Реки и озера Урала >

ТУРА – НЕ ПРОСТАЯ РЕКА

Двумя тепловозами, первый, который вышел из строя, наш поезд, остановился посередине пути от Егоршино до Туринска. Прибывший второй тепловоз из Туринска к вечеру дотащил состав до вокзала. Крупное деревянное здание, пустой и холодный зал ожидания, кассир нас уведомила, что здесь нет ни камеры хранения, ни гостиницы. Мы – это братья Митрофановы – начали поиски возможностей доставить наш багаж, а это байдарка, палатки и все остальное туристическое снаряжение, к реке.

Тура - не простая рекаЗадуманный год назад сплав по реке Туре мы решили совершить, в общем подзадоривал нас водный маршрут отряда Ермака.

Вечером молодой таксист помогает погрузить наш груз и доставляет нас к реке. По пути расспрашиваю его о городе, о реке. Он сообщает, что до этого времени шли проливные дожди, река стала полноводной и даже затопила все наплавные мосты. Выгрузил он нас на крутом правом берегу, недалеко от железнодорожного моста, на широкой пойменной поляне. Река широкая, течет мощным светло-коричневым потоком, берег весь заилен, проваливаемся в грязь по колено, так что без болотных сапог к воде не подойдешь. Ставим палатку, начинаем собирать байдарку, вечер тихий, солнечный. Вокруг собирается кучка местных ребятишек, угощаем их пряниками и просим накопать червяков, что они делают очень добросовестно. Приносят в банке червяков, даем им еще по рублю, они просят подождать пока подбежит самый молоденький чумазый мальчуган, видно, он очень старался накопать побольше червей. Эта солидарность меня очень порадовала. И так, под грохот поезда на железнодорожном мосту через Туру, укладываемся в палатке.

Что за город Туринск? С берега реки видны старые деревянные дома, но я помню, когда был в Туринске в 60-е года, что центр города современный. Запомнился кинотеатр, где во всю торцевую стену большой портрет Ермака. У реки большое кирпичное здание спичечной фабрики, на реке длинные «затоны» для обработки бревен. Когда я спрашивал у таксиста о судьбе спичечной фабрики, он ответил, что с фабрикой все кончено (зажигалка вытеснила спички), со сплавом леса тоже много лет уже покончено. Но Туринск живет и славен своей историей. Когда Ермак с казаками, пройдя реку Тагил и болотистые низины реки Туры, выплыл к стоновищу Япандза-Юрт (ныне Туринск), здесь его уже ждал мурза Япандза. Триста воинов татар и еще столько же вогулов должны были засыпать казаков стрелами и закидать головнями с горящей смолой. В засаде стояли конные сотни на случай, если казаки пойдут в атаку. Япандза был опытный воин.

Ермак и сам знал, по строгановской карте выходило, что Тура делает здесь дугу и узка, у левого берега мели, справа высокий берег. Приказал всем надеть кольчуги, латы, гребцов укрыть щитами, вязанками хвороста. Град стрел посыпался с берега, но струни не свернули на мель. Приставали к берегу под самым Епанчином. Казаки с пищалями бежали на приступ, грохотали пушки. К утру от городка остались дымные головни. Казаки сожгли и прибрежные деревни. Япандза был схвачен раненым. Войско побито. Казаки понесли большие потери.

Интересно, что первые портреты Ермака изображали его как рыцаря в доспехах, наподобие испанских конквистадоров, завоевавших империю инков и ацтеков. Но трудно поверить, что казацкая вольница широко пользовалась тяжелыми и неудобными в бою доспехами, даже на картине Сурикова «Покорение Сибири» все казаки в обычном своем одевании. Видно, история испанских завоевателей была известна в России, это, наверное, и повлияло на первых летописцах о походе Ермака.

Но вернемся на речку.

Берег реки ТурыСледующий день начался с яркого солнечного утра. Готовим завтрак, запасаемся дровами и осторожно спускаем байдарку. Мощный поток реки понес нас с приличной скоростью. По протяженности река Тура одна из самых крупных рек на Урале, длина ее составляет 1025 км. В свое время это был единственный путь от Верхотурья до мест, завоеванных Ермаком, т.е. в Сибирь. Некоторое время в Туринске жил академик И.И. Лепехин, который совершил путешествие по Туре от Тюмени до Верхотурья и составил первое описание реки. В то время река была рабочей, несла на своих плечах суда и барки, обеспечивала сплав леса. В настоящее время с постройкой железной дороги и автодороги вдоль реки до Тюмени значение ее как транспортной артерии резко упало.

