Наши современники >

Маршрут: село Глинское — Северный полюс

Одиннадцатиклассник Елисей Третьяков вернулся из экспедиции в Арктику

РЕЖ. На днях вернулась с Северного полюса вторая молодежная экспедиция, в команде которой было семеро 16-летних подростков. Свердловскую область представлял Елисей Третьяков из села Глинское Режевского района.

Так получилось, что Елисей оказался единственным, кто попал в экспедицию из сельского туристического клуба, остальные ребята — жители крупных городов. Но, как оказалось, туристические клубы села Глинское ничуть не уступают мегаполисам в подготовке своих спортсменов. И Елисей это доказал.

«Туризм — в крови»

В селе Глинское аж два известных в области и за ее пределами туристических клуба: «КОГТИ», где ребята совершают путешествия на велосипедах под руководством тренера Михаила Копылова, и «ВЕГА», где руководитель Владислав Голендухин занимается с мальчишками и девчонками пешим туризмом.

— С Михаилом Алексеевичем мы проехали на велосипедах по Европе сорок дней, — рассказывает Елисей. — Шесть стран посетили: Финляндию, Швецию, Данию, Германию, Польшу и Белоруссию. А с Владиславом Николаевичем ходили в поход на Северный и Приполярный Урал. А вообще, впервые я пошел в поход вместе с семьей в три года. Поэтому, когда меня спрашивают о том, зачем мне эти неудобства, длительные походы, обычно отвечаю: «Туризм у меня в крови. Привык».

Татьяна Николаевна, мама Елисея, достает кипу грамот объемом с том Большой энциклопедии. Все они получены сыном за победы в различных видах спорта: в велокроссах, в плавании, в лыжных состязаниях…

— Кому показываю, никто не верит, что все это Елисея, — говорит Татьяна Николаевна. — А он, например, уже в тринадцать лет побеждал шестнадцатилетних спортсменов в плавании, хотя у нас даже бассейна в селе нет. На речке научился. И на тренировки в «КОГТИ» и «ВЕГУ» ходил сам, без напоминания, не пропуская. Так что представляете, что для него участие в экспедиции на Северный полюс?!

Хотя и попал в команду Шпаро Елисей не сразу. Сначала чуть не опоздали с заполнением анкеты. Потом по результатам отбора не случилось попасть в первую молодежную экспедицию. Попал во вторую. Но тогда в 2008-м…

— В конце зимы того года мама принесла газету, в которой были обозначены условия отбора, — вспоминает Елисей. — Нужно было заполнить анкету и отправить в Москву. 14 февраля анкета должна уже была быть в Москве, но газета к нам попала лишь 12—13 февраля. Отправили в полной уверенности, что опоздали. И раз, звонок.

Так Елисей попал в лагерь Дмитрия и Матвея Шпаро «Путешествие» в Карелии, где проводился предварительный отбор. Сюда съехались двадцать ребят со всей страны, причем все они имели немалый туристический опыт.

— Одним из условий в анкете было указано наличие похода первой категории сложности в любом виде туризма, — объясняет Елисей. — Категорийный поход означает, что турист должен пройти маршрут определенной сложности и километража. У меня уже их было множество, не сосчитать. Причем были и сложнее, чем первой категории. Есть и третья, и четвертая. В Карелии после отбора по анкетам был тренировочный недельный лыжный поход. Спали в палатке, с ночевками в снегу, готовили на кострах. Шли две группы по десять человек, кругом, в разные стороны. По результатам этого похода необходимо было отобрать всего семь человек. В 2008 году я стал восьмым. В первый поход я не попал. В этом году был повторный отбор, но в нем я не участвовал, прошел по результатам 2008 года.

К полюсу!

— Когда нам в апреле позвонили из лагеря Матвея Шпаро и сказали, что, возможно, сын попадет во вторую молодежную экспедицию «На лыжах — к Северному полюсу», и попросили пока ему не говорить, я не утерпела, сказала, — вспоминает мама Елисея. — Он ответил, что первое апреля уже прошло, не поверил, отмахнулся. Поверил только, когда дождался письменного вызова.

Первая молодежная экспедиция, прошедшая в 2008 году, была посвящена открытию Северного полюса. Вторая, в которой принял участие и Елисей Третьяков, — Году молодежи в России и 30-летию самой первой экспедиции на полюс, которую совершили Дмитрий Шпаро (отец Матвея) и его команда.

