М-ский треугольник >

ЭТОТ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЗАГАДОЧНЫЙ МОЛЕБНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК…

Этот загадочный Молебный треугольник…оказывается, не единственный и в Пермской области, и на Урале. Экспедиционная работа в уральских краях на протяжении почти полутора десятков лет позволяла мне не раз бывать в других столь же необычных природных и исторических окружениях. Не удивительно ли, что у подобных мест почти одинаковые названия: гора Молебная, река Молебная, озеро Молебное, пещера Жертвенная?

По аналогии с феноменом Бермудского треугольника аномальная зона на реке Сылве в Пермской области первыми ее исследователями была названа Молебским, или М-ским треугольником.

Но у многих таких уголков природы и истории есть более древнее и, вероятно, более точное название – жертвенные места. Таким словосочетанием еще в 1879 году обозначил выдающийся отечественный лесничий, ученый, деятель культуры А.Е. Теплоухов места находок ископаемых костищ древних народов Прикамья. В издававшемся в Германии журнале «Археологический архив» Теплоухов опубликовал статью «О доисторических жертвенных местах на Урале», в которой рассказал об археологических находках многих предметов культа и следов ритуальных действий, происходивших у древних народностей Урала в одних и тех же местах на протяжении многих столетий.

Сын Александра Ефимовича Теплоухова – Федор Александрович, тоже большой ученый, написал в 1887 году об этой работе отца такие строки: «Жертвенные места, подобные Пермским, в других местностях, насколько известно, до сих пор не найдены». Впоследствии, конечно, были сделаны в этом направлении новые археологические открытия, но исследования Теплоуховых не только не померкли, а приобрели новые удивительные оттенки.

Некоторые жертвенные места на Урале сохранили свое культовое значение до самых последних десятилетий, а есть и такие, что сохраняют их поныне в связи с вековыми традициями местного населения, занимающегося оленеводством, охотой, рыболовством и иными промыслами.

Посмотрим на современную карту Урала, хранящую в своих исконных названиях многие черты истории населяющих этот край народов.

К северо-востоку от горного узла Отортен расположена гора Молебная с загадочными окрестными молебными озерами и реками. О древних обитателях этих урочищ у местного населения, большая часть которого ныне сосредоточена в поселке Няксимволь, существует много легенд и преданий.

Есть гора Молебная и в другом горном узле, расположенном к югу от Отортена, там, где берет начало река Велс, впадающая в Вишеру. На окрестных горах пасет полутысячное стадо оленей древняя семья манси, глава которой Николай Бахтияров – оленевод, рыболов, охотник, владеющий уникальными знаниями о природе и человеке.

Еще далее к югу расположена известная археологам всего мира Большая Чаньвинская пещера, издавна называемая также Вогульской жертвенной. Легенды об этом замечательном уральском святилище восходят к очень давним временам. Знаменитый академический путешественник И.И. Лепехин на пути из Верхотурья в Соликамск записал рассказы местных жителей о том, что пещера «служила общим капищем всего вогульского народа» и «до днесь в сей пещере можно видеть утхлые деревянные болваны, составляющие вогульское божество». В честь божества и в дар ему «пермская чудь» предпринимала торжества и совершала ритуальные жертвоприношения: убитых животных, предметы быта и охоты.

МолебкаВ непосредственной близости от этой пещеры, всего лишь в пятнадцати километрах к северу, есть и другие уникальные археолого-исторические памятники. В 1989 году, работая в составе Яйвинской экспедиции детского туристического клуба «Кальцит» из города Александровска, мы провели рекогносцировочное обследование еще одной пещеры в Камне Крестовом, вероятнее всего также известной И.и. Лепехину, по всем признакам имевшей крупное культовое значение. Нет сомнения в том, что к изучению ее и окружающей территории вскоре будут привлечены крупные научные силы.

Путешествуя еще дальше на юг от Северного к Среднему Уралу, мы выходим к ставшему уже знаменитым Молебному треугольнику, многочисленные описания которого, надо думать, известны читателям.

Теперь можно подвести некоторые итоги и поразмыслить над тем, что же объединяет, казалось бы, внешне такие разные Молебные горы, камни, озера и другие природные и исторические объекты. Как геолог и ботаник, могу поведать читателям свои впечатления и соображения об удивительно интенсивной жизни земной коры в упомянутых уголках Урала. Здесь необычайно сильно проявляются русловые, оползневые, обвальные процессы, которые подчинены более крупномасштабным разломо- и трещинообразованию.

Известно, что все процессы современного трещинообразовнаия в земной коре сопровождаются истечением из недр планеты разнообразных газов – водорода, гелия, аргон, радона и многих других. Из недр на земную поверхность выходят также потоки электронов и прочих электрически заряженных частиц. Особенно большой интерес для исследования представляют собой выходящие из активных разломов шарообразные сгустки низкотемпературной плазмы. Многие разломы и трещины, а особенно их узлы характеризуются значительными магнитными, гравитационными и иными аномалиями. Среди множества газов, поднимающихся по трещинам, есть и такие, которые отличаются так называемым психотропным действием.

