Разное >

ОН ТАКОЙ В СТРАНЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ

Завод-музей имени Куйбышева (ЗиК) находится на том же самом месте, где в начале XVIII века первые Демидовы построили свой. Но если их предприятие осталось только в работах историков, то строения и механизмы ЗиКа перед вами — смотри сколько хочешь, а если пройдешь с экскурсией, то можешь и потрогать.

В прошлом номере наше путешествие закончилось рядом с мостом, проложенным над заводом. Пройдемте по нему.

Мы по мостику идем

В народе этот мост зовут Горбатым. Его первоначальный вариант, построенный в начале 30-х годов, был деревянным. А горбатым он стал из-за того, что середина была приподнята для прохода паровозов. Обилием общественного транспорта в те времена город похвастать не мог, а на работу людям ходить надо было. Завод обойти — не минутное дело, так что постройка моста была суровой необходимостью. Его официальное название — Металлургов, но знают об этом разве что только чиновники.

Мост проходит над двумя реками. Одна — это, конечно, Тагил, ну а вторая — Рудянка. Скооперировавшись, они образовали остров на территории завода.

С моста видна площадка раритетных заводских механизмов. Часть экспонатов подарена, часть перенесена из своих цехов. Бросается в глаза колесо от какой-то водяной турбины. Рабочие рассказывали, что когда в прокатный цех пришел железнодорожный кран и начал его поднимать, чтобы перенести сюда, то под ним прогнулись рельсы.

За колесом стоит паровой молот. Точно такой же есть в кузнице, но в рабочем состоянии.

Дальше стоят изложницы различных форм, куда лили металл, напротив — чугуновоз, за ним огромным пауком раскинулась паровая машина. Говорят, что она была вначале установлена на каком-то корабле, потом ее перевезли на НТМК, а в 2008 году демонтировали и подарили музею.

Дальше все заросло молодыми березками. Музей настолько нищий, что у него нет денег на очистку территории. Деревья скрывают бетонированный котлован глубиной метров пять, для гашения извести. Полуфабрикат выгружали туда целыми вагонами. Известь применялась как смазка, чтобы чугун при разливке не прилипал к стенкам формы.

На площадке пока много свободного места, так что количество экспонатов здесь скоро прибавится. Через пару лет здесь выставят еще работающие паровые котлы английской фирмы «Стерлинг», установленные на заводе в 1913 году.

А вот с другой стороны моста следы пожара, сгоревшие перекрытия, обрушившаяся крыша. Это здание уничтожили современные Геростраты за то, что сторожа им не дали спокойно воровать.

13 июля этого года охрана заметила четырех «любителей» металлоизделий. Тем удалось убежать, угрожая на ходу, что устроят поджог. Спустя несколько часов на здании, подходящем вплотную к мосту, заполыхала крыша. Соседние строения удалось отстоять, но это со всем содержимым было потеряно для истории.

Романтики большой дороги

Музеи у нас, кроме, может быть, крупных московско-ленинградских, всегда финансировались по остаточному принципу. Поэтому у единственного в стране завода-музея нет хорошей охраны.

Поджоги в отместку — такого еще не было. А вот просто повальные кражи — это да. Вывезены почти полностью тяжеленные, под 50 килограммов, изготовленные в XIX веке чугунные плиты, устилавшие один из цехов. Весной этого года с территории исчезла скульптура «Девушка с кувшином».

На территории завода уже не первый год работает профессор пединститута Светлана Гомжина, пытаясь оживить эту мертвую землю, и это ей удалось. На земле, где не росла даже крапива, стало возможным выращивать розы. Эти работы она вела на французский грант. Французы решили посмотреть на ее достижения. За три дня до их приезда розарий исчез, остались только ямы.

Решила Гомжина сажать цветы поближе к охраняющей один из корпусов собачке Найде. И эти цветы были украдены, несмотря на предупреждающую надпись о том, что собачка злая.

Взгляд с плотины

А теперь пройдем по правому берегу реки верх по течению. Раньше здесь стояли частные дома. Теперь они снесены, но набережной в стиле позапрошлого века, для которой все это делалось, не возникло. Тротуар зарос крапивой, и приходится идти по обочине. Обочина широкая и в сухую погоду вполне проходимая.

Вскоре мы выходим к проходной завода. Через речку металлический мост, откуда хорошо смотреть на плотину. Гидротехники называют эту часть плотины «вешняк». В свое время она служила для спуска лишней, весенней воды. Ну а сейчас это уже не вешняк, а просто водоспуск.

Нынешний мост был построен в конце 80-х годов на месте деревянного. Вначале тот был безымянным, но в 1837 году, в ожидании приезда цесаревича Александра, заводское начальство наводило марафет. Мост выкрасили зеленой краской. Так он и стал Зеленым. Это название автоматически перешло и на новый, металлический мост.

