Личность в истории >

ВЛАДИМИР ТРОШИН. НЕПОВТОРИМЫЙ

Экономика и техника интернациональны, культура и религия национальны. В эпоху мировой глобализации, во всеобщей суете сует, важно не потерять свое, родное. Говорят, что в мировом списке культурных ценностей Россия первенствует в трех разделах: древняя русская икона, русский классический балет и русская советская песня. Балет для балетоманов, иконы для искусствоведов и людей глубоко верующих. Песня для всех и на каждый день — «Она строить и жить помогает, она, как друг, и зовет, и ведет».

певец Владимир ТрошинВ двадцатом веке в нашей стране одновременно появились гениальные песенники по всей цепочке — композиторы, поэты, исполнители. Величайшие профессионалы, и каждый из них делал свою работу восхитительно. Когда же народился вариант «три в одном», то «узкие специалисты» отошли на второй план. Никиту Богословского спросили, почему он не стал писать музыку для песен, он ответил: «Не для кого писать. Не стало исполнителей».

Революция 1991 года сломала не только политику и экономику, но и породила в России шоу-бизнес. Новые «звезды» практически приватизировали телеэкран и заглушили русскую песенную классику, оттеснив настоящих мастеров великого жанра. В небытие ушли композиторы, поэты и исполнители. Их, как и всех «совков», обвинили в застое и несоответствии рыночной экономике. Обрекли на страдания духовные и материальные. В число опальных попал и выдающийся эстрадный певец, артист МХАТа и кино, народный артист России, лауреат Государственной (ещё Сталинской) премии Владимир Константинович Трошин.

Известный артист и режиссер Всеволод Шкловский, приветствуя своего друга Владимира Трошина в ЦКЗ «Россия» по случаю установления персонального знака на «Аллее звёзд», сказал: «Незаменимых людей не бывает, бывают неповторимые. Трошин — неповторимый». В тот же вечер композитор Андрей Эшпай отметил, что «Трошин больше двух тысяч песен исполнил и ни одной не испортил». А ведь в пору сумасшедшей популярности певцу предлагали для первого исполнения свои произведения лучшие авторы. Даже самодеятельные сочинители обращались с просьбами, и Трошин мог из простенькой песенки сделать хит. Он старался никому не отказать. Его удивительная музыкальность и душевность, гармоничное сочетание вокального и драматического начал, интуиция и художественный вкус позволяли доводить песню до уровня шедевра.

Слава «исцелителя» песен закрепилась за Владимиром Константиновичем после истории с «Подмосковными вечерами». Первым их исполнителем стал весьма известный оперный баритон, не сумевший выразить замысел автора и не произведший впечатления на строгую отборочную комиссию. Песня казалась обреченной. Трошин, случайно познакомившись с творением Соловьева-Седого, едва уговорил маститого композитора на повторное, собственное, исполнение. «…Вечера» записали, «показали» по радио, и утром певец проснулся знаменитым. Сначала на всю страну, а потом и на весь мир. Народ сразу оценил будущего песенного гения. Трошин даже нотами не пользовался. Ему достаточно было наиграть мелодию, и богатое воображение мастера создавало вокальную аранжировку со всеми тонами и полутонами, душевной окраской и драматической четкостью.

У таланта всегда много не только поклонников, но и завистников, недоброжелателей. Трошин, по природной скромности, не умел и не хотел толкаться локтями. Напротив. Он часто отказывался от выступлений по телевидению, опасаясь примелькаться публике. Кто есть кто в песенном жанре, как, впрочем, и везде, определяется в особо ответственные моменты. В творческой биографии Владимира Константиновича немало таких.

