Разное >

ЖИВУЩИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ

Вы еще не забыли, как начинаются сказки? «Давным-давно, когда в Екатеринбурге трамваи еще не ходили, а автобусы уже были…».

Ой, извините, это уже не сказка, а начало статьи получилось. А расскажу я в ней и о трамваях, и троллейбусах, и о трамвайно-троллейбусном музее, сказке подобном.

Железная дорога города  

В двадцатых годах по автобусам можно было изучать географию Европы, да и не только. Свердловчан перевозили «форды», «фиаты», «фомаги», «мерседесы». Вскоре к ним добавились ярославские автобусы «Яз».

Вероятно, поэтому идею о пуске в городе трамвая многие встретили в штыки. Ксерокопии статей «Уральского рабочего», на страницах которого велась дискуссия, украшают один из разделов музея.  

Доводы у противников были весомые. Член президиума Уралплана писал: «Денег, как всегда, категорически не хватает. В городе нет водопровода и канализации. Так не лучше ли сделать их, а людей перевозить автобусами? Затраты на увеличение автобусного движения, даже учитывая необходимость приведения в порядок улиц, по которым происходит движение, будет значительно скромнее трамвайных смет».

Его противники возражали, что нет такого предприятия, которое так же быстро вернуло бы затраченные деньги, как трамвай. Вдобавок, из-за неблагоустроенных дорог автобусы быстро изнашивались.

Первые шпалы были уложены в мае 1929 года, а 7 ноября официально открыто трамвайное движение. Рельсы частично отливали из собранного пионерами и комсомольцами металлолома, частично использовали списанные с железнодорожных линий. В музее хранятся обрезки рельсов с клеймом «Демидов», свидетельствующим о том, что они отливались на салдинских заводах.

Первая линия соединяла вокзал с Цыганской площадью, как тогда называлось пространство на месте нынешнего Южного трамвайного депо. Ходило по ней десять трамваев серии «Х». Были они неотапливаемые, поэтому на конечных остановках водителю давали накаленные кирпичи, чтобы ноги греть, и бутыль горячей воды, которую тот вместо грелки засовывал за пазуху. Перегородки между водителем и пассажирами не было, поэтому в часы пик ему приходилось несладко. Двери у трамвая открывались на обе стороны, поскольку многие линии строились вначале как однопутные.  

Модель этого трамвая стоит в музее на почетном месте. Рядом стоят, но уже настоящие, снятые со списанной техники, контроллер (регулировал скорость) и ручной тормоз. Восемьдесят лет назад в них вложили такой запас прочности, что они действуют до сих пор, и каждый посетитель музея может покрутить их ручки. А еще подергать за веревку колокола, висящего здесь же. Когда-то за него дергал кондуктор. Один удар означал «поехали», два — «остановка», три — «экстренное торможение».

Если бы не война

Раньше район Нижне-Исетска был для жителей Свердловска ненамного ближе Москвы и Ленинграда. Приблизить его помогла, как ни странно, война. На площадку начавшего строиться еще в конце 30-х завода «Уралхиммаш» эвакуировали киевский машиностроительный завод «Большевик».  

Первый год ушел на обустройство и налаживание бесперебойной работы. А вот на следующий год директор завода, будучи в Москве, зашел в Госплан и попросил содействия в строительстве трамвайной линии до города. Ему отказали, но, услышав о том, что мимо проходит Челябинский тракт, посоветовали подумать о троллейбусе. Обком эту инициативу одобрил, а наркомат добился разрешения на передачу заводу 25 троллейбусов, эвакуированных из Москвы в Куйбышев. Эти троллейбусы, внешне похожие на броневики, завод доставил за свой счет. Образованному для них парку он же выделил с десяток металлорежущих станков.  

Горисполком издал приказ, согласно которому ямы под столбы контактной сети должны были копать жители домов, расположенных вдоль улиц Щербакова и Белинского. Глубина тех ямок составляла   2 метра   и копали их в феврале.  

Осенью 1943 года линию запустили. В те времена это был очень редкий вид транспорта, так что Свердловск стал первым троллейбусным городом Урала.  

Фонарей, как сейчас, вдоль дороги не было, а фары у троллейбусов не работали. Поэтому с наступлением темноты кондуктор шел впереди троллейбуса, чтобы водитель мог ориентироваться на его силуэт. Тем не менее машины часто заносило в кювет. Водителю приходилось сидеть в ней до утра, поджидая момента, когда танки поедут на полигон на обкатку. Для этой техники вытащить троллейбус труда не составляло.