Итак, плывем, прошли над наплавным мостом, даже не заметили, так высоко стоит вода. На берегу высится большое кирпичное здание, видно, это бывшая спичечная фабрика, но ничего в ней не напоминает, что она работает.

За городом река широко разлилась вправо и влево, течение слабое, даже засомневались, в какую сторону плыть. На брошенной барже сидят рыбаки, спрашиваем, в какую стороны плыть.

Проплывает сверху еще один мост у поселка Коркинское, время приближается к обеду. Постоянно ищем место для причаливания, справа крутой глинистый берег, слева затопленные ивовые кусты. Наконец, перед поселком Городище есть ровный берег, к которому с трудом можно пристать.

Костер на берегу, походный туристский обед: горячая чашка супа и кружка чая с пряниками. Изучая место нашего обеда, через 80 м нахожу чистую протоку с хорошим спуском к воде. Перетаскиваем груз и байдарку в протоку и в 14:00 отплываем. На удивление, протока все сужается, оказывается, у Городища есть обходная протока, которая в большую воду соединяется с основным руслом, а сама река делает еще 15-ти км петлю. Плывем среди затопленных кустов, деревьев, местами ширина не более 5-10 м, течение довольно сильное. Слава спрашивает меня, куда делась эта большая река, неужели растворилась в лесах. Но вот выплываем в довольно большое расширение, на небе собирается гроза, пошел дождь. Пристали, переждали грозу, из любопытства осмотрели заброшенную сеть, рыбы в ней много.

Еще около часа непонятного сплава даже возникло некоторое сомнение, туда ли мы плывем. Наконец, вышли на широкий простор, здесь старица сливается с рекой, и опять сомнение в какую сторону плыть.

К семи часам вечера погода установилась солнечная, перед нами на высоком берегу показались домишки деревни Митрофановка. Здесь по плану мы должны заночевать и ознакомиться с бытом местного населения. Наш интерес подогревался тем, что оба мы Митрофановы, и с названием таких поселков встречались редко.

По вечер к палатке вышел местный житель и бодро отрапортовался: «Тугопуков Петр Михайлович, с 40 года рождения». Угостили его стопкой, он разговорился: раньше здесь был колхоз, сейчас осталось 10 жителей и одна корова, всего с дачниками 20 дворов, а ведь сюда ближе всего подходит шоссе Тюмень-Туринск. Вообще писать о запустении уже скучно, в глубине России это повально. Подъехала на «десятке» семейка, интересуется, - есть ли дальше поселок Шевалевка, они родом оттуда. Петр Михайлович информирует их, что такой деревни уже нет. В Митрофановку продукты привозит машина в основном по заказу, медицинское обслуживание только в поселке Коркино. Петр Михайлович сетует, что у него почти все зубы выпали и надо ехать в Туринск. Живет он с бабкой, которая тоже болеет, мы передали ей несколько пакетиков хорошего чая и попросили немного молодой картошки.

Следующее утро пасмурное, прохладный северный ветер гонит рябь по реке.

Петр Михайлович принес кулек молодой картошки, жалуется, что картошка вся в бородавках (парша), что они с бабкой долго отбирали и отмывали.

ТураОтплыли в 9:00, река по-прежнему полноводная, не видно никаких перекатов, хотя по карте здесь перекат. Вода в реке мутная, на пологих берегах сплошное месиво из ила. К обеду температура воздуха поднялась на моем градуснике до +28, солнце стоит в зените и нещадно греет. У села Липовское наплавной мост, река на полметра выше моста.

Интересно смотреть, как трактор Беларусь идет по середине реки, рискует ехать по мосту и грузовики, для легковых машин стоит под мотором паром, работает он по вывозу. Завхоз Слава ушел в магазин, я устанавливая на байдарке руль, а то она идет как-то боком, приходится часто подправлять.

Далее река спокойная, обед по графику, в 13:00, традиционно, горячая чашка супа, картофельное пюре в стаканчике с колбаской и чай с пряниками. Удобное питание – залил все горячей водой, и готов обед.

