Личность в истории >

ПАВЕЛ БАЖОВ И БОРИС ПОЛЕВОЙ

Великая русская река Волга... Белый теплоход «Павел Бажов» медленно скользит по водной глади... Вдалеке показался белый двухпалубный теплоход. Вы всматриваетесь в его название — «Борис Полевой». Вот так встретились посреди реки теплоходы с именами двух знаменитых писателей: Павла Петровича Бажова и Бориса Полевого!

Теплоход Павел Бажов«Я познакомился с Павлом Петровичем Бажовым в разгар Великой Отечественной войны. И произошло это далеко от его родного края, на фронте, в Польше, где поэт Урала никогда не бывал...» — так начинаются воспоминания Бориса Полевого о Павле Петровиче Бажове.

17 марта 2008 года — знаменательное событие отечественной литературы, 100-летний юбилей знаменитого советского писателя Бориса Полевого (настоящее имя — Борис Николаевич Кампов) (17 марта 1908 — 12 июля 1981).

Борис Полевой был военным журналистом, однако славу ему принесла «Повесть о настоящем человеке», посвященная подвигу лётчика А. Маресьева. В годы Великой Отечественной войны Б.Н. Полевой находился в действующей армии в качестве корреспондента «Правды», в том числе на Калининском фронте (1942). Военные впечатления легли в основу книг: «От Белгорода до Карпат» (1944), «Повесть о настоящем человеке» (1946), «Мы — советские люди» (1948), «Золото. (1949 — 1950).

О «Малахитовой шкатулке» Полевой знал, слышал много хорошего, но до войны прочитать не довелось («...просто книга как-то не попала в руки...»).

И вот когда Советская Армия наступала, в блиндаже, вырубленном саперами в прибрежном откосе польской реки Вислы, в руки Бориса Полевого случайно (от погибшего офицера) попал томик с оторванным переплетом.

Из воспоминаний Ариадны Павловны Бажовой: "Мне особенно запомнилось письмо Бориса Полевого. Он писал папе, как однажды после боя измученные бойцы расположились на отдых. Практически все сразу заснули, а командир взвода, вместо того чтобы спать, достал какую-то книжку и стал читать. Читал всю ночь".

Борис Полевой начал читать с уцелевшей страницы. «Томик был затрепанный, закапанный стеарином. Переплета и титульного листа не было, не хватало многих страниц». К концу сказа он разгадал, что в его руках оказалась знаменитая «Малахитовая шкатулка» Бажова, а сказ был «Медной горы Хозяйка». «Я понял, что передо мной какое-то необычное по форме произведение искусства, свежее, новое, сильное, необыкновенно самобытное». Все уцелевшие в книге сказы были прочитаны тут же.

Полевой был восхищен талантом Бажова: «Он сам был великолепным умельцем. Он сам, показывая «живинку в деле», переплавлял богатейшие руды народных преданий, поговорок, столетиями бытовавших по Уралу, в свои сказы».

Борис Полевой в дальнейшем еще не раз перечитывал сборник бажовских сказов. Раздумывая о них, он представлял себе Павла Петровича Бажова в виде легендарного деда Слышко, отождествлял его с образами его героев. «Он рисовался этаким уральским богатырем, в характере и облике которого запечатлены черты наиболее полюбившихся персонажей его произведений».

Павел Бажов и Борис Полевой. Июнь 1950 г.

После Великой Отечественной войны Полевой не раз бывал в гостях у уральского сказителя. Вот как он сам описывает первую их личную встречу: «Вместо могучего, плечистого бородача в полутьме прихожей встречает нас сутуловатый старичок с реденькой бородкой, в поношенной уютной домашней куртке, с трубкой, привычно зажатой сложенными в горсть прокуренными пальцами. Из мягкой рамки шелковистых седин смотрит круглое, такое русское лицо. Писатель глядит на гостей чуть исподлобья, из-под приспущенных бровей, но взгляд доброжелательный, ласковый. Когда он улыбается незаметной под усами улыбкой, к глазам сбегаются живые, веселые морщинки, и от них лицо как-то вдруг свежеет». Беседовали в кабинете Бажова («лаборатории», «мастерской») о зарубежных поездках Полевого, об Урале. «Об Урале он мог рассказывать сколько угодно и, как говорили люди, близко его знавшие, никогда не повторялся. Бесконечные истории, любопытные случаи, происшествия, старые и новые, жили в его голове».

Борис Полевой много поездил по Уралу и, вернувшись в Свердловск, вновь навестил Павла Петровича Бажова. «Бажовы, уже привыкшие к нашествиям малознакомых, а то и вовсе незнакомых людей, постоянно навещавших их дом, встретили нас как старых друзей». Они сидели в саду на скамейке, и Полевой рассказывал о своих уральских впечатлениях. Бажов «внимательно слушал, защитив глаза от солнца козырьком надвинутой на нос кепки, прятал в усах довольную улыбку, выспрашивал подробности, причем все время выяснялось, что все, о чем мы рассказывали, ему уже знакомо: и события, и люди, и их дела, и их мечты, которые нам казались порой поражающе новыми».

А потом незадолго до болезни Павел Петрович с женой побывал в гостях у Бориса Полевого в Москве. Уральский писатель подарил ему однотомник своих сказов, изданный на Урале.

После смерти Бажова Полевой еще раз перечитал подаренный им том. И подумалось: «Человек, создавший этот новый сказочный цикл, выведший в свет большую семью новых сказочных героев, сам будет вечен, как вечно истинное мастерство».

...Волга нетороплива, и живописны приволжские горы, и все так же карабкаются вверх узкие улицы старинных приволжских городов. Пароходы медленно и величаво идут вниз и вверх по реке, приветствуя друг друга. Так много лет спустя время от времени встречаются два белых теплохода «Павел Бажов» и «Борис Полевой».

Светлана СИБАГАТОВА
"Уральский музей", № 6, июнь 2008 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)