Наши современники >

ИЗВЕСТИЯ ИЗВЕСТНЯКОВ

И однажды явился человек, чтобы доказать, что пещеры - хранилища истории

Высокий, крепкий. Плечи развернуты. Шея прямая. Голос напористый. Речь без пауз.

Подполковник. Рабочий-станочник. Чиновник областного ведомства. Студент. Наконец, археолог. Это все он, Владимир Иванович Юрин.

В археологию области он не вошел, а ворвался.

Не подкупает, а покупает его уверенность в себе. Его яканье почему-то не раздражает. Его хвастовство почему-то не надоедает. Его прямота почему-то не шокирует.

Чувствуешь: не себя он поднимает, не себя. Догадываешься: он сам себе и не принадлежит. Видишь: выше его - страсть, которая им повелевает. А страсти почему-то многое прощаешь.

Пусть он, думаешь, и врет, но как ладно. Пусть делает в сто раз меньше, чем говорит, но и то - дело. Пусть исполнится одно его обещание из десяти, но как обещается!

Заранее себя прощаешь, если обманешься.

Но и то замечаешь, конечно, что он ни разу не сфальшивил, не преувеличил свою ученость, не прибавил себе заслуг.

Уверенность в себе и самостоятельность, напор энергии, вера в то, что вся жизнь впереди и успех никуда не денется, - таков Владимир Иванович Юрин. Мы беседовали пять часов. Он говорил. Мои вопросы лишь кое-что уточняли.

 

Долина реки Ай- А что вы открыли, Владимир Иванович?

- Я открыл пещерный "город" Сикияз-Тамак.

- Это где?

- В долине Ая. На участке в 425 метров - 42 пещеры. Это карстовый феномен. Из 42 пещер 12 - с археологией. Это - археологический феномен.

- Археологический?

- Да. У нас все археологи - степняки. Бугры, курганы, поселения копают. А я - в пещерах. Я всем говорю, что наша горно-лесная зона археологами не исследована. Например, на весь Ашинский район на учете только один памятник археологии. А я приеду туда и за неделю найду десять-пятнадцать. За неделю найду. Вопрос: почему я приезжаю и нахожу, а до меня не находили?

- Действительно вопрос.

- Я овладел методикой поиска погребенных пещер. И могу определить, будут ли в них археологические находки. Не без меня была открыта древнейшая пещерная стоянка на Украине. Я говорю профессору: вот здесь будет пещера. Он: нет, не будет. Я ему: заложу шурф и вскрою вход. Он: не верю. Через час зову его: залезайте. Залез профессор, как был, в чистом свитере. Пещера. 36 квадратных метров. Комната целая. Сразу же профессор дает мне в помощь студентов. Начали копать. В первый день не дошли до культурного слоя. А на следующий день - орудия труда неандертальцев, кострища, кости пещерного медведя. Киев потом датировал: 45600 лет. Самая древняя пещерная стоянка на материковой Украине. Если бы не я, ее никто бы не открыл.

И на Урале я помимо видимых ищу погребенные пещеры. Имею разрешение Академии наук на археологические исследования. Я никем не связан в выборе темы исследования. Человек вольный. Только каждый год отчитываюсь перед Академией наук.

- Частный археолог?

- Получается так. Правда, я работаю в центре по охране исторического и культурного наследия области. Меня поддерживают археолог Н.М. Меньшенин. Меня поддерживает глава администрации Сатки В.В. Садырин, саткинский фонд "Милосердие". Между прочим, Саткинский район имеет столько памятников природы, истории и культуры, сколько не имеют некоторые области европейской России. Но государственных денег мне никто не дал. Я все делаю за свой счет, за счет своих друзей, предпринимателей. Я нахожу общий язык со многими людьми. Встречался с заместителем председателя правительства области А.Н. Косиловым. Его заинтересовали памятники горно-лесной зоны.

Пещер у нас масса. Каких хотите. Я прошел Уфу, Ай, Юрюзань. Обходил почти все скалы, террасы в их долинах.

- А что, пещерные находки ценнее?

- Не в том дело. Пещера, как консервная банка, все сохраняет. Не только, например, кости, но и органику - споры, пыльцу, семена геологических эпох.

- Но и в Аркаиме находили споры.

- Так это в верхних слоях. Что такое Аркаим? Это 3800 лет. А я копаю слои, которым десятки тысяч лет. Разница большая.

 

Не мне решать, какой из Юрина археолог и каково его место среди других археологов.