Плывем дальше, река начинает входить в основное русло, у села Куминское мощный наплавной мост уже выше течения воды. На левом берегу, на холме красивый заброшенный храм, в поселке приветливая продавщица отдала последнюю булку хлеба бесплатно, видно, хлеб был нестандартный. Запасаемся питьевой водой, из Туры пробовали воду только кипяченую, для чая, ничего, пить можно. Обносим байдарку, река широкая, погода стоит жаркая, один берег крутой, другой – затопленный ивняк. Река какая-то пустынная. Видели выводок утят, перед ними мама утка то ныряла, то отплывала, пытаясь спасти свой выводок. Рыба не плещется, но крачки постоянно «клюют воду». С высоких обрывов тучи ласточек гоняют мошкару, гнезда их на обрывах как соты. Остановились на ночлег напротив поселка Сладковское, вечер хорош, макароны по-флотски с тушенкой, походные 50 грамм из фляжки, спалось хорошо. В палатке с пологом от комаров и ароматной таблеткой от гнуса не тревожило комариное гудение за стенками палатки. Проснулись рано, сфотографировал лагерь в туманном мареве. В поселке отоварились хлебом, набрали бутылок с минералкой и запаслись питьевой водой. День снова готовился быть жарким, река спокойная. Около поселка на реке большое количество пластмассовых бутылок, это местное население рыбачит на закидушки. Напротив поселка Андроново красивый пляж и снова наплавной мост, приходится выгружаться и обносить. Да, река Тура уже не сплавная, не видно моторок, даже простые лодки очень редки. Измеряем течение реки – 2-3 км в час, но мы постоянно гребем, итого скорость 6-8 км в час. На солнце сильно обгорели, губы, особенно нижняя, обрастает коростой, постоянно потребляем минералку, сколько выпито бутылок – не считаем. Река вызывает уже некоторую монотонность, и психологический климат в нашем маленьком экипаже накаляется.

Вот как описывает Никонов в очерке «Ермак» это плавание: «Река текла по равнине. Воды была темна и спокойна, открывались вдоль берега бесконечные травяные займища. Гнус донимал даже в самые солнечные дни, а ночами невозможно было дышать без волосяных сеток, или не обернув голову рубахами. Медленно плыли струги. Часто свистели с берега стрелы. Больше пяти десятков казаков побили и столько же ранили эти внезапные стрелы. В лесу от стана уходить далеко – все равно что за смертью пойти. Немногим уступает пищали по дальности выстрела боевой лук вогула, зато бьет без шума и заряжается быстрее, да и стрелы отравлены».

Наше путешествие продолжается. Впереди Туринская Слобода, это почти половина нашего маршрута. Напротив поселка прекрасный зеленый мыс. После схода воды трава поднялась свежая, яркое солнце освещает изумрудную поляну, плакучие ивы дают немного тени. Пристаем, купаемся, температура воды у берега +22, на солнце +30. В свободные вечерние часы читаю своему спутнику очерк об Ермаке, слушает внимательно, но с трудом верит, что по этой реке проплыла флотилия Ермака, ведь это около 600 человек и более 30 стругов. Питаться только рыбой и охотой в течение долгих месяцев плавания – трудно представить, а берега в основном пустынные.

- Слушай, наверное, это были крепкие ребята, отчаянные казаки, - говорит он.

- Да, это был отчаянный народ, но вот по крепости и росту были не очень велики. Ведь их кольчуга на нашего современного и крепкого десятиклассника никак не надевается – мала.

На реке ТуреУтром посетил поселок Туринская Слобода. По описанию Туринская Слобода – большой современный поселок, от него отходят дороги на Тавду и Ирбит, есть шоссе на Тюмень. В Туринской Слободе имеется пристань, делают остановки пассажирские катера по линии Тюмень. Но никакой пристани уже нет, снова стоит наплавной мост. Ходил в центр поселка, достопримечательность – площадь и три магазина, на окраине дымит какая-то труба около низкого кирпичного здания.

Отплыли, по берегам встречаются отдельные сосновые боры, в основном березовые рощи и открытые поля. Самое красивое место – Красный Яр, здесь река делает крутую излучину, с левого берега отвесный обрыв 4-5 метров, с правого – песчаные пляжи, ширина реки 30-50 м.

