Личность в истории >

Эльдорадо Александра фон Гумбольдта

Необычную минералогическую экспедицию организовали энтузиасты Нижнего Тагила и редакция журнала путешествий и экскурсий «Билеты есть». Собрав группу туристов около тридцати человек, они провели их по следам известного немецкого учёного-естествоиспытателя, геолога, географа и биолога, почётного члена Петербургской Академии наук Александра фон Гумбольдта.

Необычным в этой туристической экспедиции было всё, начиная от участников и заканчивая самим маршрутом. Из Екатеринбурга в поход (одни — на джипах, другие — на автобусе) двинулись музейные работники, учёные из Уральского государственного университета, представители спортивно-технического клуба «Вояджер», специалисты двух областных министерств — по физической культуре, спорту и туризму и международных и внешнеэкономических связей. Были и зарубежные гости. Это сотрудник германского консульства в Екатеринбурге господин Тёдт и председатель немецкой ассоциации выпускников и друзей Московского государственного университета им. Ломоносова (ДАМУ) господин Фёрстер, а также журналисты екатеринбургских СМИ.

Кстати, повод для такой экспедиции тоже был необычный, особый — исполнилось 180 лет со времени пребывания Гумбольдта на Урале, а также 240 лет со дня его рождения.

— Не отметить эти две даты мы просто не могли, — говорит директор Центра германских исследований УрГУ, а также участник экспедиции Анатолий Степанов. — А потому заранее запланировали проведение «круглого стола» на тему «Александр фон Гумбольдт и новая карта мира», а также охотно поддержали главного редактора журнала «Билеты есть» Елену Елагину. Именно она предложила организовать экспедицию по следам Гумбольдта.

И вот целая колонна машин — несколько внедорожников и автобус — от екатеринбургского главпочтамта тронулась в путь, в Нижний Тагил.

Посещение этого места для Гумбольдта было особенно важным.

В Екатеринбург Гумбольд прибыл летом 1829 года. Сюда его, можно сказать, командировали первые лица государства — император Николай I и министр финансов России граф Егор Канкрин. В документах того времени говорится, что Гумбольд отправлен на Урал «в интересах науки и страны».

Кстати, когда Николай I лично обратился к нему с просьбой провести минералогические и геологические исследования на Урале, Гумбольдт очень обрадовался. Он давно мечтал побывать в России. Особенно его тянуло на Байкал и на Камчатку. Но этим планам не суждено было сбыться. Прежде всего из-за Отечественной войны 1812 года. Однако судьба была всё- таки благосклонна к путешественнику.

На экспедицию Гумбольдта на Урал Николай I выделил огромную по тем временам сумму — 20 тысяч рублей. Взамен учёный должен был предоставить царю подробный отчёт о запасах полезных ископаемых, о состоянии заводов и шахт. Но особенно императора интересовала платина — металл в то время ещё мало изученный, но уже набиравший цену в Европе.

Николай I и Канкрин вынашивали необычную идею — чеканки платинового рубля. Но прежде чем приступить к этому, они хотели знать, велики ли запасы этого металла, каков потенциал месторождений и не отличается ли уральская платина от той, о которой так много говорят в Европе.

Справка: первое в мире месторождение платины было обнаружено в Южной Америке на реке Пинто в 1738 году. Старатели считали, что им попадают тяжёлые серебряные песчинки, которые «портят» золото и в итоге подрывают доверие к отчеканенным из него монетам. Называли этот металл пренебрежительно — «серебришко».

На Урале первые его крупинки и самородки обнаружили в 1819 году в горных россыпях близ Верх-Нейвинска. Затем, в 1824 году, в Гороблагодатском горном округе, на реке Орулиха. Здесь старатели сыскали настоящую платиновую россыпь, названную Царёво-Александровской. В 1825 году в Нижнетагильском Горнозаводском округе, на реке Сухой Висим, обнаружили одно из самых крупных в то время месторождений платины. За один 1826 год его тут добыли 10 пудов!

