Реки и озера Урала >

РЕЖЕВСКИЕ ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ 

Лето – время активных спортивных мероприятий на природе для всех. И для тех, кто занимается спортом постоянно, и для тех, кого довольно сложно вытащить из дома и офиса в другой период. Начинает просыпаться желание увидеть новое, что-то таинственное, испытать необычное, в общем, отпуск близко и хочется вырваться из душевного города. Настоящее раздолье для походов и сплавов.

Аромашевская церковьЕсли с пешими походами относительно все ясно (чего мудрить: бери рюкзак, продукты и вперед), то со сплавами возникает масса вопросов. на чем сплавляться? Как это делается? С кем отправиться в путешествие? Куда пойти?

Последнее очень актуально. Далеко не все реки подходят для сплава: какие заболочены, какие мелководны, а в иные и не сунешься из-за откровенной грязи и промышленных отходов, добротно сливаемых в драгоценные «артерии» страны.

Мы, уральцы, гордимся несколькими речками, чьи гибкие тела охраняют многочисленные камни, силуэты которых приводили в трепет еще наших предков. Нынешнее состояние рек оставляет желать лучшего. Сами посудите: водоемы и речушки загрязнены и не ухожены, берега зарастают пронырливым и приспособившимся кустарником, рыба мельчает, извечное противостояние «камень-вода» сходит понемногу на нет, что не красит реки, да и воды в них становится все меньше.

О своих впечатлениях со сплава по Чусовой рассказывалось уже не однажды. Сейчас же хотел бы сказать несколько слов о другой, не менее значимой в истории уральского края реке – Реже. Чусовая испокон веков была транспортным путем на запад, а названный Реж движется на восток. Конкуренции не было, а вот пользы обе «водные артерии» приносили немало. Еще сто лет назад по Режу шли баржи, груженые товарами. И так же, как на Чусовой, периодически разбивались, встречая на своем пути острые и крепкие бока скал, бойцов, как их принято называть.

Но времена изменились. Реж ныне не тот. Еще в конце 70-х годов существовал водный маршрут по этой реке, но впоследствии был закрыт из-за экологической обстановки. Видимо, природные резервы режевского края были на исходе. И не зря экологи забили тревогу. Спустя почти три десятка лет ситуация изменилась к лучшему.

Першинская пещераМы, сплавляясь по этой реке, видим массу преимуществ в этих водных походах, даже по сравнению с Чусовой, чью красоту и значимость нисколько не принижаем.

Наоборот, необходимо задаться вопросом планомерной очистки берегов и водного пространства реки Чусовой, пока еще есть возможность.

Реж показался нам очень интересным и перспективным в отношении коротких сплавов.

Мы отправились на режевской сплав с очередной группой начинающих туристов в середине июня. Время было удачное: уже тепло, но уровень воды в реке не снизился до критической отметки. С нами полтора десятка новичков. Для них все новое: катамараны, река, люди. А вот вопросы почти те же, что и всегда: как сидеть на катамаране, что делать. Недоверчивые глаза (неужели доплывем?), внутреннее беспокойство за два дня пути сменяется приятным расслабленным состоянием. Их можно понять. Но и позавидовать тоже можно, т.к. им пока незнакомо здесь ничего и можно удивляться.

Церковь в селе АромашевоОдна из многочисленных режевских достопримечательностей – Мантуров Камень. Назван в честь погибшего местного жителя Мантурова, спасавшего свою семью.

Огромная гора, имеющая вид настоящего Пояса из камня, охватывая некогда полноводный Реж по правому берегу. Мантуров Камень – великолепный образчик одного из эпизодов тысячелетнего процесса создания определенного участка Рифейских гор. Путешествуя по Режу, любой из пилигримов сможет ощутить на себе притягательную силу наших Хмурых Гор. Они – свидетели очень давней истории, той, которую мы даже и не знаем. К сожалению, мы можем лишь соприкоснуться с этой древностью, не осознавая ее величия и значимость. Только пытливые путешественники, кто не один год скитается по закоулкам Каменного Пояса, понимает и чувствует их глубину.

Першинские скалыНаша кавалькада-флот медленно проследовала мимо урочища Семи Братьев, где ранней весной мы смогли столкнуться с большим количеством безобидных ужей, сновавших под нашими кроссовками, стараясь далеко не уходить от разгоряченных весенним светилом каменных валунов, но и заботясь не попасть под ноги неведомым пришельцев. Ужи в тот раз были разные: от маленьких с ярко окрашенной, но узкой полосочкой позади головы с постоянно снующим раздвоенным язычком и до маститых, крупных иссиня черных отпрысков змеиного народа. Последние, словно дразня нас, полуголых фотографов, задерживались на открытых скальных боках, давая возможность запечатлеть их. А вот молодежь наоборот, претерпев первый испуг после нашего ухода, стремилась навстречу друг другу. Переплетаясь между собой, они плетеным блестящим кожаным ремешком, словно узкий ручеек, скользила и между более мелких камней. Я не испытываю особой симпатии к змеям, да и рептилиям вообще, и даже больше скажу, стараюсь меньше иметь с ними дело, но тогда мне представилась великолепная возможность понаблюдать за весенней радостью, и, подозреваю, брачными взаимоотношениями.

Полуразрушенная церковь села АромашевоСкатываясь в деревне Бучино по бурунам быстрого порога, выскакиваем в великолепную речную долину, окруженную с одной стороны лесом, с другой роскошной поляной. На ней и торопимся организовать обед. Скоро начинает потрескивать в костре «плавник», что щедро выносится рекой на берега Режа. Наши новые знакомые от непривычки разминаются на берегу. Вскоре начинается привычная суета – стучат ложки, передаются специи, в общем, походная жизнь.

