Реки и озера Урала >

ПО ДАЙВЕРСКИМ НАВОДКАМ

Кто придумал, что Хургада находится в Египте, а Лазурный берег во Франции? И то, и другое находятся в Пригородном районе между станцией Анатольская и посёлком Ново-Асбест. Не верите — приезжайте и убедитесь.

Голубые озера Никеля

Начальная точка вашего путешествия — станция Анатольская. В начале XIX века Н. Н. Демидов заложил на Невьянском тракте деревню, которую назвал в честь сына Анатолия Анатольской. А поскольку она находилась на границе горных округов, то к ней добавилось второе название — Грань. При строительстве Горнозаводской линии станцию, находящуюся на 360 версте, назвали по имени близлежащего пункта. От тех времён здесь остались водонапорная башня, запруда на речке Каменке и полуразрушенное здание насосной.

Первый пригородный поезд между Свердловском и Тагилом пустили в 1953 году.

Станцию и Тагильский тракт соединяет неплохая грейдерная дорога. Продолжается она и за трактом, пересекая Грушевые горы и идя до поселка Ново-Асбест. На склоне этих гор находится целая цепь карьеров, объединенных общим названием Никель, или Голубые озёра. Второе название, по словам старых дайверов, появилось в начале 90-х, не раньше. Почему их назвали голубыми — не понять, ведь вода отливает малахитовой зеленью.

Анатольское никелевое месторождение было открыто в конце двадцатых годов, а разрабатывалось уже в сороковые. Месторождение было небольшое, так что карьеры особой глубиной похвастать не могут. Но хорошая дорога и обилие сухостоя для костра сделали их популярными у любителей дайвинга.

Раньше здесь проходили слеты дайвингистов, проводились соревнования. Потом это всё, к сожалению, заглохло.

Известны эти карьеры и у членов общества любителей узкоколеек (есть и такое в нашей стране). Из отвалов западного берега первого от дороги, самого большого карьера торчат две рельсы. И поскольку об истории карьеров никто толком ничего не знает, то молва стала приписывать строительство этой дороги Демидову (а какому и в какое время её строили – неважно).

Часть вскрышных пород высыпали в распадок, находящийся через дорогу, к западу от карьера. Сейчас это прекрасная обзорная площадка, с которой видно отвалы Анатольевского асбестового комбината.

Асбест государственного значения

На карьерах Анатольевского горнообогатительного комбината добывался настолько секретный асбест, что его названия вы не найдёте даже в Интернете. На геологическом отчёте, посвященном этому руднику, стоял гриф «совершенно секретно».

Надо сказать, что понятие « асбест » само по себе не указывает на минерал. Это общий термин, данный группе минералов, кристаллы которых имеют волокнистую структуру и используется для целей коммерческого обозначения.

Минералы, которые считаются асбестами, берут начало от двух групп минералов, известных как хризотил, или белый асбест, и амфиболы (амозит, или коричневый асбест; крокидолит, или синий асбест; антофиллит, тремолит и актинолит). Две эти группы различаются по химическим и минералогическим свойствам. И если хризотил-асбест нашёл своё применение в мирной промышленности, то на амфибол-асбесты обратила своё внимание армия.

Именно поэтому сразу после войны начались разведочные работы на Чертознаевском, позднее переименованном в Анатольское, месторождении. Оно было открыто местными жителями еще в конце XIX века при поисках рассыпного золота и платины. Поскольку такого вида асбеста до сих пор зарегистрировано не было, исследователи дали ему название «режикит-асбест» по речке Режик (хотя правильнее Ряжик), вытекающей из Чертознаевского лога.

Затем организовали пробную добычу. Было извлечено около 4 тонн волокна. Для получения одной тонны волокна надо было извлечь 50 тысяч тонн горной массы, включая вскрышные породы. Так что голубой асбест стоил куда дороже и золота и платины, добываемых по соседству. Но он требовался атомной промышленности, а синтетических заменителей ему не было (нет и до сих пор).

Поблизости от Чертознаевского был открыт ещё целый ряд месторождений : Первое, Второе и Третье Шиловские, Сухо-Вилюйское, Асбестовское и Судорожское. Благодаря этому было принято решение о постройке в этих местах комбината. В 1952 году он вступил в строй.