Вскоре после победного завершения Великой Отечественной, когда авторитет Советского Союза был чрезвычайно велик, мир пожелал поближе познакомиться со всем русским, в том числе и с кино. Для показа в США выбрали «Веселых ребят», но с условием, что исполнитель песен должен быть другим. Предложили Трошина. Получив предложение, он усомнился в возможности этого при живом Утесове. Его успокоили: «Все согласовано». Когда это свершилось, на родине скандал был невероятный. Леонид Осипович оказался не в курсе, и Трошина обвинили в непорядочности. Долго пришлось «отмываться» без вины виноватому. В СССР фильм в этой версии так и не показали.

А вот более приятные эпизоды того времени. С единственным концертом в Москву приехала Марлен Дитрих. Ей уже трудно было петь два часа подряд, и на второе отделение подбирали певца соответствующего уровня. Опять — Трошин. Успех был большой и обоюдный. Примадонна подарила молодому коллеге фотографию с автографом. Концерт запомнился публике на долгие годы, даже отметили пятидесятилетие столь выдающегося события в музыкальной жизни столицы. Только вот шоумены Трошина на торжество пригласить позабыли..

В 1961 году в большой тайне готовился первый полет человека в космос. Приказано было и специальную «космическую» песню сочинить. Поручили Оскару Фельцману, а тот подбирал первого исполнителя «без права на ошибку». Успех песни «Заправлены в планшеты космические карты» был адекватен подвигу Юрия Гагарина. Космонавты навсегда полюбили Владимира Трошина, который часто гостил в Звездном городке и немало еще спел о космосе и космонавтах. Именно академия космонавтики проявила большую настойчивость в установлении персонального трошинского знака на «Аллее звезд». А Оскар Фельцман, переживший певца, на гражданской панихиде и сказал самые теплые слова о своем любимом исполнителе.

Мы лично познакомились с Владимиром Константиновичем в августе 1991 года, за неделю до ГКЧП, положившего начало новому этапу в жизни России. Город-завод Михайловск, родина Трошина, отмечал тогда шестидесятилетие своего пребывания в статусе завода по обработке цветных металлов. А действовать он начал в 1808 году как железоделательный. С этого времени Трошины здесь и обосновались. Пращур Владимира Константиновича — Филипп Трошин был в числе первостроителей Михайловского завода: обеспечивал финансами стройку, бумажные деньги возил на лошади. Лихая тройка неслась с железнодорожной станции на стройку, и зычный голос Трошина просил прохожих не задерживать движенье. В семье из поколения в поколение передавались слова деда: «Деньжищ я перевозил на стройку столько, что из них плотину можно было бы выложить».

Местные руды были бедными, поэтому металл экономили и делали из него самую тонкую продукцию. Толщину железного листа из-за отсутствия микрометров измеряли в фунтах на квадратный аршин и, если пересчитать этот показатель в микроны, фольга получается. От поколения к поколению передавалось тонкое мастерство металлистов. И не случайно михайловцам в войну доверили выпускать самый тонкий термобиметалл для авиационных приборов, а в 1948 году здесь впервые в СССР было организовано промышленное производство алюминиевой фольги, а к началу 80-х Михайловск стал фольгоградом страны.

Владимир Трошин не стал фольгопрокатчиком, но склонность предков ко всему тонкому и изящному не могла не завязаться в характере и в мироощущении. Его артистическое искусство точно фольга — тонкая и блестящая. А принадлежность к «роду гамаюнов» — так называют в обиходе его земляков с малой родины — отразилась в характере. Музыкальность, жизненная стойкость и вера в лучшее. Он любовался природой родных мест, которые называют уральской Швейцарией, и с удовольствием приезжал сюда. Земляки, правда, обижаются: знаменитый москвич мог бы и побольше уделять внимания родному городу. Но, во-первых, инициативы от местного руководства просто не было, а во-вторых, жизненный график артиста был невероятно плотен, и он фактически себе не принадлежал.