Над нами сгущаются тучи. Надо спешить. К вечеру должен быть готов лагерь, а с ним тепло и уют. Пока суетимся во время отправки дальше по реке, нас накрывает гроза. Поначалу мелкий дождь, а затем настоящий ливень. Серая пелена, холодные струи, забирающиеся во все неожиданные места, часовое давление водной стихии с небес, град приводят нас в изумление. Спешим быстрее приплыть к стоянке, но дождь мешает нам в этом. Наконец, выбираем место и там пытаемся развести костер. Полчаса бьемся над его разведением. Дрова мокрые и оттого горят плохо. У некоторых моих спутников зуб на зуб не попадает, но в глазах искорки веселья и радости – когда еще такое может случиться. Небо понемногу становится светлей, унося хмурость подальше от нас. Вскоре нас догоняют и другие катамараны. Наш лагерь мы разворачиваем чуть ниже, на более широкой и удобной площадке.

Вечерний глинтвейн согревает не только наши тела, но и наши души. Новички понемногу привыкают к нашей необычной жизни, недоверие уходит, остается приятная усталость и куча впечатлений.

Утро встречает нас великолепным солнцем, ослепительно сверкающим в утренней росе.

Скала Лицо МансиПлыть легко и приятно. Даже жара, навалившаяся на нас ближе к обеду, не портит настроение, расслабляя наших путешественников на берегу. Последний отрезок наиболее красив. Я люблю его. Здесь очень много красивых скал: Дунькин Камень, Мамин Камень, Шуриков и Шайтан.

Дунькин Камень. Почти в самом конце небольшого водного путешествия можно лицезреть настоящий памятник в честь девичьей любви. Скала, с которой решиться броситься обманутая девушка Дуняша, в народе так и названа ее именем – Дунькин Камень. Я не хочу обижать память несчастной деревенской красавицы (мне хочется в это верить), но мне эта скала напоминает пончик или пышную булочку, щедро покрытую белесым слоем пудры. Конечно, совершенно разные ассоциации. Но так уж сложилось. Камень Дуняши красив в любое время года. Правда, я не имел возможность (пока) увидеть его зимой, но, думаю, он также прекрасен, как та любовь, которую испытывала неведомая хозяйка утеса.

А еще я люблю показывать скалу с Каменным Ликом, которую называю Лицом Манси. Этот народ здесь когда-то проживал, а потому и можно ассоциировать именно с ним.

«Манси» - это мое собственное название скалы, не имеющее пока официального статуса. Действительно, совершая водное путешествие по одной из самых красивых рек Среднего Урала, в один прекрасный момент делаешь поворот, и еще за километр видно необычное каменное образование: от высокого левого берега откололось, но продолжает стоять, словно каменный дозорный, некий страж, чей профиль виден в любую погоду. Замершее в гримасе лицо ярко подчеркивают коричневая полоса по всему телу дозорного, расщелина, что отделяет нашего «солдата» от общей скальной массы породы, да резкие границы черт лика.

Мне довелось наблюдать «манси» в разные световые промежутки и даже в грозу, что наотмашь хлестала меня и моих спутников, сплавлявшихся по режевской водной глади. И всегда он встречал меня своим невозмутимым видом, не поддаваясь на погодные провокации. Даже в означенную грозу потоки небесной благодати не могли скомпроментировать его службу. Каждый раз, приближаясь к нему, я с упоением рассказываю о своих впечатлениях и мыслях.

Излучина Режа в селе АромашевоНекоторые мои спутники дивятся, дескать, чудной малый. Согласен, чудак. Но меня что-то роднит с этой скалой. Она как часть моего прошлого – и я догадываюсь, что малоизвестного мне самому, вот в чем настоящее чудачество, - связывает меня с ней. На фото этот дозорный никогда не подводит мои ожидания. Четкие, даже чуть резковатые черты профиля, словно для нас, ныне живущих, вырезаны и существуют. Я каменные лики часто имел возможность наблюдать в наших хмурых горах. Судите сами: лицо чуть выше основания Семи Братьев, многочисленные фигуры, лица, лики и образы Каменных идолов Маньпупыньера, речные профили скал, господствующих над уральскими водными артериями., да мало ли еще чего.

И вот «манси» не исключение, а лишь подтверждение, что наши горы, пусть старые, невысокие, но живые. Того, кто решится последовать за мной, будет ждать и сюрприз, когда проплывет уже знакомый «мансийский» каменный лик. Не буду опережать – сами увидите. Взбираться на эту скалу неподготовленным и осторожным людям стоит в любом случае. Вас ожидает небольшая площадка, с которой великолепный вид на саму реку.

Все, вскоре появляются крайние дома «аромашевской слободы», так в старину называлось селение.

Наш поход подходит к концу, как не жаль.

На Реже нас ждали великолепные скалы, отсутствие других «сплавщиков», красивые виды, быстрые перекаты даже в середине лета, масса историй и тайн, грандиозные церкви, пример тому Церковный камень с двухсотлетним храмом Иконы Казанской Божьей Матери в деревне Аромашево. К нему мы сходили напоследок всей группой.

А еще эхо. Не удивляйтесь, именно эхо. Оно здесь тоже особенное. И не случайно же на Реже есть скала Говорун, со своей увлекательной историей. Если прислушаться: река и ее скалы и вправду умеют разговаривать, только надо прислушаться…

Скоро мы снова придем сюда. И новая группа путешественников будет исследовать этот край, каждый раз выискивая что-то новое для себя. А нам будет приятно – путешествие-то продолжается!

 

Алексей СЛЕПУХИН ,
действительный член Русского Географического Общества,
врач, путешественник.
«Уральский следопыт», № 8, 2006 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (26)