Разное >

ПЕРВЫЕ ПРИМЕТЫ

Вам встретилось географическое название – топоним. Прежде чем начать дальнейшее знакомство с ним – с историей его происхождения, с особенностями бытования и т.п., надо узнать из какого языка он взят. А это не всегда просто, как кажется с первого взгляда. И вот здесь-то на помощь приходят первые приметы.

Дело в том, что географические названия, как и все другие слова языка, живут в своих больших и маленьких коллективах, образуя гнезда, группы и ряды по определенным типам, формулам, шаблонам. Поэтому у них есть какие-то внешние показатели, отличающие одну группу от другой. Это, в первую очередь, географические термины – нарицательные слова, обозначающие целые классы предметов, например, разновидности рек и болот, гор и лесов.

Народная географическая терминология иногда очень подробно характеризует окружающий нас рельеф и ландшафт. Так, в болотистом северном Зауралье русские старожилы различают: янгу – «труднопроходимое чистое болото, моховое или травяное», сарчу – «чистое топкое очень большое болото», тало – «незамерзающее место на болоте», кору – «заболоченный луг с кочками, осокой, кустарником», уль – «сырой ельник рядом с болотом», пошвор – «заболоченный лес из небольшого искривленного сосняка».

Разнообразие типов болот и заболоченного леса привело здесь к развитию этой географической терминологии. Поэтому в северном Зауралье так разнообразны названия болот – Викторова Кора, Большая Сарча, Подъянга. Названия эти хотя и русские, но не всем русским известны, ибо они взяты из местного диалекта. Значит, топонимисту надо знать особенности местных диалектов.

Географические названия Урала принадлежат в основном к трем языковым пластам – тюркскому, финно-угорскому и русскому (есть еще группа топонимов из неизвестных нам языков, но мы их пока касаться не будем).

В русских названиях географические термины чаще входят в состав словосочетаний (гора Веселый Увал, урочище Черный Яр). У финно-угорских и тюркских народов они обычно второй элемент сложного слова (мансийское Путтумп – «Горшечная гора», Хосатумп – «Длинная гора»). Иногда при этом образуются причудливые сложения из одних географических терминов (мансийское Тарыг-ур-сос-керас-воль – «Яма к скалы возле соснового ручья», дословно значит – «Сосна-гора-ручей-скала-яма»).

Как бы то ни было, именно географические термины прежде всего позволяют нам группировать и классифицировать топонимы, во многих случаях становясь в полном смысле слова их первыми приметами. С них и надо начинать изучение топонимов. Тем более, что географические термины часто употребляются и самостоятельно, без определений, превращаясь в обычные топонимы. Так, названия многих рек в переводе просто означают «река», «вода»: Дон (осетинское дон – «река», «вода»), Юг (правый исток Северной Двины и несколько рек на Западном Урале, взято из древнего финно-угорского слова, звучащего примерно так же, юг или юх). А ведь это опять-таки географические термины!

На каждом шагу встречам подобные приметы и в названиях других объектов.

Если не знать, что такое урай (а это слово в русских говорах северного Зауралья имеет значение «залив, образованный рекой»), то непонятно будет и название станции Урай по железной дороге Сосьва-Серов, города Урай в Ханты-Мансийском национальном округе, а также других многочисленных названий: Векшин Урай, Малый Урай, Мирской Урай, Мельничный Урай.

А как быть с такими названиями, как Тумановская Редька и Бобровское Стекло, если не знать, что в говорах среднего Зауралья редка – «огороженное место в поле или в лесу, где пасется скот», а стекло – «часть пашни, леса, небольшое угодье, выделяемое из более крупного массива»?