По словам бывшего главного геолога Нины Хлебниковой, до самого последнего дня— а добыча асбеста прекратились в 1992 году — его извлекали только вручную. Вскрышные породы грузили огромные экскаваторы, и по бортовым уступам шириной 12 метров возили 30-тонные «Белазы». А вот забойщики были вооружены каёлочкой и обычным ведром. Зачастую на коленках (наколенники им тоже выдавали) они собирали асбест, вываливая его из вёдер в бачки, которые увозились на фабрику. После переработки добычу отправляли в Волжск, подмосковный Егорьевск и белорусский Светлогорск.

В 1992 году не нужна стала большая армия, не нужен стал и голубой асбест. Та же история произошла и в посёлке Рудник Асбест, что под Сысертью, где добывали антофиллит-асбест из этой же амфиболитовой группы.

Три карьера, в которых остались довольно большие запасы режикит-асбеста, поставлены на консервацию, которая заключалась в том, что из карьеров перестали откачивать воду. Асбест – не соль, и вода ему вреда не причинит. Но как только он потребуется Родине….

Наш ответ Египту

Как только с карьеров ушли рабочие, там появились дайверы. Историю карьеров они не знали, официальные названия их не интересовали, поэтому на картах дайверов возникли новые названия. Расположенный справа от карьерной дороги водоём, который раньше звался Первым Шиловским карьером, стал Хургадой. Почему? Однажды на нём с друзьями побывал один из известнейших дайверов УрФО Сергей Мелкозёров. Дело было в середине апреля, солнышко припекало. На карьере осталась только одна льдина, с которой дайверы ныряли. А поскольку незадолго до этого они отдыхали в Хургаде, где тоже было тепло, то и решили назвать карьер в её честь.

Следующий карьер, находящийся слева от дороги, отличался в те времена необычайной синевой воды. Вначале дайверы хотели назвать его Бирюзовым, но потом остановились на названии «Лазурный» — по аналогии с французским Лазурным берегом. Сейчас от лазури почти ничего не осталось, поскольку асбестовая пыль улеглась и вода просветлела, зато посинела Хургада. Рядом с ней установили камнедробилку, используя воду карьера для технических нужд.

Как добраться до Ново-асбестовских карьеров

Туристам, едущим со стороны Екатеринбурга, лучше всего купить билеты до станции Шайтанка. По соседству со станцией село Николо-Павловское, а в нём видимая издалека церковь, рядом с которой дорожная развилка. Вы можете сесть в любую маршрутку, идущую в сторону Ново-Асбеста. По пути попросите шофёра высадить вас у карьерной дороги. Это два километра до посёлка

Самый мелкий карьер, глубиной всего лишь 30 метров, — это Хургада. Глубина Лазурного (по документам Центрального) уже свыше 60, и вода потихоньку продолжает прибывать, а в Тритоне (Южном) свыше ста. К сожалению, какой-то «энтузиаст» запустил туда рыбу, из-за чего прозрачность воды резко упала.

Чтобы веселее было плавать, зимой ребята оставляют на льду старые машины. Благодаря этому на глубине 20 метров стоит «копейка», 45 метров — «Москвич». Есть там и автобус, и старая шлюпка.

Эти карьеры — одни из самых популярных у наших дайверов. На выходные сюда приезжают пловцы из Екатеринбурга, Тюмени, других городов. В пятницу вечером буквально каждые пять минут с алапаевского тракта на карьерную дорогу сворачивает очередная машина.

Любители красивых камушков не пожалеют, если поднимутся на отвалы. Здесь очень много нефрита. Ведь нефрит – это разновидность амфибол-асбеста.

Долгое золото Долгого мыса

Последний карьер из дайверского списка находится в километре от Ново-Асбеста, рядом с трактом. В официальных документах он проходит как золотое месторождение «Долгий мыс», а дайверы называют его Ново-Асбестовским. До конца 80-х его разрабатывала артель «Нейва». Золота там осталось ещё очень много, но работы прекратились из-за того, что карьер потребовалось углубить. Для этого надо делать разноску бортов, а карьер и так подошёл почти вплотную к дороге. Подсчитали на предприятии, сколько денег в новую дорогу пришлось бы вложить, и поняли, что вся прибыль в неё уйдет.

Это один из немногих карьеров с кристально чистой водой. С его борта видны два огромных кузова от "Белаза", находящихся на глубине около 10 метров. Обросшие водорослями, они представляют интерес для подводных фотографов. В стенах карьера на небольшой глубине можно увидеть две полузасыпанных штольни. В окружающих карьер лесах просто заросли ягод, да и грибов не меряно.

Борис МАЙДАНИК
«Уральский рабочий», 06.08.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)