А все началось в 1943 году, в самый разгар войны. Трошины тогда жили в Свердловске. Глава семейства Константин Михайлович, токарь высочайшей квалификации, еще в 1935 году откликнулся на призыв осваивать развивающийся завод-заводов Уралмаш, куда со всего Урала, со всей страны собирали лучшие кадры. С началом войны он был мастером на снарядном участке и считал, что головой отвечает за каждое изделие, а потому почти не выходил из цеха. Этот могучий от природы человек (кстати сказать, обладатель замечательного голоса и солист народного оперного театра в Михайловске) в буквальном смысле сгорел на производстве: умер в 1942 году. Старший брат Михаил, летчик дальней бомбардировочной авиации, был на фронте, в числе первых бомбил Берлин еще в начале войны. Шестнадцатилетний Владимир, будучи таким же ответственным и совестливым, как брат и отец, знал, что вот-вот подойдет и его черед, не падал духом. Учился в школе, занимался в художественной самодеятельности и был замечен.

В начале 1943 года в Свердловске отобрали молодые таланты в открывающуюся в Москве школу-студию МХАТ. Друзья, прознав об этом, просто заставили Володю участвовать в испытаниях, и он победил в огромном конкурсе. Сам Иван Михайлович Москвин разглядел в нем артистический талант. Трошина зачислили в лучшую артистическую школу страны, и он немало удивлялся этому. Он готовил себя к любой другой школе — танкистов, летчиков, так нужных фронту в разгар войны, а его вот в артисты определили и дали бронь. Противиться было нельзя, и Владимир Трошин посчитал свою приписку к театру, которая, может быть, сохранила ему жизнь, священным долгом и никогда не изменял своему назначению военного времени.

На пике песенной популярности ему бы совсем уйти на эстраду и стать там лидером. Но не мог покинуть боевой пост. Хоть положение его и других молодых артистов в театре было не очень завидным. Правда, в 1949 году спектакль МХАТа «Вторая любовь» получил Сталинскую премию, и Трошин оказался в числе лауреатов. Но дальше творческий рост замедлился. Во-первых, мэтры (Б. Ливанов, М. Яншин, А. Грибов) прочно «сидели» на главных ролях и ходу молодежи особенно не давали. Во-вторых, Трошин считался «неболеющим» артистом и дублеров ему не назначали, а потому отлучки на песенные гастроли или на киносъемки не разрешались. Вся побочная деятельность допускалась только в свободное от театра время. Так что 35 лет непрерывной службы во МХАТе были периодом работы практически без выходных и отпусков.

Эстрадная популярность еще и усложняла его положение в труппе. В те времена самой ответственной считалась роль Ленина. Доверяли ее самым-самым. Во МХАТе образ Ильича создавал знаменитый Алексей Грибов. Однажды он занемог, искали замену. Пробы лучше всех прошел Трошин. Но аксакалы решили: не поймет публика театр, если роль вождя мировой революции будет играть «исполнитель эстрадных песенок». Так и не дали Трошину войти в «калашный ряд». Обижали артиста и по делам более мелким. Квартиру не давали. Предполагали, что у него столько левых деньжищ, что целый дом купить может. И зарплату ни разу не прибавили по этой причине. Зато благотворительных, совсем бесплатных концертов на долю Трошина доставалось больше всех. Его обязательность и отзывчивость кто только не эксплуатировал. И долгие годы при этом они ютились с супругой Раисой Тимофеевной и мамой Анной Ивановной в комнате с печным отоплением.

Удивительный талант Владимира Трошина сравнивают с творческим гением Федора Шаляпина. Нет, они мало похожи физически. Русский богатырь Шаляпин, обладатель несравненного баса и невероятной артистической силы, после первого своего выступления в миланском театре «Ла Скала» в 1901 году объехал с гастролями весь мир и прочно занял место мирового вокального лидера до самой кончины в 1938 году. Обладатель мягкого голоса и мягкой внешности Владимир Трошин, в условиях железного занавеса и полной зависимости от МХАТа, не мог себе завоевать популярность такого масштаба. Но, по словам его друга, известного спортивного комментатора Николая Озерова, побывавшего во многих странах, трошинские пластинки крутили даже в африканских деревнях.