Одни и те же географические термины входят в сотни и тысячи названий, позволяя объединять их в группы, картографировать, относить к одному и тому же языку и даже достаточно точно характеризовать сами объекты. На Северном Урале известно множество мансийских названий гор, среди них есть названия:

на –ур, что значит «гора», «гора, покрытая лесом» (Ультэмур – «Горелая гора», Яктылур – «Гора у переката», Сопрэквур – «Гора женщины по имени Сопр»);

на –сяхл – «вершина» (Ойка-сяхл – «Мужик-гора», Эквасяхл – «Баба-гора», Лэстанвиннэсяхл – «Гора, где берут точильный камень»);

на –тумп – «остров», «гора с плоской вершиной» (Хапхартнэтумп – «гора, где перетаскивают лодки», Мунингтумп – «Гора со скалами-останцами»);

на – нёр – «камень, хребет» (Лувнёр – «Лошадь-хребет», так по-мансийски называется хребет Тулымский камень, Ялпынгнёр – «Священный хребет»);

на –нёл – отрог», дословно «нос» (Лунтангнёр – «Гусиный нос», Люлянгнёл – «Высокий нос», Поринёл – «Поперечный нос») и другие.

Все, кто внимательно вглядывался в карту Урала, легко найдут множество таких географических терминов-примет в составе топонимов.

Так, в северном Прикамье вам встретится огромная зона названий на –ва (Колва, Косьва, Яйва), где ва по коми-пермяцки означает «вода, река».

Далее к северу, в Коми АССР, их сменяют названия на –ю. Это уже коми-зырянские наименования, где ю – «река» (Бадью, Вежаю, Расью).

Еще дальше к северу, уже в зоне тундры, появляются ненецкие топонимы на –яха (также «река»): Хекуряха, Хальмеряха.

На восточном склоне Урала широко распространены мансийские названия на –я – «река» (Ворья, Котилья, Люлья).

В тех же зонах найдем и названия озер: коми-зырянские на –ты (Гачаты, Ручты, Юсьты), ненецкие на –то (Лымбадто, Някто, Хальмерто), мансийские на –тур (Савпавылтур, Сорттур, Ялпингтур).

В топонимике южной части Среднего Урала начинаются уже тюркские следы, которых все больше и больше к югу, особенно многочисленны названия озер на –куль (Иткуль, Ташкуль, Чебаркуль).

Все эти ряды названий, разумеется, очень показательны. Только вот выделять их надо осторожно и умеючи.

Прежде всего не каждая часто встречающаяся часть топонима – географический термин. Так, в названиях Каменск, Красноуфимск суффикс –ск указывает, как уже было сказано, на город или поселок, но сам по себе не является географическим термином (нет ведь слова на ск!). Поэтому-то во многих случаях, особенно когда мало материала, мы и не знаем, что обозначает повторяющийся элемент. Например, нельзя быть уверенным, что Би-серть, Ки-шерть, Сы-серть членить надо именно так, а не Бис-ерть, Киш-ерть, Сыс-ерть, поскольку фактов такого рода просто недостаточно. Тем более трудно установить, что значит –серть или –ерть и термин ли это вообще.

Бывают и грубые ошибки. Так, неверно все названия на –я считать мансийскими: в этом случае в числе мансийских окажутся и чисто русские названия рек Лисья, Волчья, а также уподобившиеся им названия других языков (Расью перешедшее в Расья, Бадью – в Бадья).

Чтобы не допускать таких ошибок, надо очень строго учитывать зоны распространения того или иного географического термина. В Подмосковье, например, есть названия на –ва (Протва, Плава), но они немногочисленны, далеки от Урала и имеют в начале по два согласных звука, что не характерно для коми-пермяцкого языка. Поэтому нельзя присоединять эти названия к коми-пермяцким наименованиям рек на –ва.

Настоящий любитель топонимики никогда не пройдет мимо географических терминов и, понимая их значение, будет тщательно собирать их. Именно здесь особенно наглядна связь топонимики, науки о географических названиях, с другой обширной областью лингвистики – диалектологией – наукой о народных говорах.

 

Если вы хотите узнать значение некоторых часто употребляемых в топонимике Урала географических терминов, загляните в эту табличку

ва

коми

вода

горт

коми

дом, жилье

елга

татарский

река

куль

башкирский, татарский

озеро

нёр

мансийский

хребет

пауль

мансийский

поселение

тау

башкирский, татарский

гора

то

ненецкий

озеро

тур

мансийский

озеро

ты

коми

озеро

ур

мансийский

гора

шор

коми

ручей

ю

коми

река

я

мансийский

река

яха

ненецкий

река

 

А.МАТВЕЕВ,
доктор филологических наук.
«Уральский следопыт», № 2, 1973 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (2)