Остановка недалеко от Усть-Ницы, жара стоит несносная, на небе ни облачка. По реке впервые прошла моторка, это спасатели кого-то искали, помахали нам руками.

Довольно широкая река Ница сливается с Турой в низких берегах, течение почти не чувствуется. При слиянии на правом берегу Ницы большой голубой купол Храма, видно, что идут реставрационные работы, так как цоколь еще в лесах. На берегу выброшен большой паром, небольшой катер ходит на противоположный берег по вызову. Река также медленно течет, вода быстро спадает, начинают обнажаться пляжи. Мой спутник начинает утомляться от монотонной реки, его начинают раздражать мелочи. Да, длительное сидение в ограниченном пространстве байдарки, а он простой рыбак-любитель, давит на его психику. Зная его горячий темперамент, отвлекаю его разными способами, вплоть до песен: «Из-за острова на стержень, на просто речной волны…» и так далее, он подхватывает.

Ночевали у поселка Бурмантово.

На следующий день рано утром до наступления жары отчалили, впереди поселок Речкино. На берегу у «дачного замка» местный житель восстанавливает причал. Он проводил меня до колодца, по дороге сетуя, что сейчас они «батрачат» на новых русских. Большинство земли отдано под дачи, а сами дачные домики похожи на сказочные дворцы и замки, здесь чувствуется, что нефтедоллары текут обильно.

Проплываем мимо одного 3-х этажного дома, а из него высыпала группа веселых полуголых мужчин, которые, видя нас в тельняшках, прокричали:

- У вас что здесь, регата?

- Нет, мы сами по себе, плывем из Туринска.

- Ну вы экстремалы!

Да, на речке сейчас редко встретишь «диких» туристов, но нам приятно, что обозвали нас экстремалами.

Впереди поселок Салаирка, на берегу местная рыбачка в одиночестве глядит на удочки.

Пристаем, расспрашиваем о житье-бытье:

- Работы нет, перебиваемся натуральным хозяйством. Вот, на уху наловила.

В ведерке у нее крупные окуни и подлещики.

- У вас тут о походе Ермака что-нибудь слышно?

- Да, слышали, в поселке стоит даже юрта-музей.

Возвращается мой напарник с продуктами, снова в путь, жаль, что не удалось осмотреть эту юрту. Река делает крутой поворот, виден бывший причал, берез здесь имеет удобный подход к реке. На берегу стадо коров и пастух на коне, обличием и осанкой очень похож на воина из стана Кучума. Достали червей, они живые, с благодарностью вспомнили пацанов из Туринска. Рыбалка на удочку сразу пошла: некрупный окунь, сорожка. Слава попробовал спиннинг, сразу сорвалась крупная щука – да, рыба в реке есть. Вечером приготовил себе уху, мой спутник из принципа отказался, но я с удовольствием разнообразил свое меню. Здесь состоялся горячий разговор. Слава заявил, что он устал и в такие походы больше не ходок.

На следующий день отплыли также рано. В поселке Каменке осмотрели красивую церковь, хорошо восстановленную, она красиво смотрится с высокого берега. Далее перед нами открылся большой и красивый пляж, решили сделать дневку. Пока мой спутник настраивал спиннинг, я решил опробовать парус.

Были на Туре длинные и прямые плесы, но то ветра не было, то он был встречный. Здесь парус показал свое преимущество, даже при слабом ветре байдарка резко шла против течения.

Заканчивали маршрут в Кулаково, рейсовым автобусом до автовокзала Тюмени.

В этот же день междугородним автобусом Тюмень – Нижний Тагил возвращаемся домой. Проезжая на автобусах по Тюмени, поразились, как изменился город: высотные здания, огромные стеклянные банки, прекрасная набережная – да, это столица нефтяного края.

Ну, а продолжение маршрута от Тюмени до Тобольска, где были самые трудные моменты для отряда Ермака, оставляем на будущее.

Да, трагическая смерть в 1585 году казацкого атамана осталась в песне народной: «На диком бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой…»

В отличие от Степана Разина и Емельяна Пугачева, он не пошел против российской государственности, а решил присоединить к России завоеванные земли, и в этом его заслуга.

Вадим МИТРОФАНОВ
«Уральский следопыт», № 7, 2007 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (8)