Конечно, историю шапками не закидать. И штурмом ее эпохи и эры не берут. История - явление медленное. Успокоенное. Страстями утихшее. Она сама в себе. Мы, потомки, ей не нужны. Она к нам безразлична. Она нас не знает, пока мы живы. Ну а мы - к ней? Нетерпение, горячность, дерзость в археологии неприличны? Или непривычны?

Что будет, то будет. А будет одно из двух. Или пещеры подарят Юрину научную сенсацию, да не одну. Или дадут ценную, но спокойную лепту в копилку истории.

Пещеры должны быть исследованы. В любом случае. Они и так долго ждали.

Пещеры ждали Юрина. И он явился. Какой есть, такой и есть.

 

- Однако что вы открыли, Владимир Иванович?

- Я открыл пещерный "город" Сикияз-Тамак. Это первый пещерный город в России. В Сквозной пещере, в шестом зале, я обнаружил святилище. В этом же зале - несколько тысяч фрагментов керамики пяти эпох. Это примерно 72 сосуда. Никто не находил столько керамики в одной пещере, а я только в одном зале одной пещеры нашел.

В Танцевальном гроте я нашел фрагменты деревянных изделий. Я их предварительно датирую 1000 лет. В сухом виде. Это деревянная палочка, которой высекали огонь, узел саней.

В Каминной пещере заложен самый глубокий шурф на Урале. Никто глубже меня в пещерах Урала не копал. Глубина - шесть метров.

Я всем доказываю, что большинство пещер было заселено во все исторические эпохи. В Сквозной пещере я заложил шурф и нашел слои шести исторических эпох.

- Каких?

- Верхний палеолит, неолит, энеолит, бронза, раннее железо, средневековье. Такого не было в нашей области.

В этом году заложил раскоп в Танцевальном гроте. 90 сантиметров уже раскопали и еще метра полтора осталось, если не больше. А есть пещеры с отложениями в 6-8 метров.

Люди использовали пещеры всю свою историю. Пещера - первое жилище человека. На реке Ай пещеры, удобные для жилья, встречаются через каждые пятьсот метров. Высокие, можно стоять, с южной экспозицией, светлые, сухие. Не исключено, что сырая пещера десять тысяч лет назад была сухой. Вообще зимой в пещере суше, чем летом. В Каминной пещере, судя по находкам, человек поселялся восемь раз в разные исторические эпохи - 40 тысяч лет назад, 20, 15, 10, 8, 3, 2, 1 тысячу лет. А между ними - стерильные прослойки.

В пещерах, разумеется, жили не земледельцы, а охотники. Они оставили после себя много наконечников стрел.

- Значит, все известняки в долине Ая испещрены и люди в них жили веками?

- Конечно. Это долина пещер.

- Раскопки не разочаровали?

- Материалов очень много. Керамика. Предметы из камня. Кости. Иногда на поверхности. Идешь и с поверхности поднимаешь наконечник стрелы. В пещере, где заложен самый глубокий шурф, попали кости 30 видов животных, в том числе вымерших. Мамонт, шерстистый носорог, пещерная гиена, пещерный лев, пещерный медведь, благородный олень. Есть кости северного оленя, лося, медведя, бобра, лисы, косули, первобытной лошади, первобытного бизона. Десятки видов птиц, рыб, мышей.

- Даже мышей?

- Да. Теперь по зубам мышей определяется климат.

- Но как отыскать их зубки в слое грунта?

- А я работаю не лопатой. В отличие от некоторых исследователей Урала. Я ножом копаю. И грунт пропускаю через сито, а часть его - через промывочную ванну. Сито с ячейкой меньше миллиметра. Ничего не уходит в отвал. Я нахожу не одну-две бисеринки от бус, а все.

Меня спрашивают: а как вы разбираете рыхлые отложения, если в них глыбы, камни? Так и разбираю - ножом. У меня спецножи. Я изготовил на заводе спецножи из пил, которыми болванки пилят. Таким ножом - на ребро ставлю - я любую глыбу разворачиваю. Для меня нет трудного грунта. Летом свердловчане приезжали, посмотрели: мы тоже будем пользоваться этой методикой. Они как копают? Весь грунт спускают к реке. Такие затраты! А я - нет. Я делаю несколько сит разных размеров, грохот и сею. Крупные камни сбрасываю. Меняю сита. Я оголяю материал. А потом промываю в ванне, которая стоит тут же, в пещере.

- А росписи не попадались?

- Пока нет. Но я предполагаю росписи в некоторых пещерах. В тех, где завалы. Идешь 30 метров и - завал. В одной пещере мы убрали восемь метров завала. Что за ним - неизвестно. Ход должен продолжаться большим коридором, там может быть все что угодно - и живопись, и костяки людей. Это раз. А во-вторых, многие пещеры погребены, а там, где произошло быстрое погребение, на стенах живопись должна сохраниться.

