Личность в истории >

К «ДЕЛУ» ПРИЧАСТЕН

Романовская компания с открытием останков сопровождалась рядом выставок из экспонатов рассекреченных российских фондохранилищ. Особый интерес предавали зарубежные появления.

Аппартаменты дома инженера ИпатьеваСенсацией стали около ста следственных снимков из архива Н. Соколова, отпечатанных со стеклянных негативов, переданных в Генпрокуратуру России бароном Фальц-Файном и князем Орловым из Франции. Часть отпечатков (дубли) по просьбе А.Н. Авдонина переданы в екатеринбургский фонд «Обретение» и экспонировались в областном краеведческом музее на выставке «Романовы. Возвращение в историю». Некоторые из них, широко известные по публикациям, воочию предстали в более качественном виде.

На самом тиражируемом снимке «Вид расстрельной комнаты» вдруг стало просматриваться в правом нижнем углу клеймо «Н. Введенский, Екатеринбург». Такую атрибуцию обычно ставит сам фотограф штампиком (рельефное тиснение) на первых отпечатках. В выставочном экземпляре рельефа уже нет, только его видимость, то есть «французские» стеклянные негативы не первой свежести, а являются пересъемкой, репродукцией.

Аппартаменты дома инженера ИпатьеваВ одном из зарубежных фотоальбомов – «Николай и Александра» - удалось увидеть целый ряд «введенских» снимков: «Внешний вид дома с забором», «Лестница внутри дома в подвал», «Зала с аркою», «Расстрельная комната со следами пуль», «Игрушки Алексея», «Иконы». Все с клеймом, даже размеры оригинальных негативов указаны: 10,5х15,5 см; 11,5х16,5 см; 19х28 см.

При следственной комиссии была организована специальная фотолаборатория, руководил ею Роберт Вильтон, корреспондент английской газеты «Таймс», аккредитованный при Колчаке. Фотографировал и сам следователь Соколов. Но первыми уликами в сем «Деле» навсегда останутся снимки, сделанные Н. Введенским.

Фотографи Н. Введенский. 1914 годНиколай Николаевич Введенский (1885-?), сын чиновника, окончил мужскую гимназию, учился в столичном университете. Ввиду отсутствия родительского вспомоществования вернулся, стал почтовым служащим. Не хлебом единым: член музыкального общества, член правления публичной библиотеки имени Белинского, позднее – член президиума екатеринбургского аэроклуба. Активно сотрудничал с Уральским обществом любителей естествознания (УОЛЕ), ездил на полевые работы, фотографировал археологические раскопки, ботанические редкости и прочее. Известен альбом снимков «Соймановская долина» (Южный Урал): на одной из карточек высокий молодой человек с фотоаппаратом – сам Н.Н. Введенский.

В 1911 году становится профессионалом: «Первая Уральская передвижная фотография Н.Н. Введенского. Работы вне павильона. Снимки зданий, групп и прочее в городе и окрестностях». Выпускает серию открыток с «Видами Урала» и около 50 «Видов Екатеринбурга». Его репортажные снимки «Гимнастические упражнения учениц екатеринбургской женской гимназии Румянцевой» (1912 г.) удостаиваются бронзовой медали на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге.

Последний дворец послежнего царя. Дом Ипатьева, 1918 годВ декабре 1913 года Введенский оседает: покупает «Фотографию братьев Козловых» на Златоустовской улице, 22 (угол ул. Р. Люксембург и Энгельса, дома уже нет). Выписывает опытного фотопортретиста из Москвы – «из Придворной фотографии г. Трунова, по личной рекомендации». Сам же предпочитает работы на выезде.

Обложка первой книги об убийстве царской семьиПо заданию УОЛЕ Н.Н. Введенский обслуживает почетных гостей: норвежского ученого Ф. Нансена (экскурсия по городу) и Великую Княгиню Елизавету Федеровну (фотографирует на Каменных палатках). Фотография Строительной комиссии Горного института (с Н. Ипатьевым) – тоже его работы.

С 1914 года Н.Н. Введенский кооперируется с Я.М. Юровским: становятся совладельцами «Моментальной фотографии» на Покровском проспекте, 42. Связь не пошла дальше коммерческих целей. После 1917 года они оказались по разные стороны баррикад: Юровский стал красным чекистом и… главным расстрельщиком в подвале дома Ипатьева. Введенский фиксировал следы этого злодейства уже для белых. В материалах следствия есть упоминание об оплате: «Всех фотографических снимков с дома Ипатьева по распоряжению следователя екатеринбургского суда Сергеева было сделано восемь».

Известны его «Парады белых войск в Екатеринбурге» и «Фронтовые моменты». Вскоре фортуна изменила белым. Бежал с ними и Н. Введенский. На Златоустовской, 22 объявилась фотография «Политпросвет», обслуживающая Советскую власть («Члены партии фотографируются бесплатно!»).

На упомянутой выставке «Возвращение в Историю» всплыл – из фондов краеведческого музея – еще один «введенский» экспонат, на его фирменном бланке – портрет П.М. Быкова, члена того самого Уралсовета 1918 года и автора первой просоветской книжки «Последние дни Романовых» 1926 года.

В музее Фотографии («Дом Метенкова») представлены и портретные (заказные) и видовые работы Введенского. И лично он с супругой. Как-то пришла женщина: «Это мой дядя, я его никогда не видела, вот только теперь, у вас…»

Евгений БИРЮКОВ
«Уральский фотограф», № 03 (03), июнь 2008 г.

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (31)