Но вернёмся к Гумбольдту, вернее, к нашему маршруту по его следам. Первая остановка — краеведческий музей Нижнего Тагила. Именно отсюда, где собраны сведения об этом учёном, а также о платине, мы и начнём своё путешествие в глубь веков. Разумеется, с помощью экскурсоводов — Людмилы Ковальчук и Евгения Ставцева.

По их словам, Гумбольдт прибыл во владения Демидовых в сопровождении довольно большой свиты. Его сопровождали друзья, немецкие учёные — геолог Густав Розе и натуралист Христиан Эренберг. От Российского горного департамента к экспедиции был прикомандирован инженер Дмитрий Меншенин. Проводником Гумбольдта по Горнозаводскому округу был молодой инженер, кстати, крепостной, Фотий Швецов, прошедший обучение за границей и знавший несколько языков.

Именно Ф. Швецов сразу же в день приезда показал Гумбольдту металлургическое производство на заводе. Затем они спустились в шахту Меднорудянского рудника, где осмотрели паровые машины Черепановых.

Позже в одном из своих отчётов Гумбольдт напишет: «Отличные по своему устройству и пользам паровые машины…».

Вот и наша экспедиция после экскурсии по музею тоже направляется туда, в Меднорудянский карьер.

Да, теперь это — именно карьер, огромный котлован глубиной более 150 метров. Но именно здесь ещё видны остатки той самой шахты, в которую когда-то спускался Гумбольдт.

Возле самого спуска в карьер нас встречают начальник открытых работ рудника Андрей Попов и местный геолог и ювелир Николай Кравец. Всем желающим они выдают мешочки для сбора минералов, а нескольким представителям сильного пола — по кирке. По договорённости с руководством местного предприятия участникам экспедиции разрешили собирать камни, прежде всего — малахит. Его мелкие кусочки на дне карьера видны повсюду. Однако вскоре некоторым повезло больше — нашли настоящие глыбы, из которых можно было выколоть вполне крупные образцы. Именно этим они и занялись.

Сбор малахита увлёк многих. Директор Екатеринбургского рекламного центра «Звезда» Марина Царёва решила, что с этого дня начинает коллекционировать минералы.

— Никогда не думала, что это так интересно. Все камни наособицу, со своим неповторимым рисунком. Если их обработать, отшлифовать, это же будет неописуемая красота! — делится она впечатлениями.

Однако вскоре внимание многих привлекли развалины древних рудничных штреков.

— Шахту здесь давно обрушили, — рассказывает А. Попов. — Добычу стали вести открытым способом. Однако деревянный лиственный крепёж сохранился.

Действительно, по всем бортам карьера виднелись небольшие ходы, штреки.

Смельчаков, пожелавших заглянуть в них, нашлось немало. Ведь где-то здесь ходил сам Гумбольдт.

Однако, по словам наших экскурсоводов, здесь он задержался ненадолго. Уже на следующий день отправился в район Висима. Сохранились воспоминания инженера Меншенина. Он писал, что путь на прииски лежал через густые таёжные леса. Там, где лошади пройти не могли, путешественники пробирались пешком, по едва видимым тропинкам, заваленным деревьями.

Известно, что Гумбольдт останавливался у горы Белой, обследовал её. Сейчас здесь — известный горнолыжный комплекс. Но удача его ждала не здесь, а в нескольких километрах от этого места, близ посёлка Уралец. Здесь Гумбольт обнаружил уникальное месторождение, каких в мире ещё не было. Уникальность заключалась прежде всего в том, что данное месторождение оказалось коренным, без примеси золота. Чистая платина! Об этом Гумбольдт тут же направил сообщение министру финансов Канкрину, чем обрадовал его.