Ну а дальше плотина городского пруда. Поскольку разросшийся город включил в себя несколько водоемов, то этот официально зовется Нижне-Тагильским. В первой половине XVIII века плотина по размерам занимала второе место на Урале, уступая только Верх-Исетской. Практически без переделок она несет службу до сих пор, несмотря на то, что по ней пустили поток транспорта.

Между вешняком и домной смотровая площадка. Присосавшись к плотине, в глубь завода тянется огромный червяк. Это водяной ларь. А рядом с ним водяная турбина. Первоначальный ларь был деревянным, и только в 1899 году его заменили металлическим, клепаным, из 12-миллиметрового железа. Энергия воды использовалась до 1953 года, оживляя механизмы листопрокатного цеха.

От этого цеха, находящегося правее ларя, остался один каркас. Но тут уже не воры постарались, а музейщики. Ведь на металлургическом заводе не мороженое делали. Поэтому конструкции цехов были рассчитаны на условия тех лет. Из-за жары стены у прокатного или мартеновского цехов делали тонкие, а на крышах снег никогда не залеживался —  тут же таял. Чтобы после остановки производства конструкции не рухнули на землю, пришлось крыши разобрать. Впрочем, смотрятся цеха от этого гораздо интереснее.

Чей завод?

Завод на этом месте построил Демидов, а мы говорим о заводе имени товарища Куйбышева. Правильно ли это? Наверное да. Начнем с того, что непосредственное участие в управлении заводом принимали только первые Демидовы. По данным местных музейщиков, последний из Демидовых, кто понимал толк в заводских делах и заботился о приумножении производства, — Николай Никитич (внук Акинфия Демидова) умер в 1828 году. Производством руководили наемные управляющие. Что же касается зданий и оборудования, то практически все, что мы видим, построено в конце XIX — середине XX века.

Самый древний экспонат — это гидрокомплекс, да и то за счет плотины. А дальше так:

Механический цех — 1870

Мартеновский цех — 1891

Прокатный цех — 1902

Доменные печи — 1930

Но надо еще учесть, что все это модернизировалось и переделывалось. От мартеновского цеха осталось только помещение, да и то значительно перестроенное в 1930-е годы. Что касается оборудования, то оно в это время было сменено полностью.

Остается еще один вопрос: почему устаревшее оборудование не сдали на металлолом, а сделали экспонатами музея? Сдавали же его и в 60-х и в 70-х. Старых заводов у нас много, а музей-завод единственный. К сожалению, нынешний директор музея Маргарита Кузовкова ничего об этом рассказать не может.

Наш паровоз…

Самое большое впечатление на несведущего человека производят домны. Домну № 1 запустили в 1930 году. В 1951-м ее капитально отремонтировали и реконструировали. Взамен вертикального подъемника устроили наклонный. В 1954 году на месте второй домны построили по существу новую. Ее собрали рядом с действующей старой и установили после демонтажа последней путем передвижки.

Перед домнами состав вагонов-«железянок» (1930 г.), влекомый паровозом 9П. Этот маневровый паровоз является танком. В данном случае, если перевести железнодорожный язык на русский, у него нет прицепного вагона —  тендера, где находится запас топлива и воды. Все это хранится на самом локомотиве. Впрочем, больших запасов ему и не требуется, ведь он создан для того, чтобы возить грузы по заводским дворам, различным станциям, складским территориям, подъездным путям. Большие скорости и мощности здесь, как правило, не нужны, зато требуются частые остановки, повороты, проезд по кривым малого радиуса (до 50 м и менее).

Конструкция оказалась настолько удачной, что паровозы этого типа выпускались с 1935-го по 1957 год. По состоянию на 2007 год в музеях или в качестве паровозов-памятников сохранилось 34 таких локомотива, из них два в Нижнем Тагиле — один здесь и второй на смотровой площадке горы Высокой.

Рядом с составом решетки, прикрывающие бункер. Туда высыпалась руда, а уж из бункера ее загребали на ленту и в домну.

А дальше выставка оборудования, передвигавшегося по рельсам. Грузовой, уникальный чугуновоз, закупленный в 1932 году в комплекте с разливочной машиной немецкой фирмы «Бамаг», а также чугуновозы и шлаковозы как других зарубежных фирм, так и отечественные.

Рядом с заводом, через дорогу, находится Лисья гора. Это самая популярная гора города, тем более что и находится она в его центре. Но об этом поведает уже другая статья.  

Борис МАЙДАНИК
«Уральский рабочий», 15.10.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (6)