— Из дому я уехал 11 апреля, — начинает рассказ о путешествии Елисей. — После полета на самолете Ан-72 по маршруту Москва — Воркута — «Барнео» (полярная станция) нужно было на вертолете добраться до начальной точки экспедиции. 16 апреля были на месте. Команду высадили из вертолета в точке 89 градусов северной широты, 150 градусов восточной долготы. До полюса нужно было идти 110 километров. Хорошо, что дрейф льдин был попутный. То есть мы идем, а льдины не уносят нас от цели, а, наоборот, чуть приближают.

Шли на лыжах. Пятьдесят минут — движение, десять — отдых. С собой было четыре палатки. Еда, которую, чтобы приготовить, достаточно было залить кипятком. Для этого на день назначались дежурные, которым приходилось вставать за час или полчаса до подъема остальных.

— В основном экипировка, снаряжение и еда были предоставлены организаторами, — уточняет Елисей. — Нам сказали взять только термобелье, верхонки — это такие варежки, ветром не продуваемые, носки, балаклавы — специальный капюшон с мехом. Погода была нормальная. Температура примерно минус 26 градусов по Цельсию. Ветрено. Как нам пояснили, это примерно то же самое, что минус 45 градусов при безветрии.

«Трудности? Не заметил»

О трудностях в экспедиции Елисей сам не рассказывает. Отец, Николай Сергеевич, напоминает случаи со сгоревшей палаткой и сломанными креплениями.

— Это разве трудности? — удивляется Елисей. — Крепления ломались не только у меня. Наст был хороший, так что до стоянки шли пешком, там ставили новые крепления. Когда у меня сломалось крепление, то все шли в ботинках, так как пришлось идти по торосам, на лыжах сложно. Кстати, в этот день было сломано крепление и у Матвея Шпаро, и у еще одного участника, Сергея Ломова. А палатка сгорела не вся, а только один ее слой. Она была двухместная. Все комфортно разместились в остальных палатках.

К слову, когда у Елисея сломалось крепление, он попал еще в одну историю: оступился и провалился одной ногой под лед. В этот день команде пришлось идти по каше из снега и льда, поэтому Елисей и вступил чуть в сторону от следов Матвея, идущего впереди. Оступившись, он выбрался из ловушки самостоятельно, и уверяет, что даже ботинки не промочил.

Пожалуй, единственный раз начинающему полярнику стало страшновато: при переправе через открытые каналы воды.

 — Их мы преодолевали вплавь в специальных гидрокостюмах, — объясняет Елисей. — Костюмов было три. Переправлялись по двое. Борис Смолин, как и Матвей, организатор экспедиции, в третьем костюме готов был прийти нам на помощь. Костюмы с того берега отправлялись обратно в санях на веревке. Страшно было где-то в середине переправы, когда понимаешь, что под тобой несколько километров глубины.

22 апреля участники экспедиции достигли Северного полюса. Еще два дня ждали на точке вертолет.

— Конечно, интереснее было в пути, — рассказывает Елисей. — Но пока ждали вертолет, тоже не скучали. Из карабинов стреляли. Они были на случай, если на нас выйдут медведи. Но мы белых медведей не встретили.

Домой Елисей вернулся 28 апреля.

Еще одно испытание

На память об экспедиции Елисей привез домой короткий фильм, несколько фотографий цифрового формата, грамоты, награды… Но главное — российский флаг с подписями всех участников молодежной экспедиции «На лыжах — к Северному полюсу».

— Нам сейчас предаваться эйфории некогда, ведь впереди ЕГЭ и поступление в институт, — подводит итог мама Елисея. — Пропустили мы немало. А в мае — праздники. Нужно нагонять.

— Поступить хотелось бы в институт МЧС, — мечтает Елисей. — Думаю, именно там можно использовать то, чему я научился в походах.

Елисей — кандидат в мастера спорта по велотуристическому многоборью, имеет второй взрослый разряд по баскетболу и второй взрослый разряд по пешему туризму, но… «хромает» в математике. Потому ближайшие месяцы ему предстоит еще одно испытание — ЕГЭ.

Наталья ШАРОВА
«Уральский рабочий», 08.05.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)