Благодаря войне резко увеличился и трамвайный парк. Москва дала разрешение забрать простаивавшие ходовые вагоны из блокадного Ленинграда. Каким-то чудом удалось вывезти 60 трамваев и запасные части к ним.  

Если при создании предприятие назвали Свердловской городской железной дорогой, то после открытия троллейбусного парка оно стало Свердловским трамвайно-троллейбусным управлением (СТТУ).

Пятидесятые, шестидесятые…

Из войны страна вышла обескровленной. Поэтому в Минтрансе решили сделать для всех видов транспорта стандартный кузов. Ну а начинкой наполнять соответственно названию. Трамваи и троллейбусы тех времен издали можно было отличить только по виду пантографа. Да и названия на слух почти не отличались. Трамваи были модели МТВ-82, а троллейбусы — МТБ-82.  

На стенде висят две книги. Одна на русском: «Мой метод вождения трамвая» Бориса Крутова, рядом — книжка такого же размера, но на китайском. Единственное, что наводит мысль о Свердловске, — изображенное на обложке здание в стиле конструктивизма. Крутов, всю жизнь водивший вагоны пятого маршрута, разработал режим езды, который позволял ему до 70% маршрута вести трамвай по инерции, без подключения двигателя к контактной сети. Вот в братском Китае и решили, что каждый китайский вагоновожатый должен изучить его опыт.

Но если от трамваев МТВ-82 здесь присутствует только книжка, то от троллейбусов — руль и приборный щиток. Любой посетитель может посидеть перед ним и вспомнить фильм «Берегись автомобиля». Ведь именно такой троллейбус водила невеста Юрия Деточкина.  

Нет таких посетителей, которым бы нравилось все. Но есть стенд в музее, где останавливается каждый. Там выставлены кассы и компостеры. Еще в 1960 году на бескондукторное обслуживание были переведены пассажиры трамвая. В следующем кассы были установлены в троллейбусах третьего маршрута, а к 1971 году все троллейбусы были оснащены кассами-полуавтоматами и компостерами.  

Каждый вагон украшал слоган: «Совесть пассажира — лучший контролер», но контролер этот с каждым годом к своим обязанностям относился все небрежнее, а с 1992 ушел на пенсию. Пришлось опять принимать на работу кондукторов. Вначале на одном маршруте, но когда они стали приносить выручки в разы больше, чем было до этого, сомнений не осталось.

Сейчас посетителям остается только ностальгировать и вспоминать прошлое. Одни складывали пробитые абонементы в специальные книжечки, где каждой страничке соответствовал свой номер трамвая. И если в вагон заходили контролеры, оставалось только достать нужный. Другие проглаживали использованные абонементы утюгом через мокрую марлечку, после чего их можно было употребить еще раз. Третьи…

Здесь всё настоящее

Этот музей относительно молодой. Его решили создать к 275-летию города. Вообще-то музей был и раньше, но пыльный, скучный, из тех, куда постороннего и тягачом не затащишь.  

Многие экспонаты не имеют прямого отношения к истории электротранспорта, их поставили для антуража, чтобы человеку было легче окунуться в атмосферу тех лет.  

И это не новоделы и не модели — каждая вещь служила десятки лет семье, прежде чем оказаться здесь. Гармонь, сделанная в 20-х, настенные часы в 30-х, фотоаппарат в 40-х — этот список можно продолжать и продолжать.

Есть экспонаты, которые в музей не вошли, хотя помещение и большое. Это четыре трамвайных вагона, выставленных на площадке, расположенной вдоль улицы Фрунзе. Самый старый, в первую очередь привлекающий внимание, — это же, конечно, трамвай серии «Х». За долгие годы службы в него внесли немало изменений, но корпус-то остался!

Рядом стоит вагон МТВ-82 Бориса Крутова. Дальше «Татра», Т-2, поступившая в наш город в 1958 году. И замыкает экспозицию чехословацкий К-2, в котором два вагона соединялись резиновой гармошкой, как в «Икарусах». Всего таких трамваев город получил 20 штук, так как по каким-то техническим причинам они не прижились.

А ведь сохранились эти вагоны каким-то чудом. Вагон МТВ-82 стоял в Северном депо и использовался как склад. Под складские нужды был приспособлен и К-2. И только благодаря ремонтникам всех трех депо, груды ржавого металла и полусгнившего дерева превратились в новенькие вагоны. 

Кстати

За посещение музея и услуги экскурсовода платить не надо. Надо лишь позвонить по телефону 2-57-23-41 и договориться о дне и времени, когда вас смогут принять.

Борис МАЙДАНИК
«Уральский рабочий», 12.11.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (9)