Сочетание удивительного тембра, глубокой задушевности и проникновенности, вокальных и драматических качеств, уход от «бельканто», формального прочтения нот, явление в певческом искусстве крайне редкое. А Шаляпину и Трошину было это отпущено в полной мере. Именно поэтому великий Качалов, хорошо знавший обоих, сказал Трошину: «Ты напоминаешь мне Федора». Сравнение это мне приходилось слышать неоднократно. Так, при первой встрече в Михайловске в 1993 году, Геннадий Заволокин называл Владимира Константиновича своим кумиром, ставил его в ряд выдающихся русских певцов и упоминал при этом Шаляпина. Совсем недавно, в ЦКЗ им Чайковского, на бенефисе В.К. Трошина по случаю его восьмидесятилетия, Лев Лещенко откровенно признался многочисленной публике, что у него два настоящих учителя — Шаляпин и Трошин. Под этими словами наверняка подпишутся и другие артисты. Знаменитая Алла Баянова, основная часть артистической деятельности которой прошла за рубежом, вернувшись на родину, сразу отдала пальму первенства среди исполнителей современной русской песни Владимиру Трошину и называет себя поклонницей его таланта.

Заканчивая сравнения Шаляпина и Трошина, отмечу еще одну их общую черту — интеллигентность. Не аристократичность и не элитарность, на которые претендуют многие современные деятели искусства, а именно интеллигентность как качество, возвышающее простую человеческую личность. Откуда оно в таком количестве у «интеллигентов в первом поколении»? Шаляпин — сын вятского крестьянина, Трошин — уральского рабочего. Обоим повезло, что жизнь выдвинула в столицы, в среду выдающихся деятелей искусства, по-настоящему интеллигентных людей, радеющих за народные таланты. Своим становлением Шаляпин обязан Дмитрию Усатову и Савве Мамонтову, Трошин — Ивану Москвину и Василию Качалову.

Владимир Константинович, при всей своей скромности и высокой требовательности к себе, не мог не оценивать уровень своего творческого дарования. Он бы мог возгордиться и давно «поставить себя на пьедестал», как это делают некоторые его коллеги. Не было в Трошине обостренного честолюбия. Он в душе оставался тем простым рабочим парнем, какими были его уральские предки. Настоящий талант не выпячивает себя, а прислушивается к другим. С большой теплотой до последних дней Владимир Трошин говорил о Клавдии Шульженко и Лидии Руслановой, Марке Бернесе и Леониде Утесове. Он учился у них, хотя Бернес откровенно признавал, что так, как Трошин поет «Подмосковные вечера», все равно не спеть.

Круг увлечений Владимира Константиновича не ограничивался театром, кино и эстрадой. Очень теплые отношения у него были с хранителем Пушкиногорья Семеном Гейченко и знаменитым оперным басом Максимом Михайловым. Особая аура в семье создавалась через супругу — Раису Тимофеевну. Она была балериной (как и жена Шаляпина Иола Тарнаги), ее братья Леонид и Юрий Ждановы — танцовщики Большого театра, были сценическими партнерами Галины Улановой, а затем и преподавателями знаменитой балетной школы. Связь с высоким искусством никогда не прерывалась, но и не ограничивалась им. Владимир Константинович, будучи человеком веселого нрава и необычайного остроумия, дружил с Владимиром Высоцким и Михаилом Пуговкиным. Его деятельная натура не позволяла быть в стороне от общественных дел, он стал академиком Академии национальной безопасности, обороны и правопорядка.