Я уверен, живописи будет много. Просто никто толком ее не искал. Я проанализировал, где нашли и где искали. Оказывается, нашли в крупных пещерах, известных с XVIII века. В Игнатиевской пещере были Паллас, Рычков, Лепехин, но они не увидели живописи. И после них ученые рисунков не заметили. И только Петрин в 80-х годах увидел. Искал конкретно и нашел.

- Значит, теперь на Южном Урале появилась еще одна археологическая достопримечательность - Сикияз-Тамак? Надо запоминать это название?

- Да, Сикияз-Тамак - памятник истории. Районного значения. Но я уверен, что он будет памятником региональным, а потом выйдет и на федеральный уровень.

 

Владимир Иванович принес показать кое-что из своих находок. Сережка, потерянная женщиной (тысячу лет назад?) в Танцевальном гроте. Бусинка. Пряслице. Каменная пластина, грань острая, как лезвие. Костяное шило. Колотушка из рога благородного оленя. Кость мамонта.

Юрин живет в ощущении, что находки эти - всего лишь пролог. Это выхвачено как доказательство того, что и так, до хорошо разработанной осады, пещеры выдают свои археологические богатства. Но настоящие клады еще ждут своего часа.

Согласимся, однако: археология у нас, по сути, только начинается. В ней еще не тесно. Всем хватит степей, гор, пещер, озерных и речных берегов, черноземов, глин и известняков, хранящих прошлое нашего края, который, оказывается, был любим людьми во все эпохи.

И в наше время, когда вроде бы не до далеких предков, вдруг является человек, который хочет, умеет и может исследовать палеолит в пещерах Урала. Один. Без всякой помощи. Тем самым доказав, что помощи достоен.

 

- Однако, Владимир Иванович, как это объяснить: из подполковников - в археологи?

- Я с детства мечтал об истории. Точнее, мое давнее увлечение - искать. Лазать, высматривать, выискивать. Мог бы стать геологом. В угрозыск мог бы податься. Но случилось так, что попал в армию. Закончил автомобильное училище в Челябинске. Служба пошла, но я понимал, что это не мое дело. Служил на Дальнем Востоке, потом в Западной Украине. Двадцать лет отслужил, и тут - сокращение.

- И вы в 38 лет начали жизнь заново?

- Да, третий год занимаюсь археологией. На Украине шесть лет совмещал службу с археологией, а последний год провел в археологических экспедициях. Там я получил мощную практику. Меня готовили доктора наук. Я был помощником Л.Г. Мацкевого, доктора наук ведущего археолога Украины. Я участвовал в раскопках в десяти областях Украины, включая Крым.

- И вот вы приехали в Челябинск...

- Когда я приехал, меня восприняли по-особому: какой-то вояка полез в археологию... Хотя я взял свободную нишу - палеолит, им никто в области не занимается. Я взял пещеры, ими тоже никто не занимается. Я день и ночь работаю, мне некогда спать, некогда болеть.

- А образование?

- В этом году закончил университет. И поступаю в аспирантуру.

- Простите, а на что живете?

- У меня пенсия, офицерская. А еще на заводе работал.

- На заводе? Кем?

- Слесарем-станочником. В месяц имел до полутора миллионов. И свободное время оставалось. За одну смену я успевал сделать две нормы. А теперь являюсь главным специалистом центра по охране исторического и культурного наследия области, где получаю аж 340 тысяч рублей.

 

Значит, так: археолог Владимир Юрин. Значит, так: Сикияз-Тамак. Запомним? И будем ждать продолжения?

P.S. Участники международной научной конференции "Пещерный палеолит Урала", собравшиеся в середине сентября в Уфе, посетили пещерный комплекс Сикияз-Тамак и приняли заключение по этому поводу. Они отметили, что "данный пещерно-скальный ансамбль является единственным на территории России древним многослойным поселением, расположенным в компактной группе пещер природного происхождения". Ученые подчеркнули "высокую информативность и зрелищность" комплекса, возможность и необходимость "создания на этой территории музея истории человека и природной среды". Они утверждают, что дальнейшее изучение этого памятника "обогатит российскую и мировую науку новыми знаниями по древней истории человеческого общества".

Заявление подписали академик В. Массон (Россия), академик З. Ураксин (Башкортостан), профессор Г. Босинский (Германия), профессор Л. Мацкевый (Украина), доктор П. Бан (Англия), доктор Э. Аутио (Финляндия) и другие.

Михаил ФОНОТОВ
"Челябинский рабочий", 14.10.1997 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (7)