Пермские ученые – профессор В.М. Новоселицкий, геолог Л.В. Нельзин и другие – обращают внимание исследователей на токсичность некоторых углеводородных газов, паров ртути. Думается, что в этом ряду токсичных газов следует обратить внимание и на фтор, который может образоваться при воздействии внутриземных агрессивных сред на толщи горных пород, содержащих минерал флюорит. Весьма крупный Тимано-Башкирский флюоритоносный пояс проходит также и через район Молебной аномальной зоны.

Вот почему хотелось бы заранее предупредить всех настоящих и будущих исследователей Молебного треугольника о том, что вопрос о влиянии внутриземных токсичных газов на самочувствие работающих в активных зонах людей остается в кругу самых существенных проблем. Понятно, вполне здоровые люди могут длительное время находиться в подобной неблагоприятной среде без видимого ущерба для здоровья. Кто-то из них чувствует в аномальной зоне даже некоторый прилив сил. В то же время у многих людей подобные условия жизни и деятельности могут вызывать и вызывают болезненные ощущения. Ряд таких недомоганий, по опыту автора, частично или полностью снимается при введении в пищу многих дикорастущих съедобных растений. Используемые в пищу местные растения явно помогают человеку адаптироваться к аномальной зоне, существенно сокращают этот период. Такую возможность жить в относительном ладу со стихиями всегда следует иметь в виду, хотя в целом проблемы адаптации к аномальным зонам чрезвычайно мало изучены.

Заслуживает большого исследовательского внимания факт давнего использования аномальных зон многими поколениями служителей культа. Вероятнее всего, природная обстановка в зонах стимулирует вхождение шаманов в ритуальные действия, а также способствует соответственному настрою и всех других участников этих действий. Если согласиться с тем, что мир землян находится под постоянным пристальным вниманием других, внеземных цивилизаций, то общение с ними, вероятно, также окажется результативнее именно в тех же самых активных зонах, где человек, как правило, достаточно раскрепощен, свободен от многих предубеждений и стереотипов антропоцентризма.

На мой взгляд, проблема изучения внеземных цивилизаций в целом, несмотря на пристальное внимание к ней К.Э. Циолковского и многих других выдающихся ученых, все еще отягощена несовершенством исследовательских средств. Современное положение в этой области знания, думается, будет правильным сравнить с общенаучной ситуацией конца XVII – начала XVIII веков, когда предшественники современных научных работников – создатели разнообразнейших кунсткамер – пользовались в основном услугами той отрасли знаний, которую сейчас можно назвать раритетологией. Самым распространенным и общепринятым предметом раритетологии той эпохи было искусство «занимательной группировки» всего того, что «зело необыкновенно».

И только впоследствии из исследования, систематизации отдельных фрагментов кунсткамерных экспозиций сформировались вполне самостоятельные науки – география, зоология, ботаника, геология, палеонтология, археология, антропология, этнография, физиология, анатомия, эмбриология человека, медицинская патология и многие другие.

Так когда же встанет на ноги аналогичный цикл наук от космической географии до космической медицинской патологии? Познавательная ситуация конца XVII – начала XVIII веков на Земле повторяется: современные аномалогия и уфология находятся на уровне раритетологии самого раннего периода эпохи Просвещения. Никто пока не может провести сколько-нибудь приемлемую научную классификацию и систематизацию наблюдаемых явлений, тем более заключить какие-то группы явлений в рамки самостоятельных, но связанных между собой наук. Современные исследователи пока еще не в силах даже различать всевозможные проявления естественных стихийных жизней земной коры и атмосферы от явлений жизни всей Вселенной. Но, благодаря выдающимся открытиям Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского, Н.И. Вавилова в космической и планетной философии, человечество уже стало на правильный, надежный путь всестороннего изучения окружающего мира, путь, адекватный сложности и существу этого мира.

А Молебный треугольник живет и принимает на свою территорию все новые и новые исследовательские группы.

Л. БАНЬКОВСКИЙ,
научный сотрудник Пермского отдела Института экономики УрО АН СССР
г. Пермь
«Наука Урала», № 39, 11.10.1990 г.

Возвращаясь к напечатанному

Прошедшим летом в «Науке Урала» (№ 27 с.г.) была опубликована небольшая реплика А. Застырца «Объекты по-прежнему летают…», направленная против элементов нездоровой сенсации в изучении и освещении аномальных явлений. Кроме того, в названной заметке содержалось указание на недостаточную аргументированность обвинения, выдвинутого нашей газете корреспондентом «Вечернего Свердловска» Э. Якубовским.

К удивлению и радости сотрудников «Науки Урала», уважаемая городская газета не только перепечатала целиком указанную реплику А. Застырца, но и оперативно снабдила ее комментарием Э. Якубовского, в котором уже знакомые аргументы предстают в развернутом виде. И направлены они по-прежнему против А. Застырца, «Науки Урала» и всей академической науки. Названные трое, как теперь считают многие, на протяжении многих десятилетий, последних лет и последних месяцев душат презрением светлый подвиг отечественной уфологии. Это, конечно, не соответствует действительности.

В дискуссию с уважаемым журналистом мы решили не вступать. Обиды на него не таим и не имеем. Еще раз предлагаем внимательно перечитать полюбившиеся ему публикации в «Науке Урала», чтобы до конца раскрыть их подлинный смысл.

А мы продолжаем публиковать серию материалов, посвященных известным аномальным явлениям и попыткам их изучения.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (13)