, психически прекрасно сбалансированные люди, которых в АЗ привело не столько ожидание встречи с пришельцами, сколько желание самому разобраться в том, о чем так много говорят и пишут. Этими людьми движет не бесплодное любопытство праздных искателей экзотических ощущений, а творческий интерес исследователей и ученых.

Из всего этого можно сделать третий, заключительный вывод. Феномен Пермской АЗ принадлежит не столько к числу аномальных, уфологических феноменов, сколько к числу феноменов социально-психологических, особенно активно проявившихся в последнее время. Я имею в виду телешаманство в лице наиболее ярких его представителей Чумака и Кашпировского, появление сонма лжепророков и псевдоколдунов, активизировавшихся на почве массовой неграмотности людей в вопросах душевной и духовной культуры, а также острого информационного гипервитаминоза, своеобразного информационного СПИДа, к борьбе с которым наше общество оказалось совершенно не готовым.

Именно неспособностью адекватно оценивать и усваивать получаемую информацию можно объяснить то, как развивались события вокруг АЗ. Не последнюю роль сыграло и откровенное невежество большинства ее посетителей: эти люди принимают взошедшую над горизонтом Венеру за приближающийся космический корабль пришельцев, крики ночных птиц и звуки леса – за голоса инопланетян, а естественную реакцию организма на недоброкачественно приготовленную в нецивильных условиях пищу – за заболевание какой-то аномальной космической болезнью или, того хуже, за какое-то неведомое предупреждение и предзнаменование.

Таким образом, обратившись к феномену Пермской АЗ, вполне обоснованно можно говорить о зарождении и развитии у нас в стране особой формы религиозно-мифологического мировоззрения со всеми присущими ему характерными чертами: верой в инопланетян или некий Высший Разум и в его несомненные сверхвозможности; создание многочисленных групп и обществ, не ставящих своими целями изучение каких-либо АЯ, а ограничивающихся разговорами на заданную тему, носящими безусловно ненаучную или псевдонаучную окраску, т.е. своеобразным ритуалом полурелигиозного характера; стремление таких обществ к просветительской, миссионерской деятельности, что, впрочем, не мешает некоторым из них заниматься и сугубо коммерческими делами, а также и тенденцию этих обществ на определенном этапе своего развития к замкнутости и обособленности, а подчас и к откровенному сектанству мистическо-уфологического уклона.

К числу этих же черт относится и создание своего специфического фольклора, особенно наглядно проявившегося в этой же АЗ: бытование в устной и письменной форме рассказов на одни и те же сюжеты о встречах с инопланетянами и НЛО, а также создание целой топонимической системы: Поляна Ужасов, Долина Привидений, Дом Призраков и т.д. Другими словами, на примере Пермской АЗ мы столкнулись с явлением, уже хорошо известным зарубежной уфологии, с тем, о чем в свое время писал Жак Вале – с НЛО-культизмом.

Однако, на мой взгляд, события, имеющие место в нашей АЗ, кроме несомненного наличия формальных признаков нео-религиозного сознания, о которых я говорил выше, имеют и вполне реальное, земное основание. Вспомним те бесспорные объективные данные, которые мы имеем. Во-первых, особенности строения земной коры этого региона – сложное нагромождение неотектонических глубинных и поверхностных разломов, т.е. своеобразная модель, созданная природой для демонстрации эффекта полостных структур; во-вторых, безусловное наличие в регионе Молебки железных магнитных руд; в-третьих, фактическое наличие в районе АЗ болотного газа метана и, пока недоказанное, - других веществ, в том числе ртути, могущих оказывать на организм человека вполне определенное действие.

Не буду говорить отдельно об эманации каких-то особых энергетических частиц, холодной плазмы или чего-либо другого, т.к. кроме множества фотографий мы не имеем объективных подтверждений истинности этой гипотезы. Вполне достаточно трех вышеперечисленных факторов, могущих даже по отдельности оказывать на организм человека и, прежде всего, на его мозг определенное воздействие, прямым следствием которого и могут являться все те многочисленные «контакты» и «свидетельства», с которыми мы имеем дело в АЗ.