Платины Гумбольдт нашёл тут много, в том числе самородков. Один из них весом в полфунта увёз в качестве трофея и научного образца с собой. К сожалению, судьба этого самородка неизвестна. Кстати, во время своих изысканий здесь Гумбольдт впервые применил метод геомагнетизма, что тоже было научным шагом вперёд.

Найденное им месторождение не оскудело до сих пор.

Конечный пункт нашего маршрута — именно сюда. Это Соловьёвский прииск (рядом — гора Соловьёва). Сейчас здесь работают старатели из ООО «Магистраль».

Туристов встречает начальник участка Владимир Кононов. Ведёт непосредственно к месту промывки «белого золота». Это не драга, как обычно, а гидромонитор.

— Секретов никаких нет, — рассказывает он. — Технология добычи самая обычная, с помощью воды.

Однако выглядит это впечатляюще. Особенно промывка. Издали кажется, что бьют над землёй мощные фонтаны.

Технологический процесс таков. Руду подвозят к месту промывки самосвалами. Выгружают в большое своеобразное металлическое корыто с высокими бортами. А затем направляют водяную пушку. Вода под напором от пяти до семи атмосфер бьёт с такой силой, что сбивает человека с ног. Брызги летят на десятки метров вокруг. После того, как руда промыта, она поступает на своеобразный транспортёр, точнее — на специальные движущиеся резиновые коврики. Как раз на них и оседают мельчайшие частицы платины.

— В день намываем примерно 100–150 граммов металла, — говорит Кононов. — Самородки попадают редко. Последний раз находили в 1994 году. Весил аж 630 граммов!

Туристам в этот день, можно сказать, подфартило. Увидели они и саму платину. Точнее, её мельчайшие крупицы. Для них была устроена показательная ручная промывка. В небольшом ковше на фоне чёрного дунитового песка крупинки «белого золота» блестели, словно звёзды в ночном небе…

Экскурсия подходила к концу, но разговоры о Гумбольдте, его вкладе в развитие старательства и вообще науки на этом в тот день не закончились. По рассказам наших гидов, Гумбольдт оставил на Среднем Урале и другой свой след — организовал в Екатеринбурге пункт для постоянных метеонаблюдений. Место для этого выбрал удачное и ныне всем известное — это метеогорка. Так благодаря ему вот уже 180 лет (тоже, кстати, дата!) на Среднем Урале ведутся метеонаблюдения за погодой.

Жил он во время пребывания в Екатеринбурге на берегу Исети (ныне это дом № 7 по улице Чапаева). Не так давно на стене этого дома открыта в его честь памятная доска. Так же на Северном Урале одну из вершин альпинисты назвали горой Гумбольдта.

Как видим, уральцы помнят и чтут немецкого учёного.

В связи с юбилеями и Гумбольдтовскими днями в Екатеринбурге произошло ещё два приятных события — немецкая делегация подарила ректору УрГУ Д. Бугрову внушительный том трудов Гумбольдта, изданных в Германии. Аналогичный подарок сделан и Нижнетагильскому музею-заповеднику.

Открывая «круглый стол», а по сути научно-практическую конференцию, посвящённую Гумбольдту, Д. Бугров отметил, что этот учёный был, пожалуй, одним из последних в мире энциклопедистов, знатоком в различных областях. Позднее в науке началась специализация, тем не менее многие его труды не утратили актуальности и по сей день.

Сам же Гумбольдт, подводя итоги своей экспедиции, выступая с речью в Петербургской Академии наук, сказал: «Я твёрдо уверен, что очень скоро в золотых и платиновых россыпях Урала будут открыты ещё и алмазы… Урал — настоящее эльдорадо, которое так упорно искали испанцы в Америке!..».

Он и тут оказался прав! В том же 1829 году на Крестовоздвиженских промыслах был обнаружен первый в России алмаз… Однако это уже — совсем другая история.

Анатолий ГУЩИН,
"Областная газета", 12.09.2009 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (26)