Связь с Уралом была постоянной, и здесь надо отдать должное племяннице — Нине Павловне Ерофеевой, известной журналистке, заслуженному работнику культуры РСФСР. Последний концерт Трошина на родине состоялся 1 июня 2006 года. В нем принимали участие его друг, известный московский бард Игорь Симоновский, с ним Владимир Константинович записал последний диск. Состоялась и символическая передача творческой эстафеты Валерию Топоркову, которого высоко оценил как исполнителя патриотической песни. Концерт, как и все выступления Трошина, завершился «Подмосковными вечерами», которые пел весь зал.

«Подмосковные вечера» — не просто творческая удача Владимира Трошина. Песня стала гимном Московской области и музыкальной визитной карточкой России. Это великий памятник той самой песне советского периода, которая признана как «культурный бренд России». Феномен этот родился в период тоталитарного режима. Композиторы, поэты, исполнители находились в жестких идеологических рамках и многие их гениальные творения вообще не увидели свет. Но то, что осталось и стало достоянием публики, безусловно, бесценное наследие, милое сердцу народному.

Владимир Константинович был человеком ответственным до педантизма. Помнится, я зашел к Трошиным попрощаться после его бенефиса 29 апреля 2003 года в ГКЗ «Россия», застав Владимира Константиновича за сборами. Его заранее пригласили на юбилейный концерт ветераны ансамбля песни и пляски Российской армии. И триумфатор, несмотря на усталость, отправился на метро «к месту назначения» и не вспоминал о том, что несколько часов назад Москва ему рукоплескала, салютовала у стен Кремля и готова была носить кумира на руках.

Последние месяцы своей земной жизни Владимир Константинович провел на больничной койке. Оркестр «Вивальди», с которым он успешно работал, отправлялся в Санкт-Петербург, где отмечали годовщину прорыва блокады. Обостренное восприятие войны было выше запретов врачей и супруги. Он поехал. И выступил с блеском, под рукоплескания стоявшей публики. Это был славный финишный рывок великого артиста, которому каждый может позавидовать. А ведь перед концертом забывчивые продюсеры не взяли Трошина в автобус и продержали полтора часа на холоде. Он терпеливо и безропотно дожидался (неудобно будет, если приедут и не застанут) и только в «цейтноте» остановил такси.

Владимир Трошин основную часть жизни прожил в суетной столице, и простое человеческое общение ему было крайне необходимо. Приезжая на малую родину, он «отмякал» душой. Заботливо и трепетно относился к уральским родственникам и к новым друзьям. Мы дружили семьями. Не были закадычными друзьями, и сдержанный в выражении чувств Владимир Константинович не выказывал каких-то особенных эмоций. Разговоры чаще всего велись вокруг повседневных дел, которыми он всегда живо интересовался. Удивительной кажется надпись на конверте диска, который он прислал в Михайловск. Он благодарит Бога за то, что послал ему редчайшую дружбу.

На последнем году жизни Владимира Константиновича вышла, наконец, книга воспоминаний с подробным жизнеописанием артиста. Но теперь он уже не напишет труд специальный — о русской песне, о важности для русского народа его собственного искусства, о музыкальном воспитании молодежи. Богатое творческое наследство великого артиста до сих пор мало кого интересовало. Все идет по схеме: «Что имеем — не храним, потерявши плачем». Вряд ли Москва будет заниматься увековечиванием памяти и творчества Трошина. Для них он «отработанный материал». Самое время на Урале взяться за трошинскую тематику. Во многих регионах России свято чтят память своих земляков. Крупномасштабные фестивали, например, проходят на Алтае в честь Василия Шукшина и Михаила Евдокимова. Опорный край державы должен быть опорным по всем статьям и в настоящем искусстве тоже.

Владимир Трошин, наш выдающийся и неповторимый земляк. В 2006 году ему присвоено звание «Почётный гражданин Свердловской области». Он достоин увековечения памяти на родной земле, но еще большее значение имеет сохранение его творчества и использование для воспитания молодежи самого массового и доступного для народа жанра — русской песни.

Сергей ЯКИМОВ
"Областная газета", 08.07.2008

 

 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (20)