Несомненно, что интенсивность воздействия этих факторов зависит от различных объективных причин, основной из которых является неподготовленность, нетренированность человеческого организма. Причем, равно как в физиологическом, так и в психическом плане. Если физический стресс, т.е. перегрузку организма человек получает уже непосредственно в пути – это трудности с транспортом, жизнь в нецивильных условиях при скверной погоде, то стресс психологический, душевный, человек испытывает значительно раньше – уже при чтении прессы и разной бульварной уфологической макулатуры. Таким образом, люди уже заранее приготовляются еще дома, а в Зоне только добирают необходимые эмоции в купе с весьма возможным геофизическим воздействием самой Зоны. Кстати, обратите внимание на само название – «Молебка». В своей книге «Молебка. Страницы истории» С.А.Беляевских приводит прелюбопытные записки известного прикамского краеведа Шарца. Вот что он пишет:

«Территория ныне села Молебка заселена человеком очень давно. Есть основание утверждать, что человек в бассейне Сылвы (река, на берегу которой расположена АЗ – О.С.) жил не менее 20 тысяч лет назад. Об этом говорят многие городища и стоянки первобытного человека. Недалеко от устья речки Молебки, выше по течению реки Сылвы на возвышенном берегу было место языческого жертвоприношения кочевых оленеводов манси или, как их тогда называли, вогулов. Кочевые оленеводы-вогулы, передвигаясь на север в осеннее время, как гласит литературное предание, на этом месте приносили жертву своему божеству, чтобы сохранить оленье стадо в тяжелый зимний период. Появившиеся в сылвинском крае русские это место жертвоприношений стали называть «молебное» от слова «моление».

Вы видите – картина довольно ясная. Как свидетельствует история, древние «служители культа», те же вогульские шаманы, выбирали места для своих «ритуальных отправлений» отнюдь не случайно, а весьма тщательно. Со знанием дела ориентируясь в природных явлениях, используя или особым образом развитое чутье или какие-то тайные знания, передаваемые из поколения в поколение жрецами шаманской касты, они находили в окружающей природе места, где человека было легче погрузить в транс и добиться необходимого эффекта восприятия информации.

В роли нынешних шаманов выступали и продолжают выступать разного рода псевдоуфологи и лжеконтактеры, только вместо обращения к богам с целью обеспечить благополучную жизнь для них самих и для их оленей, современные «шаманы» зарабатывают авторитет на естественном стремлении людей к чудесному и таинственному, а зачастую – на обыкновенном любопытстве, которое, в отличие от любознательности, по природе своей имеет не творческое, созидательное, а только лишь потребительское начало. Такие люди не осмысливают критически окружающую действительность, а просто принимают ее как данность, чем и пользуются вышеупомянутые «шаманы», насаждая нетерпимость к т.н. «официальной» науке и до небес превознося ими самими не понятые разные эзотерические доктрины. Это в лучшем случае. Чаще всего – это обыкновенный бред не очень здоровых людей, основная болезнь которых – тот самый информационный СПИД, о котором я уже говорил, т.е. неспособность адекватно воспринимать и усваивать поступающую информацию, что, в конечном итоге, и является основной почвой под развитием явления НЛО-культизма.

Это явление, уважаемые коллеги, очень сложное и своеобразное, по мере развития отечественной уфологии и вообще феноменологии будет постоянно проявляться в самых различных формах, тормозя и всячески препятствуя развитию новых направлений и тенденций в науке, в той же уфологии, путем подмены этих наук собой, присваивания себе их результатов и достижений, дискредитации и компрометации их своими действиями в глазах широкой общественности, причем, как правило, непреднамеренными. И средства борьбы против этого неявного зла, против этой доброкачественной (пока) опухоли на теле новых наук мне видятся во-первых, в профессионализме и компетентности нашей работы (помните – дилетантский подход может погубить самое благое начинание); во-вторых, в широком освещении и распространении результатов нашей работы и, в-третьих, в постоянном стремлении к торжеству истины, какие бы преграды здесь перед нами не стояли.

 

Олег СЫРОМЯТНИКОВ
15 февраля 1991 г.
г.Пермь

Данный текст служил докладом на уфологической конференции.

Рукопись Сыромятникова получена автором сайта
от друга уфолога -
краеведа с.Молебка Сергея Александровича Беляевских.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (17)